30 сент. 2018 г.

“Обнаженная” (“Naked”) в Trap Door Theatre. Первый спектакль юбилейного сезона



Чикагская “Ловушка” (Trap Door Theatre) открыла юбилейный, двадцать пятый сезон! Открыла, как всегда, премьерой - спектаклем “Обнаженная“ (“Naked“) по роману Луиджи Пиранделло (перевод - Нина да Винчи Николс). Режиссер - Кей Мартинович. В ролях: Тиффани Бедвелл, Амброуз Каппуччио, Даррен Хилл, Мануэла Рентеа, Кит Сарни, Нора Лиз Алри, Боб Уилсон.




Итальянский писатель Луиджи Пиранделло - интереснейшая фигура в западной культуре первой половины XX века. Он начинал как поэт, потом стал писать романы и закончил литературную деятельность пьесами, которые до сих пор активно ставятся по всему миру. Герои ранних литературных опытов Пиранделло сродни героям веристских опер Пуччини: простые люди, меняющиеся под напором обстоятельств. С течением времени автор становится все более пессимистичным, уходит в абсурд, объявляет о ничтожности жизни и провозглашает Игру единственным фактором сопротивления иллюзорности существования. В 1934 году Пиранделло получил Нобелевскую премию с формулировкой “за творческую смелость и изобретательность”. Он умер в 1936 году в Риме мэтром драматургии и признанным классиком.




Самые известные пьесы Пиранделло – “Шесть персонажей в поисках автора” (1921), “Чужой сын” (1923), “Джара” (1925). Спектакль “Обнаженная“ создан по одноименному раннему роману писателя, вышедшему в свет в 1901 году. Мы встречаемся с главной героиней в центре Рима. Молодая женщина с чемоданом в руке в отчаянии, откуда-то приехала, боится окружающих... Первым, кого она встречает в новом месте, оказывается умудренный опытом писатель. По мере развития событий приоткрываются некоторые факты ее прошлой жизни...




Чикагский режиссер Кей Мартинович пятый год является ассистентом профессора Школы театра и танца Северо-Восточного Иллинойского университета (Northeastern Illinois University). После “Ловушки” в планах у Кей – постановка спектакля “Отец” (“The Father”) по пьесе Флориана Зеллера в Remy Bumpoo Theatre (Чикаго).



В рамках недавно открывшейся новой программы театра “Trap Open Series“ по воскресеньям и понедельникам с 21 октября до 5 ноября состоится показ спектакля There is No Power For The Electric Chair по пьесе болгарского драматурга Александра Секулова (перевод - Холли Карапеткова) в постановке чикагского актера Златомира Молдованского.



В дальнейших планах театра - спектакль Old Woman Broods по пьесе Тадеуша Розевича в постановке актрисы театра Николь Виснер (13 декабря 2018 года - 19 января 2019 года) и специальный полуторамесячный фестиваль “25/25 Festival, посвященный юбилею театра (14 февраля - 30 марта 2019 года). Режиссер - художественный руководитель театра Беата Пилч.



Trap Door Theatre - один из немногих, постоянно гастролирующих американских театров. В октябре 2018 года коллектив представляет театральное искусство США на Международном театральном фестивале Matei Visniec-from National to Universal в Кишиневе (Молдова). Среди участников фестиваля - двадцать два театра из Бразилии, Франции, Японии, Греции, Италии, Турции, России, Польши, Германии, Великобритании, Венгрии и других стран. Trap Door Theatre покажет недавнюю премьеру, спектакль “Западный экспресс“ (“Occidental Express“) по одноименной пьесе Матея Вишнеча (перевод – Ник Оуде) в постановке Иштвана Сабо (полная тезка кинорежиссера). В планах Trap Door - гастроли с этим спектаклем по городам Венгрии, Румынии и Молдовы.



Nota bene! Спектакль “Обнаженная“ идет до 27 октября в помещении Trap Door Theatre по адресу: 1655 West Cortland Avenue, Chicago, IL 60622. Билеты - $20 по пятницам, $25 - по субботам. Специальное предложение: по четвергам два билета продаются по цене $20. Билеты на этот и другие спектакли сезона 2018-19 годов – по телефону 773-384-0494 или на сайте театра www.trapdoortheatre.com. Там же вы найдете информацию об истории создания и сегодняшнем дне театра.



Фотографии к статье:

Фото 1-4. Сцены из спектакля “Обнаженная”. Все фото – Крис Попио

29 сент. 2018 г.

Чикагский симфонический центр представляет... Концерты 27 сентября – 6 октября 2018 года



Новый, сто двадцать восьмой сезон Чикагского симфонического оркестра (далее - ЧСО) начался с русской музыки. В парке “Миллениум” состоялся грандиозный бесплатный “Concert for Chicago” двух оркестров: ЧСО и Civic Orchestra. Среди произведений прозвучала торжественная увертюра “1812 год” П.Чайковского. Оркестром дирижировал его музыкальный руководитель Риккардо Мути.

В первой программе оркестра в Симфоническом центре маэстро Мути объединил Симфониетту С.Прокофьева (первое исполнение ЧСО) и Тринадцатую (“Бабий Яр”) симфонию Д.Шостаковича для солиста (А.Тихомиров), хора басов и оркестра на стихи Е.Евтушенко.

Русская музыка продолжит звучать и во второй программе ЧСО.




27-29 сентября, 8.00 pm. ЧСО под управлением Р.Мути исполнит увертюру к опере “Дон Жуан” и Сороковую симфонию В.А.Моцарта, симфоническую сюиту “Шехерезада” Н.Римского-Корсакова.

После первой программы вторая выглядит почти хрестоматийной - одно произведение известнее другого. Интересно здесь сочетание имен Моцарта и Римского-Корсакова. Их объединяла идея первичности музыкального начала в опере. Оба композитора отрицали важность либретто, при этом оба работали с лучшими литераторами своего (и не только) времени: Моцарт – с Да Понте (“Свадьба Фигаро”, “Дон Жуан”, “Так поступают все”) и Шиканедером (“Волшебная флейта”), Римский-Корсаков – с Пушкиным (“Сказка о царе Салтане” и “Золотой петушок”), Гоголем (“Майская ночь”), Островским (“Снегурочка”), Меем (“Псковитянка”, “Царская невеста”), Бельским (“Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии”). В 1897 году русский композитор представил венского гения в качестве своего героя (опера “Моцарт и Сальери” по мотивам поэмы Пушкина).

“Шехерезада” – музыкальные впечатления Римского-Корсакова от средневекового сборника сказок “Тысяча и одна ночь”. В беседе со мной Риккардо Мути сказал:  “Шехерезада” - произведение известное. Много раз оно исполнялось, но всегда с многократно преувеличенными эмоциями, ложными сантиментами, и т.д. Я попробую исполнить “Шехерезаду” так, как задумал композитор. Это прекрасное сочинение большого специалиста в симфонической музыке. Не случайно ведь многие великие композиторы XX века были учениками Римского-Корсакова”.

Интересную характеристику Римского-Корсакова дал мне несколько лет назад английский музыковед и композитор Джерард Макберни. Одиннадцать лет он вел в Симфоническом центре серию концертов под общим названием “Beyond the Score”. Он великолепно образован, прекрасно знает историю музыки, блестяще (даже с каким-то особым московским диалектом) говорит по-русски. Его брат Саймон Макберни – режиссер, руководитель британской театральной компании Complicite. В начале восьмидесятых Джерард Макберни учился в Московской консерватории, был учеником Эдисона Денисова и Романа Леденева. За те одиннадцать лет, которые он жил и работал в Чикаго, мне часто удавалось побеседовать с Макберни. В основном, наши беседы касались русских композиторов. Вот что он рассказывал о Римском-Корсакове и влиянии его музыки: ”Николай Андреевич существует несколько обособленно в русской культуре конца XIX - начала XX веков. С одной стороны - типичный пример человека шестидесятых годов с его квазипротестантским подходом к истории, скромностью и провинциальным взглядом на иностранное искусство. Он боится Запада. Самая худшая черта русского характера - провинциальная реакция на угрозы из-за границы. Однако поздние сочинения Римского-Корсакова (“Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии”, “Кащей Бессмертный”, “Золотой петушок“) не только отражают его нездоровый интерес к Вагнеру, но и удивительный дар красоты. Мне кажется, эти сочинения пропитаны эстетикой Фаберже... Сочинения Римского-Корсакова обожал Дягилев. Одними из его первых парижских спектаклей были “Шехерезада” и “Золотой петушок”. При этом сам композитор не испытывал к Дягилеву никакой симпатии... У Николая Андреевича учился Стравинский, он был в близких отношениях с детьми композитора: Андреем и Володей. Когда слышишь ранние произведения Стравинского (“Фейерверк”, “Фантастическое скерцо”), они кажутся продолжением музыки Римского-Корсакова. Даже отдельные элементы “Жар-птицы” – при том, что это гигантский шаг вперед в творчестве молодого композитора, - взяты у учителя... Не получивший музыкального образования, выпускник Морского кадетского корпуса Петербурга Римский-Корсаков стал академичным человеком и строгим профессором. Он был забавный человек! Однажды решил, что ничего не понимает в полифонии. Сидел все лето, писал фуги и посылал их по одной бедному Чайковскому. Сто пятьдесят фуг! Он как будто все время хотел кому-то что-то доказать... Музыка Мессиана вся наполнена влиянием Римского-Корсакова. И не только Мессиана. “Дафнис и Хлоя” Равеля – “любовное письмо” Римскому-Корсакову...”.

Перед началом концертов (6.45 pm) на втором этаже Симфонического центра (27 и 29 сентября, Grainger Ballroom; 28 сентября, Armour Stage) состоятся тридцатиминутные беседы дирижера Карла Грапентина об исполняемых произведениях.




30 сентября, 2.00 pm. Первый в новом сезоне концерт в Художественном музее из серии ”Art Institute Chamber Series”. В программе: Терцет для двух скрипок и альта А.Дворжака, Фортепианный квинтет А.Шнитке, Большой концертный дуэт для скрипки, контрабаса и фортепиано Дж.Боттезини (1821-1889), Tangoesque для струнного квинтета современного американского композитора Джейсона Сида, Танцы “Hurdy-gurdy для квинтета Миллера-Армстронга. Исполнители: ансамбль Cinco (Корнелиус Чу, скрипка; Армин Ганье, скрипка; Юминг Чен, альт; Даниэль Армстронг, контрабас, Айна Чу, фортепиано).

Обратите внимание! Концерт состоится в помещении Fullerton Hall по адресу: Art Institute of Chicago, 111 South Michigan Avenue, Chicago, IL 60603.




1 октября, 8.00 pm. Духовой ансамбль Civic Orchestra Brass исполнит сюиту “Кольцо” Р.Вагнера. Аранжировка симфонического произведения для духовых, ударных инструментов и органа сделана концертмейстером группы тромбонов Симфонического оркестра Сан-Франциско Тимом Хиггинсом. Дирижер – концертмейстер группы тромбонов ЧСО Джей Фридман. И Хиггинс, и Фридман в свое время сами играли в студенческом Civic Orchestra, которому в следующем году исполняется сто лет!



4 октября, 8.00 pm; 5 октября, 1.30 pm. От русской – к немецкой классике. В программе двух концертов ЧСО под управлением Р.Мути: увертюра “Эгмонт”, Третий фортепианный концерт Л.ван Бетховена (солист – Дэвид Фрей), Венгерские танцы И.Брамса, симфония “Художник Матис” П.Хиндемита.

“Художник Матис” – своеобразный симфонический “дайджест” из трехчасовой оперы немецкого композитора Пауля Хиндемита, посвященной истории жизни художника XVI века Матиаса Грюневальда.



Французский пианист Дэвид Фрей начал заниматься на фортепиано в возрасте четырех лет. Выпускник Парижской консерватории. Любителям музыки стал известен в 2004 году, когда получил Вторую премию на Международном фортепианном конкурсе в Монреале. Специализируется на музыке И.С.Баха и Ф.Шуберта. Выступал в концертах с известными дирижерами Яапом ван Зведеном, Куртом Мазуром, Кристофом Эшенбахом. Выпускает диски на студии Warner Classics. Еще одна любопытная подробность: в 2008 году Дэвид Фрей женился на актрисе Кьяре Мути, дочери нашего маэстро Риккардо Мути. Вместе они воспитывают дочь.

Перед началом концертов (4 октября, 6.45 pm; 5 октября, 12.45 pm) на втором этаже Симфонического центра (4 октября, Grainger Ballroom; 5 октября, Armour Stage) состоятся тридцатиминутные беседы музыковеда Джоанна Биса об исполняемых произведениях.




5 октября, 7.00 pm. Инаугурационный камерный концерт ансамбля Civic Orchestra Fellows. В программе: Фантазия для гобоя и струнного трио Б.Бриттена, Пастораль для трубы, бас-тромбона и фортепиано современного американского композитора Э.Эвазена, Октет фа мажор Ф.Шуберта. Вход свободный. Билеты требуются.

В течение сезона ансамбль Civic Orchestra Fellows будет играть в школах и общественных местах Чикаго и пригородов.

Обратите внимание! Концерт состоится на втором этаже Симфонического центра (Buntrock Hall).




6 октября, 7.00 pm. Ежегодный Симфонический бал в этом году не открывает, а закрывает первую осеннюю серию концертов Риккардо Мути. В программе: Четыре Венгерских танца И.Брамса, Двадцать четвертый фортепианный концерт В.А.Моцарта (солист – Дэвид Фрей), Интермеццо из третьего акта оперы “Манон Леско” Дж.Пуччини, вальс “Музыка сфер” Й.Штрауса, вальс “Розы с юга” И.Штрауса-младшего.

Мы прощаемся с маэстро Мути до ноября. 8-10 ноября ЧСО под управлением Р.Мути исполнит Реквием Дж.Верди. Об этом и других концертах – в будущих выпусках Музыкального ообозрения.



Nota bene! Абонементы на все концерты Чикагского симфонического центра сезона 2018-19 годов можно приобрести на сайте www.cso.org, по телефону 312-294-3000, по почте или в кассе по адресу: 220 South Michigan Ave., Chicago, Il 60604.



Фотографии к статье:
Фото 1. ЛОГО ЧСО

Фото 2. Н.А.Римский-Корсаков. Работа В.Серова

Фото 3. Концерт в Художественном музее
Фото 4.
Civic Orchestra Brass

Фото 5. Дэвид Фрей. Фото - IMG Artists

Фото 6. Civic Orchestra Fellows
Фото 7. ЧСО под управлением Р.Мути. Фото – Тодд Розенберг

27 сент. 2018 г.

Патрисия Барретто: “Я - счастливый человек”. Интервью с президентом театра “Харрис” (Чикаго)




15 сентября открылся новый, пятнадцатый сезон чикагского Театра музыки и танца “Харрис” (The Harris Theater for Music and Dance). От уходящего в глубины веков индийского танца до современного балета, от французской барочной музыки до музыки XX века - таков диапазон предстоящих спектаклей и концертов. О юбилейном сезоне, планах на будущее и зрителях Чикаго - в эксклюзивном интервью президента и исполнительного директора (Alexandra C. and John D. Nichols President and Chief Executive Officer Endowed Chair) театра “Харрис” Патрисии Барретто. Это - первое интервью госпожи Барретто русскоязычным СМИ.




-          Какие задачи вы ставите перед собой в работе на посту президента?

-          Возможность на одной сцене показывать лучшие спектакли, балеты, музыкальные представления со всего мира, приводить в театр новых людей, заражать их любовью, увлекать их вечным искусством Театра, Музыки, Танца, - что может быть лучше и благородней этой задачи?! В мои обязанности входит программирование новых сезонов и курирование компаний-резидентов нашего театра. Модель театра “Харрис” уникальна. Театр образовался, чтобы у таких компаний, как Чикагский оперный театр, Hubbard Street Dance, Music of the Baroque, появилась постоянная площадка. Когда гастролирующая в Чикаго труппа снимает в аренду театр, она платит полную сумму за все расходы. Когда мы приглашаем труппы выступить в нашем театре, они платят лишь небольшую часть. Разница покрывается нашим театром и спонсорами. Поэтому большую часть времени я занята фандрайзингом. Еще одним направлением деятельности является руководство нашей дружной командой.

-          До обсуждения нового сезона давайте подведем итоги прошлого. Все ли удалось? Какие наиболее важные спектакли вы бы могли отметить?

-          Прошлый сезон составлялся не мной, но, по-моему, он был замечательный. К нам приезжал Американский театр балета (АБТ), который не гастролировал в Чикаго на протяжении нескольких лет. Все шесть представлений прошли при переполненных залах. Мы услышали оперы Монтеверди в исполнении ансамбля Английские барочные солистыи хора Монтеверди под управлением сэра Джона Элиота Гардинера. Эпическое событие было посвящено четырехсотпятидесятилетию со дня рождения Клаудио Монтеверди. Результат: три вечера – три оперы – три аншлага! А до этого я слышала фразы типа: “Никто не слушает барочную музыку!”.. Еще я хочу вспомнить два вечера танцевальной труппы Марка Морриса со спектаклем Layla and Majnun” - возможно, самый потрясающий театральный эксперимент в истории. Слушать дуэт исполнителей мугама (традиционной азербайджанской музыки) отца и дочери Алима и Фарганы Касимовых - настоящее наслаждение! После каждого вечера у нас проходила встреча со зрителями, среди которых были выходцы из Азербайджана. Оба вечера мы слышали от них одно и то же: “Мы много лет назад уехали из Азербайджана и не могли поверить, что услышим представителей нашей культуры и наш родной язык со сцены театра в Чикаго”. Я счастлива, что таким театром стал для них “Харрис”.

-          Каковы ваши приоритеты в формировании репертуара?

-          Я не принимаю бездумное заполнение мест в календаре по принципу: О, вот у нас есть пустой день, а вот этот артист свободен. Давайте его позовем! Я приглашаю только те коллективы, которые сама люблю, стараюсь делать сезон осмысленным, разнообразным, интересным, богатым на сюрпризы. Если мы говорим о будущем сезоне, то среди гостей театра будет Ragamala Dance Company с программой Written in Water. Спектакль идет под сопровождение музыкального ансамбля с редкими инструментами Ирака. В этой компании сочетаются традиции индийского танца с западной эстетикой. Мы никогда раньше не представляли артистов такого жанра. Мне кажется, это будет очень интересно для наших зрителей. Рядом на афише мы видим Жизель Английского национального балета в постановке Акрама Хана. Труппа выступает эксклюзивно в театре “Харрис”! Это для меня очень важное событие. Сюжет спектакля необычный. Знакомая всем история перенесена на ткацкую фабрику в Бангладеш. (Акрам Хан родился и вырос в Лондоне в семье выходцев из Бангладеш. Прим. автора.) Все другое - костюмы, действия, движения, но как это завораживает! Так и тянет войти в мир хореографа и сопереживать героям его балета. На поверхности – красивый спектакль, но если копнуть внутрь, обнаружится социальная драма о гастарбайтерах, неравноправии, нищете. И опять смешение стилей индийского танца и западного классического балета... В этих примерах для меня заложен ответ на ваш вопрос. Приоритетом является высокое искусство с глубинным наполнением.



-          В недавнем интервью New York Times вы сказали, что чуть не упали со стула, когда узнали о стоимости проекта Хана. Как вам удалось собрать средства?

-          Мне нравится обсуждать идеи с окружающими меня людьми, с моей командой, с теми, кто должен обеспечить рекламу, продать билеты и т.д. Я рассказала им о желании пригласить Английский балет, сказала, что это будет дорого, и спросила, будем ли мы это делать. Балет посмотрели мои помощники и Совет попечителей. Все с энтузиазмом восприняли идею, дружно ответили “Да, мы будем это делать”, и мы дружно взялись за работу. К моей большой радости, инициативу поддержала член Совета попечителей театра Кэрин Харрис, и спонсором показа стал Caryn and King Harris Dance Residency Fund. Только после этого я взяла трубку и стала звонить в Лондон.

-          Все равно в этом есть что-то рискованное...

-          Конечно, в любом деле существует элемент риска. Не безумный, но риск. Но если я чувствую, что это будет потрясающее событие, надо рисковать

-          В следующем сезоне мы готовились встретить один из старейших оперных театров Италии, театр Реджо из Турина (Teatro Regio Torino) с оперой Джузеппе Верди “Сицилийская вечерня”. К сожалению, гастроли отменились. Пригласите ли вы вместо туринского какой-нибудь другой оперный театр?

-          Мы работаем над этим. Причина, по которой я выбрала театр Реджо, была “Сицилийская вечерня” - опера, которую не слышали в Чикаго четверть века. Я ее обожаю и сама давно не слышала! Это был тоже очень дорогой проект, но, увы, он не состоялся. Я считаю, что если мы не сможем заменить туринский спектакль равным по художественным достоинствам, то не будем тратить деньги, чтобы закрыть день чем попало. Я бы хотела увидеть что-то особенное... Посмотрим. Пока ничего конкретно не решено.

-          Гастроли АБТ в феврале были одними из лучших в балетной программе прошлого сезона. Недавно АБТ подписал четырехлетний контракт с Auditorium Theatre, согласно которому каждый год, начиная со следующего, труппа будет представлять там новые балеты. Означает ли это, что Аудиториум победил и “Харрис” потерял АБТ?

-          Нет, совсем не означает. Прежде чем руководители АБТ обратились в Auditorium Theatre, они позвонили мне. Они искали резиденцию в Чикаго. Я ответила, что мне это не интересно. Понимаете, мне хочется представлять в “Харрис” разные труппы. Я не хочу на протяжении четырех-пяти лет хранить верность лишь одной компании - пусть даже самой замечательной. Все время появляется что-то новое, что-то другое. После нескольких лет отсутствия мы снова привезли АБТ в Чикаго, труппа показала шесть представлений, огромное количество людей смогли посмотреть эту компанию. Они будут выступать в Аудиториум каждый год? Прекрасно! Я уверена, что у них будет успех. А мы двигаемся дальше! На очереди – Английский национальный балет... Уже сегодня я думаю о сезоне 2019-20 годов. Я пока не готова рассказать все подробности, но это будет опять нечто новое и неожиданное, то, чего еще не видели зрители Чикаго. Единственное исключение - The Chamber Music Society of Lincoln Center. Это музыкальное общество восьмой сезон подряд остается резидентом театра. У концертов есть своя постоянная публика, и мы с радостью продолжаем сотрудничество. В остальном – мы ищем новое!



-          Театр “Аудиториум, подобно вашему, тоже представляет свою площадку разным музыкальным и танцевальным коллективам. Вы конкурируете с ним?

-          Я не вижу между нами соревнования. Я полагаю, что в таком крупном культурном центре, как Чикаго, хватит места для всех. Мы стараемся привлекать в театр самые разные слои населения.

-          Так ведь театр Аудиториумделает то же самое с той же самой аудиторией...

-          В этом все и дело. Не важно, это художественная галерея, музей, театр или симфонический зал. Публика везде та же самая. Я, как потребитель искусства, хожу теми же тропами, что и другие, и я хочу, чтобы большее количество людей делали то же самое. Это вопрос не конкуренции, а расширения аудитории. Вот над чем следует работать всем культурным организациям Чикаго.

-          В вашем театре идут разные представления. Что для вас самое важное: музыка, драматические спектакли, балет, опера?

-          Наш театр называется театром музыки и танца. Мы в равной степени фокусируемся на музыкальных и танцевальных представлениях, но стараемся соблюдать баланс между всеми видами искусства. Конечно, мы не придерживаемся строгого разделения: если пять музыкальных представлений, то обязательно столько же танцевальных. Это не так, здесь нет законов и норм. Получается всегда по-разному.

-          Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.

-          Мои родители - канадцы индийского происхождения. Отец – пианист, играет на саксофоне и гитаре, брат учился играть на скрипке. Я родилась в городе Мумбаи (бывший Бомбей, Индия). Музыка всегда была частью моей жизни. Будучи ребенком, училась играть на фортепиано...

-          При этом пошли в сторону менеджмента. Я могу понять, когда человек мечтает о том, чтобы стать музыкантом или актером. Но почему менеджером? Это как-то скучно...

-          Я была достаточно умной, чтобы понять, что никогда не буду ни артисткой, ни музыкантом. Когда я начала работать с симфоническим оркестром, осознала, что способна привлечь людей. Продавая билеты, говорила: “Если вам нравится это произведение Бетховена, возможно, вам понравится и то...” Я рано поняла, что гораздо лучше могу использовать свои возможности на административной работе, привлекая людей к искусству. Это тоже очень важно. Не всякий человек может быть творцом, но всякому творцу нужны помощники, которые бы привели в зал людей. Иначе для кого будет выступать артист?.. 



-          Как и где началась ваша карьера?

-          В Торонто. Я – гражданка Канады. Моя карьера началась в Торонтском симфоническом оркестре. Я хорошо изучила все уровни работы: от продажи билетов до общения со спонсорами и приглашения артистов, оркестров, дирижеров... В сезоне Торонтский симфонический оркестр дает сто двадцать пять – сто тридцать концертов. После рабочего дня я оставалась в зале, наслаждалась музыкой. Я работала в Royal Conservatory of Music, Canadian Stage. В общей сложности я провела в Торонто двадцать три года. Перед переездом в Чикаго возглавляла оперную компанию Opera Atelier.

-          Мы увидим этот театр в следующем сезоне в Чикаго. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом коллективе.

-          Opera Atelier – оперная компания Торонто, существующая более тридцати лет. Основателями и бессменными руководителями труппы является семейная пара Маршал Пинковский и Жанетт Лаженесс Зинг. Оба начинали свою карьеру как артисты балета, жили и работали в Париже, тренировались в технике барочного танца. Потом вернулись в Торонто и открыли барочную оперную компанию. Наверно, потому, что в барочной опере музыка сочетается с балетом. Эта компания не могла возникнуть больше ни в одном городе, поскольку именно в Торонто базируется целый барочный оркестр - Tafelmusik Baroque Orchestra. Opera Atelier - успешная компания, резидент Королевской оперы Версаля (Royal Opera House, Versailles). В Версале торонтцы показывали две оперы Жана-Батиста Люлли Персей и Армида. Опера Персей не исполнялась в Версале с момента свадьбы Марии Антуанетты и Людовика XVI. В Версале был большой праздник. Труппа Opera Atelier тщательно работает над постановками, выбирает только те оперы, которые сама любит. Каждый их спектакль - редкая драгоценность. Сценография, дизайн, костюмы – все создано так ювелирно, так точно! Я счастлива, что работала в этой компании и в следующем сезоне смогу представить ее чикагским зрителям.

-          В чем сходства и в чем различия зрителей Торонто и Чикаго?

-          Оба города – крупные мультикультурные центры, аудитория в них похожа. Может быть, аудитория в Торонто немного менее консервативна, чем в Чикаго. Она больше интересуется новыми произведениями, больше открыта к экспериментам. Сходств больше, чем различий, и в отношении театров. Когда я получила предложение от театра “Харрис и посмотрела на его историю, то увидела, что это очень близко к тому, что я знаю и могу делать.

-          Представьте, что у вас есть деньги и неограниченные возможности. Какой театр вы первым привезете на гастроли в Чикаго?

-          Я знаю одну такую танцевальную компанию и работаю над ее приездом в 2020 году. Она никогда не выступала в Чикаго, будет первый раз.

-          Заинтриговали!

-          Скоро все узнаете!

-          Ваша семья живет в Чикаго?

-          Да, муж и одиннадцатилетний сын приехали со мной. Я убедила их. Сын смотрит почти все спектакли в нашем театре... Коллеги в театре встретили меня очень доброжелательно и стали моими друзьями. Чикаго стал домом для нашей семьи.

-          Какие у вас любимые места в Чикаго?

-          Мое любимое место в Чикаго - театр “Харрис”! Я - счастливый человек, работаю в той сфере, которую обожаю. Люди говорят: “Ты же в театре целый день! Это должно быть очень утомительно. А для меня это наиболее приятная часть работы. Целыми днями я работаю над бюджетом, складываю цифры, занимаюсь фандрайзингом, маркетингом, а потом наступает вечер, я иду в зал и становлюсь слушательницей и зрительницей. Это самое приятное в моей работе... Мы проводим много времени в Арт-институте. Я не пропускаю ни одного спектакля в Лирик-опере, хожу в Симфонический центр, особенно на джазовые концерты. Часто посещаю концерты и спектакли в Чикаго.

-          То есть когда вы не у себя в театре, то идете к “соседям"?

-          Обязательно! А когда путешествую, интересуюсь местными театрами. Летом я ездила в Массачусетс на танцевальный фестиваль Jacobs Pillow, за три дня посмотрела пять спектаклей. В октябре буду в Нью-Йорке на фестивале “Fall For Dance”. За четыре дня планирую посмотреть порядка пятнадцати представлений разных танцевальных компаний.

-          Может быть, кого-то из них мы увидим в будущем в Чикаго?..

-          Это часть моей работы: искать и находить лучшее. На это я трачу много времени, в том числе и мое свободное время.

-          Я желаю вам удачи на этом пути! Что бы вы хотели сказать нашей русскоязычной аудитории?

-          Я бы хотела пригласить к нам всех читателей вашей газеты. Приходите в театр “Харрис”! Если у вас есть предложения, идеи, замечания, позвоните, напишите, скажите нам. Я прислушаюсь к вашему мнению. Вы нам нужны!



Nota bene! Билеты на все спектакли и концерты Театра музыки и танца “Харрис” (The Harris Theater for Music and Dance) сезона 2018-19 годов можно заказать по телефону 312-334-7777, на сайте www.harristheaterchicago.org или приобрести в кассе по адресу: 205 East Randolph Street, Chicago, IL 60601.



Фотографии к статье:

Фото 1. Патрисия Барретто. Фото – Тодд Розенберг

Фото 2. Патрисия Барретто. Фото – Тодд Розенберг

Фото 3. Джоан Харрис и Патрисия Барретто. Фото – Тодд Розенберг

Фото 4. Зрительный зал театра “Харрис”. Фото – Тодд Розенберг

Фото 5. Внутри театра “Харрис”. Фото – Хендрик Блессинг