31 окт. 2016 г.

Чикагский симфонический центр представляет... Концерты 1-12 ноября 2016 года

Замечательным Симфоническим балом с участием Даниила Трифонова открылся новый, сто двадцать шестой сезон Чикагского симфонического оркестра (далее – ЧСО). В первые дни ноября нас ждет камерная музыка.
1 ноября, 8.00 pm. Камерный концерт скрипачки Хиллари Хан и пианиста Роберта Левина. В программе: Соната И.С.Баха N6 соль мажор для скрипки и фортепиано, Соната В.А.Моцарта для скрипки ми-бемоль мажор, Мечты для фортепиано Х.П.Тюрка, Рондо Ф.Шуберта си минор для скрипки и фортепиано. Между классическими произведениями Баха, Моцарта и Шуберта Хиллари исполнит Партиту для скрипки Антона Гарсиа Абрила. Всего этот испанский композитор сочинил для Хиллари шесть партит, и, по ее словам, прекрасней музыки трудно себе представить.
После окончания концерта на втором этаже Симфонического центра (Grainger Ballroom) Хиллари Хан подпишет диски и пообщается со слушателями.
2 ноября, 6.30 pm. Концерт ”Viola Spazio” (”Пространство альта”) альтового камерного ансамбля, состоящего из музыкантов ЧСО Вей Тинг Куо, Вейджинг Вонг, Денни Лей, Юминг Чен, Сангхи Чой. В программе - редко сегодня звучащие произведения для альтов: Три дуэта Карла Стамица (1745-1801) для двух альтов, Фантазия для четырех альтов Йорка Боуэна (1884-1961), Nachtstück для четырех альтов Макса фон Вейнцирля (1841-1898), Чакона И.С.Баха для четырех альтов (обработка Нодейры).
Обратите внимание! Концерт состоится на втором этаже Симфонического центра, в Buntrock Hall. Вход свободный, но по билетам.
3-5 ноября, 8.00 pm; 8 ноября, 7.30 pm. Одно из главных событий сезона - великий Джеймс Ливайн снова в Чикаго и снова дирижирует ЧСО! Я помню, с каким удовольствием музицировал с ним оркестр летом в Равинии. Тогда ЧСО под управлением дирижера исполнил Шестую симфонию А.Брукнера. В программе предстоящих концертов: Тридцать первая (“Парижская”) симфония В.А.Моцарта, Пять пьес для оркестра А.Шенберга (оригинальная версия 1909 года) и Фантастическая симфония Г.Берлиоза.
За час до начала концертов на втором этаже Симфонического центра (Grainger Ballroom) состоятся тридцатиминутные беседы музыковеда Дерека Матсона об исполняемых произведениях. После концерта 8 ноября в Grainger Ballroom музыканты оркестра встретятся со зрителями и ответят на их вопросы. Такие встречи по вторникам станут традиционными.
5 ноября, 11.00 am и 12.45 pm. Новые концерты музыкантов ЧСО для самых маленьких зрителей и их родителей (Family Matinee) называются ”Symphonic Superheroes!” В программе: фрагменты из произведений П.Чайковского, Н.Римского-Корсакова, А.Копланда, И.Стравинского, Д.Шостаковича, Л.ван Бетховена, Ж.Бизе. За дирижерским пультом маэстро из Канады Таня Миллер - первая женщина-дирижер, возглавляющая канадский симфонический оркестр (Victoria Symphony). За час до начала концерта детей ждут развлечения и сюрпризы, так что приходите пораньше!
10 и 12 ноября, 8.00 pm; 11 ноября, 1.30 pm. Концерты ЧСО под управлением Япа ван Зведена. В программе: Масонская траурная музыка В.А.Моцарта, Прелюдия и Песня смерти из оперы Р.Вагнера ”Тристан и Изольда”, Немецкий реквием И.Брамса.
Солисты: Кристиана Карг, сопрано; Майкл Наги, баритон.
Маэстро Яп ван Зведен родился в 1960 году в Амстердаме. В детстве заинтересовался футболом и музыкой: “После школы я играл в футбол с друзьями, потом брал уроки игры на скрипке. Когда мне было одиноко, слушал классическую музыку. Мое любимое произведение - Девятая симфония Бетховена”, - вспоминает дирижер. После Амстердама он учился в Джульярдской школе. Победитель Национального конкурса скрипачей имени Оскара Бака (Нидерланды, 1977 год). В 1979 году (в девятнадцать лет!) стал концертмейстером одного из лучших симфонических коллективов мира - оркестра Концертгебау (Амстердам). Таких молодых концертмейстеров история этого оркестра еще не знала! Казалось бы, музыканта ждет безоблачное будущее. Но после шестнадцати лет работы в оркестре (говорят, по совету Леонарда Бернстайна) Зведен решил сменить скрипку на дирижерскую палочку. В 1996 году началась его дирижерская карьера. Успехи не заставили себя долго ждать. Уже первые концерты ван Зведена в новом качестве показали, что за дирижерским пультом стоит серьезный, глубокий музыкант. В разные годы он руководил Нидерландским симфоническим оркестром Энсхеде, Гаагским филармоническим оркестром, Фламандским филармоническим оркестром в Бельгии. В настоящее время ван Зведен является музыкальным руководителем Симфонического оркестра Далласа (он занимает этот пост с 2008 года) и Гонконгского филармонического оркестра (контракт с оркестром подписан до 2019 года), а также почетным главным дирижером Филармонического оркестра радио Голландии и дирижером-лауреатом Камерного оркестра радио Голландии. С сезона 2018-19 годов дирижер возглавит Нью-Йоркский филармонический оркестр.
В 1997 году Яп ван Зведен и его жена Аалтжей основали фонд (Papageno Foundation) помощи детям, страдающим разной степенью аутизма. Фонд был организатором многих проектов (в том числе – “Music Therapy” и “Music Makers”), направленных на музыкальное развитие больных детей.
Немецкая певица Кристиана Карг дебютировала в прошлом сезоне в Лирик-опере. Она исполнила партию Сюзанны в “Свадьбе Фигаро” В.А.Моцарта. Ее Фигаро был Адам Плачетка. Вкоре “сладкая парочка” снова появится на главной оперной сцене Чикаго. На этот раз – в образах Памины и Папагено в “Волшебной флейте”.
За час до начала концертов (11 ноября в 12.15 pm) на втором этаже Симфонического центра (10 и 12 ноября - Grainger Ballroom; 11 ноября - Armour Stage) состоятся тридцатиминутные беседы педагога Кайла Дзапо об исполняемых произведениях.
Nota bene! Билеты на все концерты Чикагского симфонического центра сезона 2016-17 годов можно приобрести на сайте www.cso.org, по телефону 312-294-3000, по почте или в кассе по адресу: 220 South Michigan Ave., ChicagoIl 60604.
Фотографии к статье:
Фото 1. ЛОГО ЧСО
Фото 2. Хилари Хан. Фото – Майкл Патрик О’Лери 
Фото 3. Вейджинг Вонг. Фото - Тодд Розенберг
Фото 4. Джеймс Ливайн
Фото 5. Яп ван Зведен. Фото – Берт Халзелманс
Фото 6. Кристиана Карг в спектакле “Свадьба Фигаро” (Лирик-опера Чикаго, сезон 2015-16 годов). Фото – Тодд Розенберг

25 окт. 2016 г.

Адольф Шапиро: “Драма повседневности”. Интервью с режиссером

В рамках проекта Stage Russia HD 16 ноября в Эванстоне (пригород Чикаго) состоится кинопоказ спектакля Московского Художественного театра имени Чехова “Вишневый сад” в постановке Адольфа Шапиро. В беседе с вашим корреспондентом Адольф Яковлевич рассказывает о своем отношении к Чехову и его пьесам.
Наш разговор состоялся до начала нового театрального сезона. В Летней театральной школе Гарвардского университета Адольф Яковлевич читал американским студентам лекции о Станиславском. 30 июля Школе исполнилось двадцать пять лет. Режиссер рассказывает:
  • Я очень не люблю, когда в российских театральных вузах студентов называют детьми. У меня отношение к студентам, как к коллегам. Только кто-то, как я, заканчивает свой творческий путь, а кто-то начинает. Есть совсем молодые артисты, есть достаточно опытные люди. Они молодые, любознательные, за ними – будущее... К нам приходят люди, которые интересуются Станиславским, историей русского театра. В Школе Станиславского я преподаю с перерывами довольно давно, с начала девяностых. Последние года четыре – каждое лето. В этом году уровень студентов гораздо выше, чем в предыдущие годы. Это радует. В Гарварде уже налаженная система обучения. Это не только уроки по мастерству, но и по танцам, сценической речи, истории театра (лекции читает Анатолий Смелянский) - спрессованный в пять недель активный период работы.
“Обрести свободу в творчестве”
У Адольфа Шапиро огромный опыт преподавания. Он работал в университетах и театральных школах России, Прибалтики, Европы, США...
  • В чем особенности работы с американскими студентами?
  • Перефразируя слова Толстого, я могу сказать, что во всем мире все плохие актеры похожи друг на друга, а каждый хороший хорош по-своему. Каждый хороший артист – отдельный мир. Смоктуновский – он кто? Русский? Швед? Англичанин? Никто не сможет ответить. Среди студентов есть американцы в третьем-четвертом поколениях, есть недавно приехавшие из Китая, Филиппин, выходцы из России. Есть, конечно, поправочный коэффициент на обстоятельства, национальные особенности. Например, традиции драматического театра в Америке не столь сильны, как театра музыкального. Это нормально – особенности есть у каждой страны. Особенности лежат не в области творчества, а в режиме работы. Например, стиль работы латиноамериканцев, судя по моему опыту, - аритмия. Как южный танец: сначала сдержанный - мелкие пружинистые движения, потом – мощный взрыв, потом опять – отдых в движении. Нельзя заставлять американского артиста работать столь же последовательно, монотонно, ритмично, как немецкого. Это просто не соответствует его природе. Если заставить его так работать, он на тебя будет смотреть, как на плантатора. Я все это знаю, но мало что учитываю. Если я буду ко всем особенностям приспосабливаться, от меня ничего не останется. Я делюсь со студентами своим опытом, а дальше каждый из них берет тот минимум из того максимума, который я стараюсь им дать.
  • Говорят, что ваш стиль построен на контакте с актерами, на импровизации. Вы не диктатор в работе?
  • Как вам сказать... Нет ни одного режиссера, про которого не говорили бы, что он диктатор. В молодости я тоже прошел путь стремления к диктаторству. В основном, от страха, что ты не сможешь ответить, чего-то не знаешь, к чему-то не подготовлен... Любые диктатуры возникают от чувства страха и неуверенности в себе. Но постепенно ты познаешь что-то другое и обретаешь свободу. В конце концов, конечная цель того, чем занимался Станиславский, - обрести свободу в творчестве. Мне кажется, во второй половине жизни я пришел к этому ощущению. Я не боюсь сейчас приехать в Японию или Китай, или Венесуэлу, встретить группу артистов и начать с ними репетировать. Знаешь, как себя вести. Конечно, я не представляю себе работы над спектаклем без создания некой общины, группы людей, объединенных общими устремлениями, эстетикой.
  • Общины единомышленников?
  • Скорее, общины коллег. Единомыслия требовать нельзя, но можно собрать людей, имеющих общую цель. Единомыслие иногда предполагает одинаковый путь для всех, а каждый по-своему ведет свою игру. При этом все ведут общую игру... Театр – странное дело. Он всегда стремится к успеху, и успех его губит. Русская пословица “от добра добра не ищут” противопоказана театру. Как только ты нашел добро, надо искать другое... Успех моей работы со студентами, так же, как и с артистами (я не разделяю педагогику и практику), состоит в том, чтобы после окончания занятий они стали немного другими. Успех – это не хорошие рецензии, аплодисменты, цветы. Настоящий успех – когда наша совместная работа становится частью биографии, частью судьбы. Театр переводит людей из состояния статики в состояние душевной динамики. В этом и есть задача театра.
“Пограничье чувств”
Вот уже четвертое десятилетие подряд Адольф Шапиро обращается к “Вишневому саду”. В Таллине в 1971 году в его постановке играли ведущие актеры эстонской сцены Юри Ярвет, Линда Руммо, Антс Эскола, Микк Микшер. В восьмидесятые был испаноязычный ”Вишневый сад” в Латинской Америке. В 1993 году театралы говорили о “Вишневом саде” Шапиро в БДТ с Крючковой-Раневской. В 2004 году появился “Вишневый сад” в Московском Художественном театре.
  • “Вишневый сад” – особая пьеса, по которой легко понять, что происходит с тобой и вокруг тебя. Когда я смотрю ее в других театрах, сразу понимаю, кто ставил. Иногда режиссер – Лопахин, иногда он предстает в виде Пети, иногда – в виде Симеонова-Пищика, Фирса и так далее... Если бы мне предложили назвать пятерку лучших пьес мира, я обязательно включил бы в нее “Вишневый сад”. Последняя пьеса Чехова как бы сконцентрировала в себе взгляд уходящего человека, бесконечно любящего этот мир, взгляд сверху. Автор не рядом с персонажем, он - над ним. Он видит и смешное, и грустное, и печальное, и нелепое, и дурацкое. Чехов весь на пограничье чувств, на стыке комедии и трагедии, векового и будничного, каждодневного и вечного. Я очень люблю эту пьесу. Мне она не надоедает. Каждый раз в ней находишь что-то новое. Чехов совсем не дидактичен. Он дает возможность разного взгляда. То, что в театре называется – я не люблю это выражение, но это так – “разные трактовки”. Этой пьесой Чехов, как и Шекспир “Гамлетом”, задал большие загадки человечеству, которые до сих пор можно отгадывать по-разному. То, что критики называют освоением классики, - это множество ответов на одну и ту же загадку. Из этих ответов скапливается опыт работы. В театре есть такое понятие – “отставленная пьеса”. Пьеса написана, ее поставили и нет смысла ставить второй раз. Она отставлена, то есть найдены ответы на достаточно простые вопросы. А у Чехова все время находишь что-то новое. После невероятно успешного спектакля с блестящим актерским составом в Эстонии последующие постановки были вариациями одного и того же. В БДТ я сделал “сильный финт“, пригласив Крючкову на роль Раневской. Там очень хороши были Басилашвили, Лебедев, игравший Фирса, Андрей Толубеев, и все-таки это были вариации на одну и ту же тему. А в спектакле МХТ мне удалось (редко так бывает) принципиально уйти в сторону, по-другому посмотреть на пьесу... Я недавно удивился своему детскому открытию. Все пьесы Чехова состоят из отъездов и приездов, встреч и расставаний. Так ведь в конце концов сама жизнь – история потерь. Родителей, молодости, мечтаний. Хорошо, когда потеря может стать приобретением, когда ты смотришь на жизнь новым взглядом... Целое поле тем заключено в “Вишневом саде“.
  • Как вы считаете, исполнительница роли Раневской Рената Литвинова помогла вам по-новому посмотреть на пьесу?
  • Безусловно. История была такова. Лето 2002 года. Я нахожусь в Америке. Звонит Олег Табаков: ”Знаешь, в 2004 году исполняется сто лет со дня первой постановки Станиславским “Вишневого сада”. К столетию так звезды сходятся, что ты должен поставить новый “Вишневый сад”. Хорошо, конечно, когда звезды сходятся. Я ему сказал: “Олег, отказаться от постановки “Вишневого сада” я не могу, но я не вижу той Раневской, которая мне сейчас нужна для этого спектакля”. “Приедешь в Москву – поищем.” Мы искали долго и никого не находили. Как-то я сидел дома, смотрел телевизор, переключая каналы. Вдруг я увидел Ренату. Она вела какую-то дурацкую передачу, в костюме наездницы рассказывала о лошадях. Меня она поразила. Я увидел, что Рената дурит, “стебается” и понял, что это она, моя Раневская. Я с ней встретился, рассказал о будущем спектакле. Рената сказала: “Все прекрасно, но я никогда не выходила на театральную сцену“. Я предложил: “Давайте встретимся в воскресенье, и вы выйдете. Мы с вами походим по сцене“. Так началась наша работа...
  • Мне кажется, это было абсолютное попадание в роль. Раневская приезжает из Парижа и кажется чужой среди всех. Так ведь и Литвинова – такая же чужая среди всех актеров.
  • Вы говорите – чужая, а я употребляю слово “инопланетянка“. Мне как раз надо было найти такого человека. С ее приходом возникает тема спектакля в спектакле. Раневская настолько же чужда пространству Дома, как Литвинова - МХТ. Они обе живут не здесь, приехали сюда ненадолго, мало понимают в том, что происходит, их чувства далеки, они только вписаны в определенную ситуацию, которую надо пережить и вернуться туда, где привычнее: в Париж...
  • Хорошо, с Ренатой все понятно. Она – инопланетянка. Но остальные актеры вам хорошо известны, не так ли?
  • Сергей Дрейден – один из моих любимых актеров. Я приглашал его в БДТ играть Счастливцева в пьесе Островского “Лес“. Он и во втором московском спектакле у меня играет, в “451 по Фаренгейту” в театре “Et cetera”. Ездит из Питера специально... С Люсей Германовой до этого мы две роли сделали, с Андреем Смоляковым – тоже... Хорошая компания. Талантливые, странные, чудаковатые, со своими характерами люди. С ними было приятно работать.
“Воздух между репликами”
  • Спектакль получается, когда в нем есть что-то помимо текста. В нашем “Вишневом саде“ был еще один пласт. Художником спектакля был Давид Боровский, знаменитый художник Таганки, мой старинный друг. Работа над “Вишневым садом“ стала для него последней работой. Он умер через год с небольшим после премьеры. Он был художником “Сада“ несколько раз, в том числе соавтором спектакля Любимова в Афинах – макет его греческого сада вошел во все театральные учебники. Мы стали думать, что нового мы можем внести в эту пьесу и родилась идея занавеса с парящей чайкой. В каком-то смысле “Вишневый сад“ - это прощание с некоей художественной идеей, которая оплодотворила российский, да и мировой театр. Идеей, подаренной МХТ Чеховым и воплощенной в неких знаках. Один из этих знаков - мхатовский занавес. Он является символом быстротечности жизни, ее изменчивости. Это не пространство жизни, в котором существуют герои “Вишневого сада“, а пространство театра, сцены, в котором живут поэтические персона­жи Чехова. В результате возникла идея трансформирующегося занавеса МХТ, как метафоры трансформации времени.
  • Я сразу вспомнил другой знаменитый занавес – занавес Боровского-Любимова в “Гамлете“.
  • Ну конечно! Но параллели здесь очень общие. Все другое: место действия, время, герои...
  • Как вам кажется, поймет “Вишневый сад” американский зритель?
  • Не знаю. Посмотрим. Американцы, которые были в Москве и смотрели спектакль, приняли его очень хорошо. Я всегда по этому поводу насторожен. Еще не было зрителя, который бы после спектакля мне сказал: “Знаешь, ты такую дрянь поставил”... Один из моих учителей Николай Павлович Акимов на протяжении многих лет сидел на своем спектакле “Тень” по Шварцу. Как-то раз я его спросил, зачем. Он ответил: “Каждый раз сижу и удивляюсь”... Это зависит от контекста времени, каких-то субъективных причин... Поймет - это не то слово. Включатся ли в спектакль... Иногда подходит человек, говорит самые прекрасные слова о спектакле, а ты смотришь в его глаза и понимаешь, что спектакль прошел мимо. Другой подойдет, чего-то промычит, и ты видишь, что он взволнован. Как говорится, спектакль в него “попал”.
  • Чеховские пьесы обычно “попадают” в зрителей...
  • Интерес к Чехову – удивительное явление. Его имя известно во всем мире. Он – самый европеизированный драматург, оказавший огромное влияние на развитие драматургии XX века в том числе и на американскую драматургию. На Уильямса, Олби... Чехов уловил нечто такое, что трудно выразить словами. Воздух между репликами, пространство паузы, музыкальная структура. Вот, скажем, Корней Чуковский написал сказку “Муха-цокотуха”. Уже сколько поколений людей читает ее своим детям. По этим же законам он написал сказку “Бибигон”. Она известна гораздо меньше. Почему? Непонятно. Соединение слогов... Чехов умеет рассказать о драмах в мирной жизни. Постановки Чехова исчезают, когда начинаются войны. Ставят Шиллера, Шекспира. А Чехов уловил невероятную драму повседневности.
  • Если бы сегодня вам предложили поставить “Вишневый сад”, вы бы опять согласились?
  • Не удержался бы.
  • И это опять был бы другой спектакль?
  • Наверняка. Мне нравится разгадывать загадки Чехова. Вот вам пример. В одной сцене пьесы Раневская слышит звуки музыки, прислушивается, а Гаев ей говорит: “Это наш знаменитый еврейский оркестр. Помнишь, четыре скрипки, флейта и контрабас”. Зачем Чехову понадобился еврейский оркестр? Дворяне еврейский оркестр не приглашали к себе домой. И я вдруг понял. Разгадка – в вопросе Раневской: “Он еще существует?” Еврейский оркестр – часть уходящей жизни, как “Вишневый сад”. Тут Чехов пожертвовал правдой во имя художественности. Он это делал часто... Чехова упрекали за фамилию Раневская. Говорили, что таких дворянских имен не бывает. У дворян никогда не было вишневых садов – были яблоневые. Что тут скажешь? Бунин оставался великим прозаиком, когда стихи писал, а Чехов даже когда писал прозу, был поэтом.
  • Вы что-то изменили для съемки, или мы увидим тот самый спектакль, который идет на сцене МХТ?
  • Специально никаких изменений никто не делал. Другое дело - снимает ли оператор в тот момент то, что я хочу видеть. Это все-таки не телеверсия. Спектакль снят репортажно, чтобы иметь представление, как он идет на сцене. У меня, у Ренаты, у других актеров взяли короткие интервью перед спектаклем. Не знаю, войдут ли они в запись...
“Театр рождается из хаоса“
  • Адольф Яковлевич, как вас сегодня представлять? Как независимого режиссера?
  • Я прожил две большие режиссерские судьбы. Одну - тридцать лет со своим Рижским театром. Вторую - как независимый режиссер.
  • Как вам живется сегодня? Комфортно?
  • Достаточно комфортно, хотя любой ответ на этот вопрос будет глупым. Не может быть комфортно человеку, занимающемуся театром. Всегда раздрызг, метания, неудовлетворенность. Когда режиссеру становится комфортно, значит, он умер. Театр любит крайности. Тридцать лет я провел только со своим театром, теперь я - свободный художник. Нельзя наполовину.
  • Что лучше – иметь театр-дом или ставить в разных театрах?
  • И там, и там есть свои достоинства и недостатки. Это необъятная тема...
  • От одной необъятной темы - к другой. Что сегодня происходит с русским театром?
  • Сейчас театр интересный. Он меняет свое лицо, он разноликий в отличие от советского времени. Как поэт в России больше, чем поэт, есть какое-то мессианское назначение в русском театре. Во всяком случае, его создатели так думают. Сколько людей погибло на войне, скольких сгноили в лагерях, скольких выслали или вынудили уехать, а все равно залы полны и театры живы. В России к театру особая любовь. Мощная энергетика есть в московской театральной жизни. Как в Лондоне, Берлине, Париже. Может быть, оттого, что реальная жизнь сложная, нестабильная, меняющаяся. Театр рождается из хаоса.
  • Вы принимаете работу режиссеров нового поколения? Бутусова, Богомолова, Серебренникова?
  • Абсолютно. Это очень талантливые люди. Они делают театр завтрашнего дня.
  • Какие у вас планы на ближайшее будущее?
  • Я выпустил в Большом театре оперу Пуччини “Манон Леско” с Анной Нетребко. Премьера прошла 16 октября.
  • Это новый для вас жанр, оперный?
  • Когда-то в Риге я ставил ораторию Онеггера “Жанна Д’Арк на костре”, семь лет назад - “Лючию ди Ламмермур“ с Хиблой Герзмава в Московском театре Станиславского и Немировича-Данченко. Так что жанр не совсем новый. Теперь ждем новостей из Америки, как пройдут показы “Вишневого сада“.
Nota bene! В “большом” Чикаго спектакль “Вишневый сад” будет демонстрироваться 16 ноября в 7.00 pm в помещении Josephine Louis Theater по адресу: 20 Arts Circle Drive, Evanston, IL 60208 (located on the southeast part of the Evanston campus of Northwestern University just off Sheridan Road and Campus Drive, the Louis Theater faces the parking structures)Заказ билетов – на сайтеhttps://web.ovationtix.com/trs/cal/1771/1477972800000. Все новости о проекте “Stage Russia HD - на сайте http://www.stagerussia.com/
Фотографиии к статье:
Фото 1. Адольф Шапиро
Фото 2. Постер к спектаклю “Вишневый сад”
Фото 3-7. Сцены из спектакля “Вишневый сад”. Фотографии предоставлены МХТ имени Чехова

21 окт. 2016 г.

52-й Чикагский МКФ: фильмы, о которых говорят...


13 октября мюзиклом Дэмиена Шазеля ”Ла Ла Лэнд” (“La La Land”, 2016) в Чикаго открылся 52-й Международный кинофестиваль. Уже прошли показы российских конкурсных картин: “Ученик”(“The Student”, 2016) Кирилла Серебренникова и“Рай” (“Paradise”, 2016) Андрея Кончаловского. Впереди - еще неделя показов. Для сегодняшнего Кинообозрения я выбрал три картины, получившие награды на трех самых престижных кинофестивалях мира: в Берлине, Каннах и Венеции. О фильмах говорят известные российские кинокритики.
Синяя борода” (“Kékszakállú”, Аргентина, 2016, 72 мин., на испанском языке с английскими субтитрами)
Режиссер – Гастон Солницкий.
В ролях: Лайла и Натали Малтц, Мария Солди, Катя Шехтман, Лара Тарловски.
История взросления девушек на фоне оперы Белы Бартока ”Замок герцога Синяя Борода”. О фильме рассказывает критик Алексей Гусев: ”Фильм был “вдохновлен” как раз этой оперой, да и название получил от нее. И это название, конечно, можно для простоты переводить как “Синяя Борода”, но аргентинский режиссер делать этого не стал и оставил что в титрах, что на афишах название венгерское, на любой невенгерский взгляд, за уникальностью языка, смотрящееся чистой абракадаброй. Фильм Солницкого и впрямь, судя по всему, вернее поверять эстетикой Бартока или Прокофьева, нежели собственно кинематографическими правилами или образцами. При всей кажущейся медлительности, с которой движется “Kékszakállú”, его стиль вполне можно обозначить как “скерцо на хроматизмах”: скачки, разрывы, постоянная перемена метра и транспонирование в соседние тональности. О регулярности, которую юные девушки честно пытаются примерить на себя, вступая во взрослую жизнь, в фильме сказано предостаточно: тут и сосисочный цех, и швейный, и химико-технологический, где режут огромные и белые, как буэнос-айресские новостройки, куски пенопласта. Но здесь тщетно было бы искать хоть след сатиры на, скажем, индустриальный уклад, социальную обезличенность и всякое такое прочее; показанные Солницким цеха не плохи, не жестоки, они лишь неорганичны героиням и потому стиль сочинен поперек этой аккуратной, опрятной, честной индустрии. Место героинь (там, где тональность возвращается к исходной ключевой) - среди красного бархата обивки в итальянском театре или на призрачном пароме, проступающем на фоне красноглазых машин, что мчатся в никуда по ночной автостраде, или в струях горячего технического пара, идущего через вентиляционную решетку на крыше фабрики. Солницкий не “идет вслед” за своими героинями, он лишь размещает их, кадр за кадром, в разных мизансценах и декорациях, в каждой изыскивая точный, ясный и вполне самодостаточный образ одиночества и потерянности”.
Награда: Премия ФИПРЕССИ на 73-м МКФ в Венеции (2016 год).
21 октября, 6.15 pm; 22 октября, 3.45 pm; 25 октября, 8.45 pm. Программа “Мировое кино”.
Море в огне” (“Fire At Sea”, Италия, 2016, 108 мин.)
Режиссер – Джанфранко Рози.
Документальная лента о жизни людей на маленьком острове Лампедуза - перевалочном пункте для десятков тысяч мигрантов, бегущих в Европу. О фильме рассказывает кинокритик Антон Долин: ”Джанфранко Рози долгие годы жил и работал в США. Он и итальянец, и в то же время иностранец: это позволяет ему увидеть родную страну отстраненным и внимательным взглядом незнакомца - очень выигрышная позиция для документалиста. Поэтому ему заказали сделать десятиминутную короткометражку про Лампедузу - крохотный итальянский островок посреди моря, ровно между берегом Италии и побережьем Северной Африки. Так уж вышло, что это перевалочный пункт для десятков тысяч мигрантов, которые этим путем бегут в Европу - и многие гибнут в пути, если им не повезло добраться до берегов, где их ждут итальянские спасатели. Приехав на Лампедузу, на второй день Рози заболел - бронхит. Он отправился на осмотр к местному терапевту и разговорился с ним - выяснилось, что пожилой доктор в ежедневном режиме осматривает мигрантов, ставит им диагноз, пытается понять, можно ли их выпустить на материк сейчас или необходимо перед этим вылечить. Выйдя из клиники, Рози решил, что десятью минутами не обойдется. Написал продюсерам, что остается, и прожил на Лампедузе полтора года - один, со своей камерой, на которую тихо и незаметно снимал. Так появился на свет этот фильм. Рози не делает вид, что вошел в доверие к чернокожим чужакам с другого края земли, - их он снимает отстраненно, с дистанции, лишь изредка приближаясь для диалога или записи монолога, страстной благодарственной молитвы за то, что не утонули и доплыли до Старого Света. В центре событий - аборигены, жители Лампедузы: старый рыбак-ныряльщик, его жена, местный диджей с радиостанции, спасатели, близорукий мальчик, мастерящий рогатку, и другие. Жители старинного мира, который готовится измениться навсегда. “Море в огне” - настоящая многосоставная поэма невероятной красоты и простоты. Это не репортаж и не этнографическое исследование, а портрет мира в процессе необратимых трансформаций, которые даже мы, столь далекие и от Африки, и от Лампедузы, уже чувствуем на себе”.
Награда: Главный приз ”Золотой медведь” на 66-м Берлинском МКФ (2016 год).
22 октября, 7.30 pm; 25 октября, 6.15 pm. Программа документального кино.
Я, Дэниэл Блейк” (“IDaniel Blake”, Великобритания, 2016, 100 мин.)
Режиссер – Кен Лоуч.
В ролях: Дэйв Джонс, Хейли Скирс, Шарон Перси, Колин Кумбс, Херриет Гост.
Социальная драма мэтра британского кино Кена Лоуча. Кинокритик Лев Карахан говорит: “В финале фильма у гроба героя зачитывают его посмертное письмо: “Я, Дэниел Блейк - гражданин. Не больше, но и не меньше”. Наверное, Лоуч перебирает с правозащитным пафосом. Но таким образом он, видимо, пытается, как всегда, не оглядываясь на ревнителей современного, прежде всего эстетически выверенного, языка, выразить свое ощущение жизненного дисбаланса, ущемляющего не только права человека, но – что важно, к примеру, для меня – его личностное пространство.
Дело ведь не совсем в том, что современный мир агрессивно жес­ток по отношению к человеку и его правам. Лоуч в своем страстном негодовании закрывает на это глаза, но Блейк во многом и сам виноват, что не может освоить простейший набор компьютерных операций для того, чтобы устроиться на работу или хотя бы получить пособие. Другие же как-то приноравливаются к этим уже рутинным процедурам. Во всяком случае права человека присутствуют в современном сознании как один из ориентиров в общем пакете жизненного благоустройства. В этом пакете нет только заботы о благоустройстве внутреннем. И прекрасно организованный (даже заорганизованный) мир, куда все стремятся попасть (беженцы, к примеру, бегут не наугад, а в Европу), становится все более равнодушным к личностному, душевному содержанию”.
Награда: Главный приз ”Золотая пальмовая ветвь” на 69-м Каннском МКФ (2016 год).
22 октября, 8.30 pm; 25 октября, 6.00 pm. Специальная презентация.
Все новости о фестивале - на сайте http://www.chicagofilmfestival.com/. Все фильмы фестиваля проходят в кинотеатре AMC River East 21 Theater по адресу: 322 East Illinois StreetChicagoIL 60610. Приятного просмотра!
Фотографии к статье:
Фото 1. Постер Чикагского МКФ 
Фото 2. Кадр из фильма “Синяя борода”
Фото 3. Кадр из фильма “Море в огне”
Фото 4. Кадр из фильма “Я, Дэниэл Блейк”
(Все фото – Chicago Film Festival)

20 окт. 2016 г.

Лондонский Королевский национальный театр – в кино (National Theatre Live, осень 2016)

В сезоне 2007-2008 годов нью-йоркская Метрополитен-опера впервые в мире решилась на прямые трансляции своих спектаклей по всему миру. Успех новой инициативы превзошел все ожидания, и уже в следующем сезоне МЕТ увеличил количество транслируемых опер. Начинание, таившее в себе определенную опасность как с коммерческой, так и с художественной точек зрения, получило распространение среди других оперных театров мира, инициативу МЕТа подхватили лондонский Ковент-гарден, миланская Ла Скала, питерский Мариинский театр, оперные театры Флоренции и Венеции. С 2009 года в кино, к новым зрителям, вслед за оперными устремились драматические театры. Первопроходцем здесь выступает один из лучших театров Англии, Лондонский Королевский национальный театр. Он был создан в 1963 году усилиями Лоуренса Оливье, который и стал его первым художественным руководителем. Театр открылся “Гамлетом” с Питером О’Тулом в главной роли. Первые тринадцать лет спектакли проходили в помещении Old Vic Theatre. В 1976 году королева Англии торжественно открыла специально построенное для театра новое помещение, и труппа, наконец, получила свой дом. Королевский национальный театр существует на хорошо знакомой нам репертуарной основе. За эти годы театром были показаны более пятисот пьес. Среди них – классика и современная драматургия. В разные годы в театре работали крупнейшие мастера английской сцены. После Лоуренса Оливье театром руководили выдающиеся режиссеры современности Питер Холл (1976-1988 годы), Ричард Эйр (1988-1997 годы), Тревор Нанн (1997-2003 годы), Николас Хайтнер (2003-2015 годы). С прошлого года художественным руководителем театра является режиссер Руфус Норрис.
25 июня 2009 года одновременно в двухстах кинотеатрах по всему миру (в том числе в Чикаго) в прямом эфире был показан спектакль Национального театра “Федра” по мотивам трагедии Ж.Расина с блистательной английской актрисой Хелен Миррен в главной роли. В следующем году таких спектаклей уже было два: “Вишневый сад” А.П.Чехова с Зое Уонамейкер в роли Раневской и “Франкенштейн”.
“Франкенштейн” (“Frankenstein”) Ника Дира по мотивам романа Мэри Шелли
26 октября, 7.00 pm.
Режиссер – Дэнни Бойл.
В главных ролях: Бенедикт Камбербэтч и Джонни Ли Миллер.
Знаменитый кинохулиган, автор фильмов “На игле” (“Trainspotting”, 1996), “Миллионер из трущоб” (“Slumdog Millionaire”, 2008) и “127 часов” (“127 Hours”, 2010) англичанин Дэнни Бойл продолжил свои эксперименты на театральной сцене. Режиссер взялся за новое прочтение легенды о Франкенштейне. Впервые на сцене Королевского национального театра Англии сыграли любимые актеры Бойла Бенедикт Камбербэтч и Джонни Ли Миллер, причем, актеры менялись ролями. В один вечер Камбербэтч играл студента Виктора Франкенштейна, а Миллер – созданное им Чудовище, на следующий день - наоборот. Спектакль стал одним из самых успешных в истории Национального театра. За пять лет его посмотрели более полумиллиона человек, и сегодня он по-прежнему вызывает живой интерес. Мы увидим вариант с Камбербэтчем в роли Чудовища и Джонни Ли Миллером - в роли Виктора Франкенштейна. Продолжительность - 2 часа 25 минут с одним антрактом.
9 ноября, 7.00 pm. “Глубокое синее море” (“The Deep Blue Sea”) Теренса Рэттигана
Режиссер – Кэрри Крэкнелл.
В главных ролях: Хелен Маккрори и Том Берк.
Перед нами - мелодрама, в которой описывается один день из жизни художницы Хестер Коллер. Она понимает, что летчик Фредди (пилот Королевских военно-воздушных сил), ради которого она бросила богатого и уважаемого мужа-судью, не настолько любит ее, чтобы посвятить ей жизнь. Хестер пишет прощальную записку и включает газ. Самоубийства не получается, зато начинается серия разборок и многочисленные выяснения отношений участников любовного треугольника... Пьеса Теренса Реттигана “Глубокое синее море“ была написана и впервые поставлена в Великобритании в 1952 году. В театре роль Хестер в разные годы играли Пенелопа Уилтон, Изабель Дин, Блайт Деннер, Грета Скакки, в кино эталонной Хестер признана Вивьен Ли. В 2011 году на экраны вышел британский фильм Теренса Дэвиса с Рэйчел Вайс и Томом Хиддлстоном в ролях трагических любовников.
Пьеса активно ставилась в российских театрах. Из недавних - спектакль Павла Сафонова в Московском театре имени Вахтангова (сезон 2006-07 годов).
В Национальном театре роль Хестер играет Хелен Маккрори. Она известна благодаря фильмам о Гарри Поттере и сериалу “Острые козырьки“ (“Peaky Blinders“, 2013). В театре играла главные роли в спектаклях “Медея“ (“Medea”) у той же Кэрри Крэкнелл и “Последняя из Хауссманов“ (“The Last of the Haussmans”).
Премьера спектакля состоялась в июне 2016 года. Продолжительность - 2 часа 20 минут с одним антрактом.
17 ноября, 7.00 pm. “Трехгрошовая опера” (“Threepenny Opera”) Бертольта Брехта (сценическая инсценировка - Саймон Стивенс)
Режиссер – Руфус Норрис.
В главных ролях: Рори Киннир, Розали Крейг, Ник Холдер, Шарон Смолл.
Одна из лучших пьес XX века вернулась на сцену Национального театра в постановке нового художественного руководителя. Руфус Норрис задумал поразить всех. Видевшие спектакль отмечают абсолютную оригинальность постановки. Сценическая адаптация пьесы Брехта сделана драматургом Саймоном Стивенсом – автором еще одного хита театра, спектакля “Загадочное ночное убийство собаки”. Новое в “Трехгрошовой опере” все, даже текст Брехта, заново переведенный на английский язык. Неизменным осталась лишь музыка и знаменитые зонги Курта Вайля. В роли бандита Макхита по кличке Мэкки-Нож - лауреат премии имени Лоуренса Оливье Рори Киннир (звезда спектаклей “Гамлет”, “Отелло”), роль его подружки Полли Пичем исполняет Розали Крейг. Премьера спектакля состоялась в мае 2016 года.
Продолжительность - 2 часа 50 минут с одним антрактом.
7 декабря, 7.00 pm. “Боевой конь” (“War Horse”) Ника Стаффорда по роману Майкла Морпурго
Режиссер – Марианна Эллиот.
В главных ролях: Найджел Аллен, Алекс Авери, Алистар Браммер, Эке Чукву.
Еще один “бис” еще одного знаменитого спектакля Национального театра. Автор романа “Боевой конь” Майкл Морпурго, наверно, и сам не ожидал такого триумфа. Он больше всего ценит покой деревенской жизни, живет на ферме и в свободное от работы время пишет книги для детей. Как-то он заметил, что мальчик разговаривает с конем. Этот эпизод, а также рассказы ветеранов Первой мировой войны, живших в родном графстве писателя Девон, подвигли Морпурго на создание романа “Боевой конь”. Книга была издана в 1982 году. Ее охотно читали, но бешеного успеха не было. Автор пытался заинтересовать продюсеров идеей экранизации романа, но дальше разговоров и обещаний дело не пошло. А вот спектакль по книге ждала поистине мировая слава. В книге история излагается от лица лошади, поэтому для переложения романа на театральный язык было необходимо существенно переработать материал. За дело взялся драматург Ник Стаффорд, и получилась новая “история лошади”.
Премьера спектакля “Боевой конь” состоялась в 2007 году. В 2011 году спектакль “Боевой конь” получил пять премий “Тони”: за лучший спектакль, лучшую постановку, лучший сценический дизайн, лучший световой дизайн, лучший звуковой дизайн. Специальной премии “Тони” за дизайн лошадей и участие в постановке удостоена Handspring Puppet Company (ЮАР).
Продолжительность - 3 часа 10 минут с одним антрактом.
Nota bene! Все спектакли демонстрируются в помещении Josephine Louis Theater по адресу: 20 Arts Circle Drive, Evanston, IL 60208 (located on the southeast part of the Evanston campus of Northwestern University just off Sheridan Road and Campus Drive, the Louis Theater faces the parking structures)Заказ билетов – на сайте https://web.ovationtix.com/trs/cal/1771/1477972800000Наиболее полная информация о спектаклях Национального театра – на сайте http://www.nationaltheatre.org.uk/.
Фотографии к статье:
Фото 1. Джонни Ли Миллер и Бенедикт Камбербэтч в спектакле “Франкенштейн”. Фото - Кэтрин Эшмор
Фото 2. Хелен Маккрори в спектакле “Глубокое синее море”. Фото – Ричард Хаберт Смит
Фото 3. Шарон Смолл в спектакле “Трехгрошовая опера”. Фото – Ричард Хаберт Смит
Фото 4. Сцена из спектакля “Боевой конь”. Фото – National Theatre HD

19 окт. 2016 г.

Объявлены лауреаты Jeff Awards (Чикаго) сезона 2015-16 годов

17 октября в помещении Drury Lane Theatre (пригород Чикаго Oakbrook Terrace) состоялась 48-я ежегодная церемония вручения крупнейшей театральной премии Чикаго “Джефф” (JeffAwards Equity Wing Recipientsза постановки сезона 2015-16 годов среди театров, творческие коллективы которых входят в профсоюз театральных деятелей.
В отборе участвовали сто пятьдесят восемь постановок, созданных театрами (всего их пятьдесят семь) в период с 1 августа 2015 года до 31 июля 2016 года. Сто двенадцать спектаклей получили гордое звание “Jeff Recommended” и возможность номинироваться на премию. В результате в тридцать две категории попали сто семьдесят восемь номинантов. Премии вручались в трех секциях: “Play” (драматический спектакль), “Musical” (мюзикл) и “Revue” (сочетание элементов драматического и музыкального спектаклей).
Триумфатором в этом году оказался Чикагский шекспировский театр (Chicago Shakespeare Theater). Он победил в пяти номинациях, в том числе в двух самых престижных в секции “Лучший драматический спектакль для театров большой формы (“Production - Play - Large”):лучшим спектаклем года стала “Буря“ Шекспира в адаптации Аарона Познера и Теллера, Познер и Теллер были признаны лучшими режиссерами. У Бури еще две премии: Том Вивер стал лучшим в категории Лучший световой дизайн, большая формаДжонни Томпсон - лучшим в особой категории Артистическая специализация. Он выиграл за фокусы (в премии это названо Магическим дизайном).
Наряду с Бурей, четыре премии Джефф получил мюзикл Dreamgirls Porchlight Music Theatre: за лучшие женскую роль (Доника Линн), второстепенную мужскую роль (Эрик Льюис), дизайн костюмов (Билл Мори) и главный приз - “Лучший мюзикл для театров малой формы”.
Лучшая женская роль в категории “Драматический спектакль” (“Actress in a Principal Role - Play”) Мэри Бет Фишер (“Domesticated” в Steppenwolf Theatre), лучшая мужская роль в категории “Драматический спектакль” (“Actor in a Principal Role - Play”) - Декстер Золикоффер(“Charm” в Northlight Theatre). Лучшим актером второго плана стал старейший чикагский актер, девяностодвухлетний Майк Нассбаум (“The Price” в TimeLine Theatre Company). Лучшая второстепенная женская роль - Жаклин Уильямс (“The House That Will Not Stand” в Victory Gardens Theater),
Лучшим мюзиклом большой формы стала Вестсайдская история в Paramount Theatre. Спектакль получил еще две премии: за лучшие второстепенную женскую роль (Мэри Антонини) и хореографию (Уильям Карлос Ангуло).
Лучшим режиссером в категории “Мюзикл, большая форма” признана Рейчел Роквелл за спектакль Шекспировского театра “Ride the Cyclone”, лучшим актером в категории “Мюзикл“ - Натаниэл Стемпли, исполнитель роли Дон Кихота в спектакле ”Человек из Ламанчи” в Marriott Theatre.
United Flight 232” в The House Theatre of Chicago стал лучшим драматическим спектаклем для театров малой формы. Актеры спектакля удостоены премии за лучший ансамбль.
Спектакль Goodman Theatre “2666”, претендовавший на пять премий, получил две: за лучшие новую адаптацию (Роберт Фоллс и Сет Бокли) и видеопроекции (Шон Сагади).
Единственным двукратным лауреатом премии стал актер Брайан Кихада. Он победил в номинациях ”Моноспектакль” и ”Звуковой дизайн для театров малой формы” (“Where Did We Sit on the Bus?” в Teatro Vista в содружестве с Chicago Department of Cultural Affairs and Special Events и Victory Gardens Theater). 
Без наград остались маститые чикагские коллективы Court Theatre и Writers Theatre. Лауреатом специальной премии Джефф за вклад в развитие театрального искусства (Special Achievement Awardстал бессменный художественный руководитель Writer Theatre Майкл Халберстам.
Весь вечер на сцене провели ведущие церемонии, актеры Джанет Улрик Брукс и Джеймс Орл Джонс II.
В целом церемония вручения премии была, как обычно, шумной и веселой. Политических заявлений почти не было, их заменили шутки и поток благодарностей. Театральные деятели - лауреаты, поднимаясь на сцену, один за другим благодарили комитет премии и саму атмосферу города, позволяющую заниматься творчеством. Чикаго - самый театральный город мира! В Чикаго в театре возможно все! В Чикаго самая живая аудитория и самые яркие актеры! Подобные фразы вызывали бурную реакцию зала. На сцене царила атмосфера свободы, а в зале было очень шумно. Фамилии номинантов сопровождались криками, возгласами, приветствиями коллег. За своих болели громко и со вкусом, а когда объявляли имя лауреата, громко аплодировали все, даже недавние соперники. Выходя на сцену, волновались, плакали, а фокусных дел мастер Джонни Томпсон показал фокус с руками, предложив всему залу следовать его примеру. Зал с радостью согласился. Сидевшая рядом со мной известная критикесса, отставив ручку, немедленно включилась в игру. А после окончания церемонии собравшиеся устремились к столам с едой и спиртными напитками. В общем, проигравших не было, праздник удался! И я там был, мед-пиво пил... 
Следующая церемония состоится в июне 2017 года. На ней будут награждаться театры, творческие коллективы которых не входят в профсоюз театральных деятелей (Non-Equity awards).
Nota bene! Полный список победителей, а также информация об истории и сегодняшнем дне премии “Джефф” - на официальном сайтеhttp://www.jeffawards.org/home/index.cfm.
Фотографии к статье:
Фото 1. ЛОГО премии
Фото 2. Сцена из спектакля “Буря” Чикагского шекспировского театра. Фото – Лиз Лоурен
Фото 3. Джонни Томпсон. Фото – Джони Найт
Фото 4. Участники спектакля “Dreamgirls”. Фото – Джони Найт
Фото 5. Доника Линн. Фото – Джони Найт
Фото 6. Сет Бокли. Фото – Джони Найт
Фото 7. Брайан Кихада. Фото – Джони Найт
Фото 8. Майкл Халберстам. Фото – Джони Найт
Фото 9. Джанет Улрик Брукс и Джеймс Орл Джонс II. Фото – Джони Найт
Фото 10. Счастливые лауреаты. Фото – Джони Найт

17 окт. 2016 г.

Альбина Шагимуратова: “Читайте книги!“ Интервью с певицей

В эти дни на сцене Лирик-оперы Чикаго идет опера Гаэтано Доницетти “Лючия ди Ламмермур“. В главной партии - одна из лучших колоратурных сопрано нашего времени Альбина Шагимуратова. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту певица рассказывает о своих любимых партиях, дебюте в кино, планах на будущее и о том, как изменилась ее жизнь после рождения дочери.
“Лючия – королева всех белькантовых партий”
Дебют Альбины Шагимуратовой в Лирик-опере состоялся в марте 2013 года. Певица исполнила партию Джильды в опере Дж.Верди “Риголетто“. Спустя три с половиной года Альбина вновь выступает в Чикаго.
  • Рад снова встретиться с вами, Альбина. Как вы чувствуете себя в образе Лючии?
  • Очень хорошо. Я рада возможности поработать с режиссером Грэмом Виком. Это наша первая встреча. Вторая, надеюсь, будет в Ковент-гарден летом 2017 года. Я буду участвовать в его постановке оперы Моцарта “Митридат”. Вик - великий режиссер. Построение психологического рисунка роли - то, чем сегодня режиссеры не занимаются. Грэм – исключение. Я просто счастлива, что судьба свела меня с таким могиканином. Могу назвать еще только несколько режиссеров, которые так работают. Грэм не говорит: “Иди налево, иди направо, сядь сюда, встань, повернись...”. Нет, мы создаем настоящий драматический театр. Грэм нам на репетициях Шекспира цитировал... Постановка у нас традиционная. Нет никаких “заворотов”, все по делу, как написано у Доницетти, с красивыми  шотландскими костюмами. Мы не можем стоять на головах и изображать какие-то цирковые номера. Эмоциональное состояние мы выражаем через голос... Спектакль очень напряженный, он требует большой эмоциональности. Грэм проводил репетиции с полной отдачей. Вполсилы не репетировали... Когда выстроен правильный эмоциональный рисунок и актриса органически переходит от одного состояния героини к другому, про голос забываешь. Некогда думать, как взять верхнюю ноту. Надо не просто петь, а играть. Это огромная сложность во всех операх, а в этой – особенно... Для меня Лючия - королева всех белькантовых партий. Она требует от артистки невероятных душевных затрат. Как сказал Грэм: “Это же все-таки бельканто!”
  • Что для вас самое сложное в этой партии?
  • В техническом плане – ничего. Я недавно спела Констанцию (“Похищение из Сераля” Моцарта) в МЕТ и 4 сентября Семирамиду (“Семирамида” Россини) в Лондоне, в Royal Albert Hall. (Дебют на фестивале Би-Би-Си Промс.) После этих произведений уже ничего не страшно. Единственная трудность в постановке Вика – у нас всего один перерыв перед сценой сумасшествия. На репетициях в этой сцене Грэм просто всю душу из меня вытряс. На сцене происходит настоящая драма.
  • Без крови?
  • Кровь есть, но бывают гораздо более экстремальные постановки, например, спектакль в Ковент-гарден, где у Лючии выкидыш, везде кровь, она купается в ней.
  • Вы участвовали в подобных постановках?
  • В одной, и мне было как-то не по себе... Из недавних мне понравилась постановка Мэри Зиммерман в МЕТ и Ла Скала. Она перенесла действие в викторианскую эпоху конца XIX – начала XX веков.
  • Я читал, что в Ла Скала вам устроили двадцатиминутную овацию...
  • Удивительный был прием. Я оказалась первой русской сопрано в истории Ла Скала, которая пела Лючию. До меня были Каллас, Сазерленд, Рената Скотто...
  • Вы оказались в хорошей компании.
  • Моим Эдгардо в Скала был Витторио Григоло, в МЕТ - Джозеф Калейя. В Сан-Франциско пел польский тенор Петр Бечала. В Лирик-опере мы второй раз встречаемся с Петром.
  • Как вам работается с ним?
  • Замечательно. Мы говорим между собой по-русски. Он приятный коллега и очень грамотный профессионал. Один из лучших Эдгардо на сегодняшней оперной сцене, а Эдгардо для тенора – очень сложная партия. Петр поет Фауста, недавно спел Лоэнгрина. Сочетать в репертуаре Лоэнгрина с Эдгардо, кажется, невозможно, но Петру это удается.
  • В качестве дирижера в опере дебютировал итальянский маэстро Энрике Маццола. Что вы можете сказать о нем?
  • Энрике считается экспертом в операх бельканто. Он сам мне говорил, что берется только за белькантовый репертуар. Он дотошно работал с нами, проверял все источники: где какие ферматы, какие темпы... Он открыл некоторые купюры, которые традиционно закрывались. Так что в опере звучит новая музыка.
  • Есть певицы, которые дописывают колоратуры, вариации, исходя из понимания партии, драматического момента и своих вокальных возможностей. Вы тоже так делаете?
  • Нет. И не собираюсь. Есть музыка Доницеттти и несколько вариантов специально написанных каденций Риччи. Каждая певица выбирает свой. Я не считаю, что нужно самой сочинять. Я же не композитор. Никто из великих певцов не сочинял. Ни Каллас, ни Сазерленд. Они использовали те же каденции Риччи. Энрике предлагал мне даже не сочинить, а вставить некоторые каденции из арии Царицы ночи.
  • При чем здесь Царица ночи?
  • Вот в том-то и дело. Такие ”номера” хорошо бы прошли в Германии или Англии, но не в Америке.
”Голос идет за мной”
  • Как вам удается сохранять баланс между психологической погруженностью в состояние героини и контролем голоса?
  • Голос уже идет за мной. Лючия спета столько раз... Все происходит на совсем других рельсах. Контролировать голос надо, когда первый раз поешь партию.
  • С Семирамидой получилось?
  • Я рада, что Семирамида была в концертном исполнении, хотя это еще сложнее, чем спектакль. Стоять на сцене перед оркестром и суметь все передать голосом трудно. Сюжет в опере достаточно запутанный, и партия очень сложная. Почему она так редко ставится? Очень трудно найти певцов. Не только колоратурное сопрано (Семирамида), но и меццо (Арзаче). А где найти сегодня колоратурного баса (Ассуро)?
  • Кто был в вашем составе?
  • Состав был, в основном, итальянский. Ассуро должен был петь итальянский бас-баритон Ильдебрандо Д’Арканджело, но он в последний момент отменил приезд, и его заменили на другого итальянского певца Мирко Палацци. Арзаче - Даниэла Барчеллона. Идрено - английский тенор Бэри Бенкс. Эту партию должен был петь Хавьер Камарена, но он тоже не приехал.
  • Рецензии были потрясающие. Вы сами остались довольны своей работой?
  • Честно – да. Эта партия забрала столько сил, эмоций, нервов. Я перед спектаклем спала три часа. Дирижер очень требовательный – сэр Марк Элдер. Потрясающий профессионал. Он меня до слез доводил на репетициях, мы с ним и смеялись, и ругались, и ходили на ланч, и ужинали вместе. Я просто влюблена в него. То же самое, что сейчас происходит с Грэмом Виком. Это так здорово, когда певец встречает своего дирижера или своего режиссера. Я “утопаю” сразу, полностью погружаюсь в работу. Любое пожелание его выполню, потому что понимаю - человек занимается Музыкой и делает настоящее Искусство! Сегодня таких - единицы.
  • Вы бы хотели исполнить Семирамиду в оперной постановке?
  • Очень. У меня будет Семирамида в Мюнхене, в Баварской опере. Надеюсь спеть эту партию в Америке.
  • Как хотелось бы услышать эту оперу в Чикаго! Надеюсь, она заинтересует господина директора.
  • Господин Энтони Фрейд - мой ментор, человек, который вывел меня в мир большой оперы. Он пригласил меня в Хьюстон в первый год руководства Хьюстонской оперой, и с этого началась моя международная карьера. Он - большой молодец. Спокойный, вдумчивый, говорящий мало и по делу. Мне такие люди нравятся...
  • Давайте поговорим о репертуаре. В его основе - итальянские оперы?
  • Я начинала с Царицы ночи и заканчиваю с ней в 2017 году. Сегодня в основе моего репертуара Моцарт: “Похищение из Сераля” (Констанция), “Дон Жуан” (Донна Анна) и “Митридат”, где я пою греческую королеву Аспазию. Потрясающая опера!.. Я бы себя очень хотела развивать, как белькантовая певица. Помимо ”Лючии ди Ламмермур”, скоро в репертуаре у меня появятся “Пуритане”. Мечтаю спеть Норму... Я пою настолько сложный репертуар и пытаюсь настолько его проработать, что хвататься за каждую новую партию не хочу. Недавно мне прислали рецензию на Семирамиду, где были такие слова: “Эта певица очень скоро будет петь ”тяжелого” Верди. Она с таким наполнением пела Семирамиду и так заполняла своим голосом огромный Royal Albert Hall, что она будет петь и ”Трубадур”, и ”Аиду”, и ”Луизу Миллер”. Не знаю...
  • Не хотите идти в эту сторону?
  • Пока нет.
  • В вашем репертуаре нет французских опер. Почему?
  • Из французского репертуара меня очень интересует “Лакме” Делиба, но эту оперу никто не хочет ставить.
  • Опять из-за технических сложностей?
  • Ее тяжело ставить. Статичная опера. Или “Гамлет” Амбруаза Тома. Офелия – какая прекрасная роль! Эту оперу тоже очень мало ставят... Джульетта в “Ромео и Джульетте” Гуно – низкая партия, Манон у Массне – низкая партия. Низкая Донна Анна, низкий Моцарт дают меньше вреда, чем низкий Массне. Моцарт никогда не может повредить голосу. Моцарта поешь легким голосом. А Манон у Массне – очень эмоциональная, взбалмошная девчонка. Ее знаменитый дуэт с Де Грие написан для лирического сопрано.
  • Что с немецким репертуаром?
  • Я исполняю ”Четыре последние песни” Штрауса.
  • Вы по-прежнему поете Людмилу, или это в прошлом?
  • “Руслан и Людмила” Глинки очень редко сейчас идет, постановку Чернякова никто не ставит. Недавно вышел диск с записью этой оперы. Из русских опер в моем репертуаре “Царская невеста”. 2016 год – год Шостаковича и Прокофьева. Я их не пою, там нет для меня ничего. Очень хочу спеть “Золотого петушка”, но постановок нет. Мало ставят даже в России.
  • Почему?
  • Трудно сказать. Для меня это загадка.
  • А современные оперы?
  • У меня голос не такой. Он не будет так слушаться в операх Стравинского и Пуленка, как в операх бельканто.
  • От Пуленка - к старине. Как вы относитесь к барочному репертуару?
  • С удовольствием спела бы Генделя. Пока не приходилось. Для Генделя требуется другой стиль. Надо научиться петь в барочном стиле колоратурой. Там как раз есть, что для меня попеть. Мне кажется, лучше петь что-то одно и делать это хорошо, чем распыляться на многое и делать это так себе... Сейчас все любят ”тяжелый” репертуар, все нацелены на Вагнера.
  • Вагнер появится когда-нибудь в вашем репертуаре?
  • Сомневаюсь, что буду петь Вагнера, хотя я его обожаю. Мой самый любимый композитор. Вернее, два самых любимых: Бах и Вагнер.
  • Как интересно! Самый любимый композитор – тот, кого вы НЕ исполняете.
  • Я Вагнера слушать люблю. И Баха. Я пела Мессы Баха. Все его хоральные произведения, мессы, прелюдии, фуги - пример абсолютной гармонии. Разговор с Богом. Я Баха ребенку ставлю.

“Может быть, всю жизнь ходить беременной?!”


  • Мой голос после родов изменился. Он стал плотнее и глубже. Мои Царица ночи и Лючия сегодня другие. Слава Богу, верхи не изменились, а стали еще лучше. В противном случае я бы не взялась за Семирамиду. Многие певицы боятся рожать, а я бы очень рекомендовала! Весь период беременности петь одно удовольствие. Это не помеха, это здорово! Я говорила себе: “Может быть, всю жизнь ходить беременной?!”
  • Что же было с вашими контрактами в этот период?
  • На седьмом месяце я отменила “Риголетто” в Риме, а на восьмом меня неожиданно вызвали в Лондон. Была патовая ситуация. Люба Органазова отменила “Колокола” Рахманинова в Royal Albert Hall. Мне позвонили за три дня до концерта. Я полетела в Лондон и впервые выступила в этом прославленном зале. Через полтора месяца после родов у меня должна была быть Констанция – дебют в партии и дебют в Парижской опере. Я не смогла там спеть. Слишком рано, я еще не успела прийти в себя. А через четыре месяца после родов была Лючия в МЕТ.
  • Через четыре месяца вы вернулись на сцену?
  • Да, я полностью возобновила выступления. В ноябре доченьке исполнится два года. Ее зовут Аделина.
  • В честь Аделины Патти?
  • Конечно, в честь знаменитой итальянской певицы Аделины Патти. Я расскажу вам историю, которая недавно случилась со мной. Мне позвонил директор “Мосфильма”, режиссер Карен Шахназаров. Он сказал: “Я сейчас снимаю “Анну Каренину“ по Толстому. Там есть сцена, когда Анна приходит в театр на концерт Аделины Патти. Не хотите ли вы сыграть роль Аделины?” Летом были съемки. Я впервые снималась в кино! Играла и пела Норму и арии из Россини.
  • Поздравляю вас! Как вы себя чувствовали на съемочной площадке?
  • В кино все по-другому. На съемочной площадке я общаюсь только с режиссером. Я – Аделина Патти - стою на сцене, вокруг меня ”летают” камеры. Я в образе знаменитой, капризной, взбалмошной примадонны. Нет, на самом деле я не играю взбалмошную примадонну... Мы записали несколько эпизодов с моим участием. Было пятьдесят дублей! Что войдет в фильм – решать режиссеру.
  • Кто были вашими партнерами?
  • Анна - Елизавета Боярская. Она очень хорошая актриса. То, что я видела на съемочной площадке, было абсолютным попаданием в роль. И внешне, и внутренне. То, как работает Елизавета, достойно восхищения. Вронского играет ее муж, актер Максим Матвеев. В роли Каренина – Виталий Кищенко. “Анна Каренина“ - специальный проект, предложенный Карену Георгиевичу. Он рассказывал, что долго думал, прежде чем согласиться. Премьера состоится в самые ближайшие месяцы. Надеюсь, получится хороший фильм. Ожиданий много.
  • Вы смотрели недавнюю английскую версию “Анны Карениной“ с Кирой Найтли?
  • Смотрела. Это не русская Каренина. Даже у Татьяны Самойловой не получилась Каренина Толстого. А Карен Георгиевич ставит именно по Толстому. У него Каренин – не старый муж. Его принято изображать стариком, но это неправда... Шахназаров – большой мастер. Он идет по роману, ничего не придумывая и не убирая никаких деталей. Для меня общение с ним и работа в кино было новым, интересным опытом.
  • Так вы на время “изменили” опере с кино?!
  • На три дня.
  • Если пригласят еще раз сниматься - пойдете?
  • С удовольствием. Мне интересно кино. Сериалы – нет, а фильмы - да.
  • Уйдете из оперы и станете кинозвездой?
  • Почему нет?
“Читать надо настоящие книги!”
  • Вы продолжаете выступать в Казани? Не бросаете родной город?
  • Не бросаю, но выступаю там редко. Очень редко. Как-то сроки не совпадают. Недавно я спела там сольный концерт. У них другой репертуар. Из всех российских театров я чаще всего выступаю в Мариинке...
  • Некоторые солисты говорят, что в Европе выступать легче, потому что театры меньше. В Америке трудно достучаться до задних рядов партера...
  • Так говорят люди, у которых маленький голос. У меня он маленьким никогда не был, а после родов стал еще больше. Никогда таких проблем не было. Я даже не задумывалась об этом. Зачем? Надо думать о музыке.
  • Что из увиденного вами недавно в театрах вы могли бы порекомендовать?
  • В Москве я иногда хожу на разные концерты, спектакли и только лишний раз расстраиваюсь. Порекомендовать что-то сложно. Читайте книги! Сейчас у нас никто не читает. Для поколения моих родителей “Война и мир” или “Мастер и Маргарита” были хрестоматиями, а мое и следующее поколения даже не знают героев “Войны и мира”. У нас все в айфонах, фейсбуках, да в инстаграммах. Читать надо настоящие книги!
  • Что делать, как заставить молодое поколение читать?
  • Не знаю, я в этом плане очень жесткая. Мы с мужем приходим домой, выключаем телефоны, убираем планшеты. Телевизор ребенок не смотрит. Мы сами не смотрим. Если нам нужен телевизор, мы его включаем, когда ребенок спит. Никаких мультиков. Я включу телевизор, когда Аделине будет три-четыре года. Не раньше. Мы ей читаем Агнию Барто. Будучи беременной, я ставила классическую музыку, и сейчас Аделина воспринимает только классику. Моцарта, Баха... Поставлю джазовую музыку - выключает.
  • Вот вы и ответили на мой вопрос. Все зависит от родителей.
  • Я читаю книги по воспитанию детей. С собой вожу. (Альбина показывает мне книгу “Как сделать ребенка счастливым”.) Я вижу родителей, которые потакают своим детям, когда они просят телефоны. И все - они тупо уперлись в экран, ничего не понимая. Некоторые дети завтракают только с телевизором. ”Включи – тогда я буду завтракать...” Я чувствую огромную ответственность за мое чадо. Я должна успеть до пяти лет вложить в ребенка все. До пяти лет из него, как из пластилина, можно лепить все, что ты хочешь увидеть потом. Надо уметь разговаривать с ребенком, попытаться понять, что он хочет... Для меня стало огромной проблемой успевать на работу и заниматься ребенком. Моя жизнь полностью поменялась. Сумасшедший дом. Даже будучи на расстоянии, я даю инструкции нянечке. Включите эту музыку, прочитайте эту сказку... Пушкин, Агния Барто, Корней Чуковский, ”Колыбельная Умки”... У меня есть диск Колыбельных песен из разных мультфильмов.
  • Планшет включить она еще успеет!
  • Нужно оттягивать этот момент. Планшет притупляет мозги. Я по себе это могу сказать.
  • Вы бы хотели, чтобы Аделина повторила вашу судьбу и пошла в певицы?
  • Если только у нее будут феноменальные вокальные данные... Она уже играет на фортепиано. Посмотрим. Еще рано об этом говорить.
  • Как вы находите время на чтение?
  • В самолете. Я пытаюсь хотя бы полчаса уделить настоящей книге, немного ”выключить” мозги от компьютера и интернета.
  • Вам нравится Чикаго?
  • Очень. В Америке это мой любимый город. От Нью-Йорка я устаю, от Чикаго - нет. Мне комфортно дышится в городе и приятно выступать в Лирик-опере.
  • Надеюсь, мы вас еще услышим не раз!
  • Обязательно. Я вернусь в Чикаго.
Фотографии к статье:
Фото 1-9. Альбина Шагимуратова. Фото – Павел Саан и Леонид Семенюк
Фото 10-11. Сцены из спектакля "Лючия ди Ламмермур" (Лирик-опера Чикаго, октябрь 2016 года). Фото - Тодд Розенберг