23 мая 2010 г.

“Дикий театр” в театре “TUTA”


Сначала дайте нам пожрать немного,
А уж потом учите честно жить.
Вы любите развлечься, господа,
Давайте же простимся со стыдом,
Пора запомнить раз и навсегда -
Сначала хлеб, а нравственность потом.
Бертольт Брехт “Трехгрошовая опера”
(перевод Соломона Апта)

20 мая в театре “TUTA” состоялась премьера спектакля “Ваал” по первой пьесе Бертольта Брехта.
Представление начинается неожиданно, в фойе театра. Зрители оказываются в числе гостей дома издателя Меха. Приятель Ваала (Ян Вестерфер) Экарт (Питер Ойлой) пытается договориться об издании стихов друга. Ваал, как всегда, держится вызывающе, но пока еще ничто не предвещает бури. Гости говорят с хозяевами, выпивают и закусывают. Подают сладкое. Горничная выносит огромный торт, и тут Ваал демонстративно с головой уходит в него, облизывается и предлагает крем присутствующим. Все в шоке, переговоры сорваны, Ваал высокомерно обходит фойе-гостиную, уходит вглубь, берет гитару и... начинает петь. К нему присоединяются другие актеры. Потом зрители вместе с актерами проходят в зал, рассаживаются, с интересом оглядываясь по сторонам. Перед нами – не обычная театральная сцена, а трактир, кабак, варьете. Ну конечно, варьете, то самое мюнхенское варьете “Дикий театр”, с которого в 1918 году начался Брехт-драматург. На сцене – молодые актеры, обозленные на богачей и политиканов. Они пестро одеваются, ярко подкрашивают губы, чернят или синят веки, густо пудрятся, патетически произносят значительные слова, горласто поют и громко хохочут. Именно так, судя по описаниям современников, выглядело варьете “Дикий театр” в те годы, когда его посещал молодой Бертольт Брехт. Именно так выглядит варьете в театре “TUTA”. Так и представляешь, что сейчас откроется дверь, в зал войдет Брехт и запоет резким, скрипучим голосом. Запоет, не напрягаясь, не играя модуляциями, но отчетливо произнося каждое слово, старательно выпевая каждый переход мелодии. Он не старается понравиться слушателям, не заискивает перед ними, не улыбается. Он даже не поет, а внятно, просто и серьезно рассказывает песни. Песни о смерти, страданиях, жестокости. Вот, например, “Апфельбек или полевая лилия” - баллада о мальчике Якобе Апфельбеке, который зарезал отца и мать и несколько дней прожил в одной квартире с трупами. Или “О детоубийце Марии Феррар” - баллада о девушке-батрачке. Забеременев, она тщетно пыталась избавиться от плода, тяжело работала, скрывала свое состояние до самого последнего дня, родила безмолвно в уборной, убила ребенка, потому что он начал кричать, и сама умерла в тюрьме. Брехт сидит на табурете, придвинутом вплотную к краю сцены, перебирает струны гитары, спокойно и печально смотрит в зал. Некоторые морщатся: “Это не искусство. Брехт - обыкновенный рыночный куплетист. Слушая его песни, можно впасть в отчаяние, возненавидеть человеческий род”. Но другие запоминают эти песни, переписывают тексты. Его слово живет теперь далеко за пределами “Дикого театра”, но именно сцене этого варьете мы обязаны появлением первой пьесы будущего основателя эпического театра, великого немецкого драматурга XX века Бертольта Брехта.
Кто такой Ваал? В греческой мифологии - бог творчества и плодородия. В спектакле - гуляка и драчун, внушающий ужас почтенным немецким бюргерам, и вместе с тем образованный, умный, красноречивый поэт-романтик. Аналогий и ассоциаций возникает немало. Кто-то найдет в его образе сходство с французскими “прОклятыми поэтами” Артуром Рембо и Франсуа Вийоном, кто-то вспомнит о хиппи шестидесятых и судьбе талантливых поэтов и музыкантов Джима Моррисона, Джимми Хендрикса, Майка Науменко, кто-то увидит в его образе предшественника Алекса из культового фильма Стенли Кубрика “Заводной апельсин”. На сцене театра “TUTA” Ваал (в этой роли дебютировал молодой актер и музыкант Ян Вестерфер) – прежде всего поэт. Этим он интересен, этим объясняется его магнетическое обаяние, которое действует на окружающих. Ваал Вестерфера порочен, бесстыден, жесток, груб. Он насилует невинную девушку (дебют недавней выпускницы Columbia College Линдси Гэвел), спит с чужими женами и невинными невестами (Жаклин Стоун и Стейси Бет Грин), убивает своего друга (Бен Харрис), превращается в бомжа и спивается до смерти. Вы в шоке, господа зрители? Это как раз та реакция, на которую рассчитывает Брехт. Плевок общественному мнению? С удовольствем! Вызов общественной морали? Конечно! При этом главный герой не лицемерит, он ненавидит ложь во всех ее проявлениях, любит женщин, еду, вино, природу и, конечно, жизнь.
Есть ли бог или бога нет совсем,
Пока Ваал живет, Ваалу все равно.
Но Ваал не позволит шутить над тем,
Нет ли вина или есть вино.
Когда Ваала спрашивают, неужели он не думает о смерти, он отвечает: “Я буду драться до последнего. Кожу сдерут, я все еще буду жить; я отступлю в пальцы ног. И упаду, как бык в траву, где помягче. Я проглочу смерть как ни в чем не бывало”.
Декораций на сцене нет. Стулья да рояль – вот и весь реквизит. Пьеса играется на малой сцене театра “Шопен”, и актеры находятся на расстоянии вытянутой руки от зрителей. Малейшая фальшь, малейшее неловкое движение – и уходит нерв спектакля, теряется доверие к героям. Но, как и в предыдущих спектаклях Желько Дюкича, проколов нет. Актеры держат ритм, они пластичны, подвижны, музыкальны...
“Ваал” в театре “TUTA” – это настоящий Брехт: раздражающий, шокирующий, циничный. В который раз удивляюсь умению Дюкича передать эпоху, настроение, атмосферу пьесы. Как здорово существовали молодые американские актеры в мире героев Чехова (“Дядя Ваня” в прошлом сезоне), и как свежо и необычно играют они сегодня Брехта! Театр не идет проторенными тропами и второй раз ставит Брехта неизвестного, раннего, но от этого не менее интересного. Снова, как и в случае с “Дядей Ваней” и “Свадьбой”, одним из главных достижений спектакля становятся музыкальные номера. В предыдущих постановках Дюкич использовал хорошо знакомые американские песни. Только две композиции - Вальс и Танго - специально для “Свадьбы” сочинил композитор Джесси Террилл. На этот раз режиссер пошел еще дальше. В “Ваале” звучат только оригинальные мелодии, специально сочиненные для этого спектакля композитором Джошом Шмидтом. Музыка Шмидта придает особый шарм спектаклю по брехтовской пьесе. Подобно знаменитым зонгам Курта Вайля, эта музыка органично входит в ткань спектакля, и уже невозможно представить себе Ваала и его друзей без ярких, зажигательных, запоминающихся песен Шмидта. В беседе со мной после спектакля композитор признался, что кроме немецких мелодий влияние на него оказали фадо – португальские народные песни. Шмидт когда-то учил немецкий язык и в песнях пытался передать немецкие фразировки. По-моему, ему это удалось. (Кстати, музыку Шмидта можно услышать еще в одном спектакле, идущем сегодня в Чикаго. Это – ““Трамвай Желание”” Т.Уильямса в Writers Theatre.)
“Ваал” – первая проба пера молодого Брехта. Он уверен, что война скоро закончится, что он уже не попадет на фронт. Он будет изучать медицину, сочинять стихи и пьесы. Пройдут годы учения и странствий, годы первой славы, изгнания, войны, возвращения на Родину. Брехт помудреет, напишет много замечательных произведений, станет основателем нового театрального направления, возглавит новый театр. Многое изменится в нем самом, окружающем его мире, в героях его пьес. Но останется главное - ненасытное жизнелюбие автора и его персонажей. Мы найдем его и в дерзком бандите Мэкки-ноже - герое “Трехгрошовой оперы”, и в Мамаше Кураж, и в беспутном судье Аздаке из “Кавказского мелового круга”, и в мудром ученом Галилее... Но это уже совсем другая история.

Спектакль “Ваал” идет по 20 июня 2010 года в помещении театра “Шопен”. Очень рекомендую!
1543 W.Division, Chicago, IL 60622, справки и заказ билетов по телефону 847-217-0691 и на сайте театра http://www.tutato.com/. Театр “TUTA” объявляет запись на летние театральные курсы. Занятия пройдут с 7 июня по 26 июля. Занятия проводит артистический директор театра Желько Дюкич.

15 мая 2010 г.

Иосиф Райхельгауз: “Прогулки по бездорожью”


Продолжается девятый сезон чикагского русского репертуарного театра “Атриум”. В этом месяце “Атриум” объявляет “Театральный уик-энд с Иосифом Райхельгаузом”. Мы вновь увидим последнюю премьеру театра – спектакль “За сценой не шуметь!” по пьесе английского драматурга Майкла Фрейна “Шум за сценой” - и непременно идущую с огромным успехом феерически смешную комедию Рэя Куни “Номер 13, или Безумная ночь”. Главным событием уик-энда станет приезд в Чикаго известного российского режиссера, профессора ГИТИСа, основателя и художественного руководителя театра “Школа современной пьесы” Иосифа Райхельгауза. Наш разговор начался с моего вопроса о культурных связях режиссера с Америкой. Иосиф Леонидович рассказывает:
- Я в Америке очень много работал. Долгое время преподавал на актерской кафедре и кафедре филологии Рочестерского университета, ставил со студентами дипломные спектакли, читал спецкурс “Драматургия Чехова”. Несколько лет назад читал лекции в одном из нью-йоркских университетов. Кроме этого, по приглашению Эллен Стюарт мы играли спектакль “Чайка” в нью-йоркском театре “Ла МаМа”. (В 1961 году американский режиссер Эллен Стюарт основала экспериментальный театр “Ла МаМа”. В разные годы на сцене театра играли Аль Пачино, Роберт Де Ниро, Харви Кейтель, Денни Де Вито, Ник Нолте. Театр гастролировал в России и на Украине. – Прим. автора.) Наш театр “Школа современной пьесы” практически с первых лет своего существования регулярно гастролирует в Америке. Мы играли в Америке наши первые спектакли “Пришел мужчина к женщине” с Любовью Полищук и Альбертом Филозовым, “А чой-то ты во фраке?”. Несколько лет назад у нас был большой тур с акунинской “Чайкой”. Именно тогда мы встретились в Чикаго с руководством “Атриума” и договорились, что театр будет участвовать в фестивале Окуджавы в Москве. Кроме того, в ГИТИСе, где я преподаю, у меня стажируются американские студенты – как артисты, так и критики и сценографы.
- Как вы собираетесь построить вашу творческую встречу?
- В Чикаго я выступаю впервые, поэтому начну с представления своего театра. Расскажу о своих книгах. Их три: “Не верю”, “Мы попали в запендю” и “Прогулки по бездорожью”. Третья книга никак не соотносится с моей основной профессией, а связана с моим хобби, если можно так сказать (хотя я занимаюсь этим профессионально).
- Расскажите, пожалуйста, об этой книге подробнее.
- В книге “Прогулки по бездорожью” пять повестей о наших экспедициях на экстремальных видах транспорта: гидроциклы, квадроциклы, мотоциклы, спортивные джипы, снегоходы, баги... Мы выбираем самые непроходимые маршруты - настоящее бездорожье. Не так давно у нас закончилась экспедиция по Латинской Америке: Перу-Боливия-Чили. В экспедициях я снимаю фильмы, и на встрече я представлю отрывки из этих документальных картин... Еще я бы хотел, чтобы меня услышали, страшно сказать, как актера. Иногда я этим занимаюсь серьезно. Не так давно в Нижнем Новгороде у меня был творческий вечер, и я при полном зале больше трех часов читал поэзию и прозу. Я этим очень горжусь. В конце встречи я буду готов выполнить любые просьбы и пожелания зрительного зала. Единственное, о чем я не смогу рассказать, - это кто на ком женился и кто кого оставил. Этого я не знаю. Но обо всем, что касается театральной, музыкальной, литературной и даже спортивной жизни, я готов разговаривать с нашей замечательной чикагской диаспорой.
- Расшифруйте, пожалуйста, название вашего театра. Современная пьеса – это понятно. Почему “Школа...”?
- Меня интересует современная пьеса по той же причине, по которой меня интересуют не просто увлекательные туристские туры, а именно движение по бездорожью. Для меня новая пьеса, которую никто не ставил, - как незнакомый человек, неизвестный город, неиспробованная еда. Мне кажется, что живой театр – это всегда театр современной пьесы. Античный театр – это школа современной пьесы. Шекспировский, мольеровский театры, Малый театр Островского – это все театры современной пьесы. Я уже не говорю о МХАТе Чехова, Горького, Булгакова... Для меня очередная трактовка классики банальна, а постановка пьесы, которую никто никогда не ставил, - надежда на открытие нового автора и новой драматургии. Этим и занимается театр “Школа современной пьесы” вот уже двадцать один год.
- В школе обычно учатся ученики и преподают учителя. В вашей “Школе...” вы еще ученик или уже учитель?
- И то, и другое. Я не настолько самонадеян, чтобы думать о том, что я могу чему-нибудь научить людей, приходящих в театр. Им можно только чуть-чуть помочь, не более того. Человек приходит в театр так же, как он приходит в храм. Я религию, к сожалению, не принимаю. Для меня единственное место, куда можно прийти со своей душевной болью и вечными вопросами, - это театр. Если театр честен (а это очень трудно сегодня – быть честным!), то он обнаруживает опухоль, пытается понять причины и поставить верный диагноз. Не вылечить, но хотя бы поставить диагноз. Тогда театр имеет смысл. Но, увы, чаще всего и мой, и другие театры морочат людям голову.
- Через все ваше творчество лейтмотивом проходят несколько имен: Семен Злотников, Людмила Петрушевская, Виктор Славкин, Евгений Гришковец...
- Я горжусь тем, что пьесы всех тех, кого вы назвали, я первым поставил в Москве. Нашему театру отдали первые пьесы Борис Акунин, Людмила Улицкая. Я могу назвать еще десятки замечательных авторов, с которыми мы сотрудничаем.
- Как проходит ваша работа с авторами?
- Никак. Автор приносит пьесу, я ее читаю. Если она мне нравится, я ее ставлю. Автору я никогда ничего не заказываю. Правда, год тому назад я позвонил Гришковцу и сказал: “Женя, скоро двадцать лет театру. Нехорошо без подарка ко дню рождения”. Он говорит: “Да я уже десять лет пьес не пишу”. Мы перешли на другую тему, и вдруг он говорит: “Ты знаешь, я недавно дом покупал, денег пытался одолжить. Все, гады, отказывали. Никто не давал. Так интересно, прямо хоть пьесу пиши”. Я говорю: “Вот и пиши”. Он взял и записал свои наблюдения. Так появилась пьеса “Дом”. Или, например, спектакль “Проститут(ка)”. Это рассказ главного адвоката правительства России и игры “Что? Где? Когда?” Миши Барщевского. Недавно он выпустил книгу рассказов и подарил ее мне. Один рассказ называется “Проститутка”. Рассказик на полторы страницы: легкий, незатейливый... Едет в машине некий продюсер. Останавливает девочку. Спрашивает: “Ты чего делаешь?” Она говорит: “Все делаю”. “Сколько стоит?” “Минет – пятьсот рублей, минет с ласками – семьсот, потрахаться - тысяча”... Я читаю и думаю, как про это играть и как это в театре такие слова произносить. Поделился своими идеями с нашим артистом Саидом Баговым, стали мы с ним шутить-импровизировать. Решили, что если ставить спектакль, надо позвать на роль проститутки студентку. Так я и сделал. Эту роль играет моя студентка... В результате мы поставили в театре роскошный кабриолет, переоборудовали фойе, посадили зрителей на ступеньках центральной лестницы и сыграли спектакль. Два артиста в кабриолете час пятнадцать импровизируют с текстом Барщевского. Официальной премьеры пока не было. Я репетирую, пробую, смотрю... Возникло что-то, что имеет отношение к этой жизни. Оказалось, что продюсер – еще большая проститутка, чем девочка, которая зарабатывает себе на жизнь. Поэтому наш спектакль называется “Проститут”, а в маленьких скобочках стоит “(ка)”... Недавно я сделал спектакль-импровизацию “Звездная болезнь”. Там вообще нет автора, и перед каждым спектаклем я меняю артистам сюжет, договариваюсь о каких-то событиях, сам присутствую на сцене и эти события провоцирую... Все возникает прежде всего от интереса к теме. Сейчас, например, я думаю о переписке Улицкой, Акунина и Стругацкого с Ходорковским. При том, что Ходорковский для меня абсолютно неоднозначен – я прекрасно понимаю, что нормальному человеку невозможно за такое короткое время стать самым богатым человеком в стране, - но и наше правосудие (если его можно назвать этим красивым словом) тоже совсем неоднозначно. Может быть, я буду этим заниматься. Сейчас идет суд, и можно сделать документальный спектакль “Переписка с Ходорковским” с врезками-репортажами из зала суда.
- Не боитесь навлечь на себя гнев властей?
- Знаете, к счастью, за двадцать один год жизни театра никто ни разу не сказал мне: “Не делай этого”. Я сам себе цензор, сам себе худсовет, сам себе начальник. А если уволят, я знаю, чем заниматься. Буду ездить по миру и ставить спектакли.
- По какому принципу вы строите взаимоотношения с актерами? Они у вас на контракте или в штате?
- Наш театр – обычный русский репертуарный драматический театр. Здесь лежат трудовые книжки актеров, все они играют опеределенное количество спектаклей. Кто больше, кто меньше. Чемпион у нас – Альберт Филозов. Он играет более двадцати спектаклей в месяц. Невероятно! Татьяна Васильева играет пять-шесть спектаклей в месяц, Ирина Алферова – шесть-семь. В нашем театре живут и трудятся Нина Шацкая, Владимир Качан, Юрий Чернов. Это штатные артисты театра. Естественно, актеры хотят заработать деньги, и они их зарабатывают. Когда Васильева уезжает с антрепризой и “шарашит” по Америке, то в день она получает столько, сколько в театре за месяц. Но здесь ее Театр, и когда она хочет пригласить театральных критиков или своих друзей, она приглашает их посмотреть “Русское варенье” по пьсе Улицкой, где играет потрясающе, а не антрепризу, название которой выговорить неприлично. Только три актера не находятся в штате театра. Это Лев Дуров, Сергей Юрский и Василий Бочкарев. Они совмещают работу у нас с работой в других театрах.
- Что вам интереснее: ставить спектакли или учить студентов?
- Я думаю, что я больше педагог, чем режиссер. Подтверждение этому – мои студенты, которые стали ведущими артистами практически во всех лучших московских театрах. Когда я спрашиваю своих коллег-режиссеров о моих студентах, в ответ слышу только восторженные отзывы. Я преподаю всю жизнь. Много лет преподавал во ВГИКе, сейчас - в ГИТИСе, устраиваю регулярные мастер-классы во Франции, Швейцарии, довольно много занимаюсь со студентами в Израиле.
- А правда, что вас отчисляли из нескольких театральных вузов за профнепригодность?
- Да, меня много раз отчисляли. Это нормально. Хорошего студента должны отчислять. Я сам отчисляю и часто ошибаюсь.
- Иосиф Леонидович, вы приезжаете в Чикаго не только для творческой встречи. Чикаго полон слухов о вашей предстоящей постановке в “Атриуме”. Поделитесь, пожалуйста, вашими планами.
- Театр предложил мне поставить у них спектакль. Для этого нужно несколько компонентов. Первое – я должен увидеть артистов и узнать возможности театра. Второе – самое сложное для меня – найти время. А дальше уже начинаются технические моменты: какая пьеса, какие сроки, как репетировать. Вот прилечу, познакомлюсь с труппой, мы обговорим все вопросы, я все соотнесу со своей чудовищно расписанной жизнью и тогда можно будет говорить о планах.
- Спасибо, и до скорой встречи в Чикаго!
- Приходите!

Nota bene. Итак, 21-23 мая театр “Атриум” представляет “Театральный уик-энд с Иосифом Райхельгаузом”.
21 мая, 8.00 pm. “За сценой не шуметь!” М.Фрейна. Постановка Андрея Тупикова. В ролях: Л.Гольдберг, А.Непокульчицкий, К.Гузикова, Б.Кофман, М.Смолина, В. Каганович, Е.Колкевич, З.Фрейман, Б.Борушек.
22 мая, 7.00 pm. “Номер 13, или Безумная ночь” Р.Куни. Постановка Андрея Тупикова. В ролях: О.Осташев, Е.Колкевич, Б.Борушек, К.Гузикова, В.Каганович, М.Смолина, Б.Кофман, О.Осташева, С.Родионова.
23 мая, 7.00 pm. Театральная встреча с Иосифом Райхельгаузом.
Christian Heritage Academy, 315 Waukegan Rd., Northfield, IL 60201. Справки и заказ билетов по телефону 847-729-6001. Подробная информация на сайте театра
www.atriumtheatre.org.

PS.
Выражаю благодарность Евгению Колкевичу и Вячеславу Кагановичу за помощь в организации интервью.

Фотография к статье:

Иосиф Райхельгауз с актерами театра “Школа современной пьесы”

2 мая 2010 г.

Театральный уик-энд с Иосифом Райхельгаузом


Продолжается девятый сезон чикагского русского репертуарного театра “Атриум”. В этом месяце “Атриум” объявляет “Театральный уик-энд с Иосифом Райхельгаузом”. Мы вновь увидим последнюю премьеру театра – спектакль “За сценой не шуметь!” по пьесе английского драматурга Майкла Фрейна “Шум за сценой” - и непременно идущую с огромным успехом феерически смешную комедию Рэя Куни “Номер 13, или Безумная ночь”. Главным событием уик-энда станет приезд в Чикаго известного российского режиссера, профессора ВГИКа, основателя и художественного руководителя театра “Школа современной пьесы” Иосифа Райхельгауза.

...Он никогда не стеснялся своей фамилии. Как-то на вопрос: “А вам не трудно жить с такой фамилией?” серьезно ответил, что это его псевдоним, а настоящая фамилия - Алексеев (напомню - это настоящая фамилия К.Станиславского).
В четырнадцать лет он заявил, что не хочет учиться в школе. Отец привел его на свою автобазу и оформил электрогазосварщиком. В восемнадцать он уехал из родной Одессы, поступил на режиссерский факультет Харьковского театрального института, но через неделю был отчислен с формулировкой: “Профессиональная непригодность”. Через год поступил на режиссерский факультет ЛГИТМИКа. Отчислен с той же формулировкой. Год работал на должности рабочего сцены в БДТ. Чтобы остаться в Питере, поступил на журналистский факультет ЛГУ, но, проучившись почти четыре года, бросил его, помчался в Москву и поступил в ГИТИС на курс Анатолия Эфроса.
В 1973 году по приглашению Галины Волчек стал очередным режиссером театра “Современник” и проработал в нем с перерывами в общей сложности десять лет.
Уже первые постановки Райхельгауза привлекли внимание театральной общественности. Его первым спектаклем в “Современнике” в 1975 году стала инсценировка повести Константина Симонова “Из записок Лопатина”; в 1976 году совместно с Волчек Райхельгауз поставил спектакль “Эшелон” по пьесе М.Рощина; в том же году осуществил постановку собственной пьесы по рассказам В. Шукшина “А поутру они проснулись”. В спектаклях Райхельгауза были заняты ведущие актеры “Современника” О.Даль, В.Гафт, М.Неелова, Л.Добржанская, А.Мягков, К.Райкин, Ю.Богатырев, О.Табаков, Г.Волчек, П.Щербаков...Какое-то время Райхельгауз работал режиссером-постановщиком и членом режиссерской коллегии (вместе с А.Васильевым и Б.Морозовым) театра имени Станиславского. По признанию самих режиссеров, в тот период они поставили свои лучшие спектакли. В 1978 году Райхельгауза увольняют из театра Станиславского в связи с отсутствием московской прописки. Начинаются десятилетние странствия режиссера по московским (и не только) сценам. Он работал режиссером в Московских театрах имени Пушкина, “Эрмитаж” и на Таганке, ставил спектакли в Липецке, Омске, Минске, Элисте, Хабаровске, Белгороде...
В 1989 году начинается новый этап в жизни Иосифа Райхельгауза. Режиссер основал новый театр “Школа современной пьесы”. В первом спектакле театра были заняты артисты Альберт Филозов и Любовь Полищук. Позднее в “Школу...” пришли М.Миронова, М.Глузский, А.Ромашин, Т.Васильева, Л.Дуров, А.Петренко, Л.Гурченко, С.Юрский, И.Алферова, Э.Виторган, А.Филиппенко, В.Качан, В.Стеклов. За время существования театра на его сцене было сыграно более двадцати пяти премьер, в том числе таких пьес, как “Пришел мужчина к жещине”, “Все будет хорошо, как Вы хотели”, “Уходил старик от старухи”, “Прекрасное лекарство от тоски” С.Злотникова, “Без зеркал” Н. Климонтовича, “А чой-то ты во фраке?” Д.Сухарева и С.Никитина по рассказу А.Чехова ”Предложение”, “Записки русского путешественника”, “Дом” Е.Гришковца, “Чайка” Б.Акунина, “Русское варенье” Л.Улицкой. Райхельгауз одним из первых в Москве поставил пьесы С.Злотникова, Л.Петрушевской, В.Славкина, А.Ремиза... Он ставил спектакли в театре “Габима” в Тель-Авиве, в театрах Нью-Йорка, Стамбула, Женевы. В июне 2000 года спектакль Райхельгауза “Записки русского путешественника” открывал престижный Международный фестиваль современной пьесы в Бонне.Райхельгауз снял более десяти телевизионных фильмов. Среди них: “Из записок Лопатина” (1985), “Эшелон” (1985), “Два сюжета для мужчин” (1986), “Картина” (1987).
Итак, впереди нас ждет театральный уик-энд. В пятницу и субботу (21 и 22 мая) Иосиф Леонидович вместе с нами посмотрит спектакли театра “Атриум”, а в воскресенье (23 мая) выйдет на сцену сам. “Театральная встреча с Иосифом Райхельгаузом” – так называется этот вечер. Мы услышим короткие рассказы о жизни в театре и театре в жизни из его книги баек “Мы попали в запендю”. Среди героев книги - Валентин Гафт и Олег Табаков, Галина Волчек и Анатолий Васильев, Мария Миронова и Михаил Глузский, Анатолий Чубайс и Борис Акунин… Иосиф Леонидович подглядывал за своими героями из-за кулис, запоминал и записывал смешные, нелепые, парадоксальные, а иногда и вовсе абсурдные события и ситуации в их жизни. Часто случалось и ему самому “попадать в “запендю”. А поскольку рассказчик он великолепный, то и нам скучать не придется.
С недавнего времени Иосиф Леонидович завел свой блог в “Живом Журнале”и делится с читателями своими – большей частью – не театральными, а жизненными впечатлениями. Вот адрес его блога: http://iosifraihelgauz.livejournal.com/.
Иосиф Райхельгауз – давний друг “Атриума”. По приглашению режиссера театр побывал на гастролях в Москве, со спектаклем “Посвящается Вам!” участвовал в традиционном ежегодном фестивале памяти Булата Окуджавы “И друзей созову...”. Сейчас Иосиф Леонидович по приглашению театра “Атриум” наносит ответный визит. Кроме встречи со зрителями у него запланировано знакомство с труппой театра. И вот здесь я с огромным удовольствием сообщаю самую интригующую новость последней недели: Иосиф Райхельгауз выступил с предложением поставить спектакль в “Атриуме”. Более того, Иосиф Леонидович уже предложил театру на выбор несколько интересных пьес. Постановка, возможно, состоится в следующем, юбилейном сезоне театра. В связи с этим приезд мэтра приобретает для нас особое значение. Ваш корреспондент будет пристально следить за развитием событий. А пока... встретимся на “Театральном уик-энде”!

21 мая, 8.00 pm. “За сценой не шуметь!” М.Фрейна.
Постановка Андрея Тупикова.
В ролях: Л.Гольдберг, А.Непокульчицкий, К.Гузикова, Б.Кофман, М.Смолина, В. Каганович, Е.Колкевич, З.Фрейман, Б.Борушек.
22 мая, 7.00 pm. “Номер 13, или Безумная ночь” Р.Куни.
Постановка Андрея Тупикова.
В ролях: О.Осташев, Е.Колкевич, Б.Борушек, К.Гузикова, В.Каганович, М.Смолина, Б.Кофман, О.Осташева, С.Родионова.
23 мая, 7.00 pm. Театральная встреча с Иосифом Райхельгаузом.
Christian Heritage Academy, 315 Waukegan Rd., Northfield, IL 60201. Справки и заказ билетов по телефону 847-729-6001. Подробная информация на сайте театра
www.atriumtheatre.org.