17 окт. 2016 г.

Альбина Шагимуратова: “Читайте книги!“ Интервью с певицей

В эти дни на сцене Лирик-оперы Чикаго идет опера Гаэтано Доницетти “Лючия ди Ламмермур“. В главной партии - одна из лучших колоратурных сопрано нашего времени Альбина Шагимуратова. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту певица рассказывает о своих любимых партиях, дебюте в кино, планах на будущее и о том, как изменилась ее жизнь после рождения дочери.
“Лючия – королева всех белькантовых партий”
Дебют Альбины Шагимуратовой в Лирик-опере состоялся в марте 2013 года. Певица исполнила партию Джильды в опере Дж.Верди “Риголетто“. Спустя три с половиной года Альбина вновь выступает в Чикаго.
  • Рад снова встретиться с вами, Альбина. Как вы чувствуете себя в образе Лючии?
  • Очень хорошо. Я рада возможности поработать с режиссером Грэмом Виком. Это наша первая встреча. Вторая, надеюсь, будет в Ковент-гарден летом 2017 года. Я буду участвовать в его постановке оперы Моцарта “Митридат”. Вик - великий режиссер. Построение психологического рисунка роли - то, чем сегодня режиссеры не занимаются. Грэм – исключение. Я просто счастлива, что судьба свела меня с таким могиканином. Могу назвать еще только несколько режиссеров, которые так работают. Грэм не говорит: “Иди налево, иди направо, сядь сюда, встань, повернись...”. Нет, мы создаем настоящий драматический театр. Грэм нам на репетициях Шекспира цитировал... Постановка у нас традиционная. Нет никаких “заворотов”, все по делу, как написано у Доницетти, с красивыми  шотландскими костюмами. Мы не можем стоять на головах и изображать какие-то цирковые номера. Эмоциональное состояние мы выражаем через голос... Спектакль очень напряженный, он требует большой эмоциональности. Грэм проводил репетиции с полной отдачей. Вполсилы не репетировали... Когда выстроен правильный эмоциональный рисунок и актриса органически переходит от одного состояния героини к другому, про голос забываешь. Некогда думать, как взять верхнюю ноту. Надо не просто петь, а играть. Это огромная сложность во всех операх, а в этой – особенно... Для меня Лючия - королева всех белькантовых партий. Она требует от артистки невероятных душевных затрат. Как сказал Грэм: “Это же все-таки бельканто!”
  • Что для вас самое сложное в этой партии?
  • В техническом плане – ничего. Я недавно спела Констанцию (“Похищение из Сераля” Моцарта) в МЕТ и 4 сентября Семирамиду (“Семирамида” Россини) в Лондоне, в Royal Albert Hall. (Дебют на фестивале Би-Би-Си Промс.) После этих произведений уже ничего не страшно. Единственная трудность в постановке Вика – у нас всего один перерыв перед сценой сумасшествия. На репетициях в этой сцене Грэм просто всю душу из меня вытряс. На сцене происходит настоящая драма.
  • Без крови?
  • Кровь есть, но бывают гораздо более экстремальные постановки, например, спектакль в Ковент-гарден, где у Лючии выкидыш, везде кровь, она купается в ней.
  • Вы участвовали в подобных постановках?
  • В одной, и мне было как-то не по себе... Из недавних мне понравилась постановка Мэри Зиммерман в МЕТ и Ла Скала. Она перенесла действие в викторианскую эпоху конца XIX – начала XX веков.
  • Я читал, что в Ла Скала вам устроили двадцатиминутную овацию...
  • Удивительный был прием. Я оказалась первой русской сопрано в истории Ла Скала, которая пела Лючию. До меня были Каллас, Сазерленд, Рената Скотто...
  • Вы оказались в хорошей компании.
  • Моим Эдгардо в Скала был Витторио Григоло, в МЕТ - Джозеф Калейя. В Сан-Франциско пел польский тенор Петр Бечала. В Лирик-опере мы второй раз встречаемся с Петром.
  • Как вам работается с ним?
  • Замечательно. Мы говорим между собой по-русски. Он приятный коллега и очень грамотный профессионал. Один из лучших Эдгардо на сегодняшней оперной сцене, а Эдгардо для тенора – очень сложная партия. Петр поет Фауста, недавно спел Лоэнгрина. Сочетать в репертуаре Лоэнгрина с Эдгардо, кажется, невозможно, но Петру это удается.
  • В качестве дирижера в опере дебютировал итальянский маэстро Энрике Маццола. Что вы можете сказать о нем?
  • Энрике считается экспертом в операх бельканто. Он сам мне говорил, что берется только за белькантовый репертуар. Он дотошно работал с нами, проверял все источники: где какие ферматы, какие темпы... Он открыл некоторые купюры, которые традиционно закрывались. Так что в опере звучит новая музыка.
  • Есть певицы, которые дописывают колоратуры, вариации, исходя из понимания партии, драматического момента и своих вокальных возможностей. Вы тоже так делаете?
  • Нет. И не собираюсь. Есть музыка Доницеттти и несколько вариантов специально написанных каденций Риччи. Каждая певица выбирает свой. Я не считаю, что нужно самой сочинять. Я же не композитор. Никто из великих певцов не сочинял. Ни Каллас, ни Сазерленд. Они использовали те же каденции Риччи. Энрике предлагал мне даже не сочинить, а вставить некоторые каденции из арии Царицы ночи.
  • При чем здесь Царица ночи?
  • Вот в том-то и дело. Такие ”номера” хорошо бы прошли в Германии или Англии, но не в Америке.
”Голос идет за мной”
  • Как вам удается сохранять баланс между психологической погруженностью в состояние героини и контролем голоса?
  • Голос уже идет за мной. Лючия спета столько раз... Все происходит на совсем других рельсах. Контролировать голос надо, когда первый раз поешь партию.
  • С Семирамидой получилось?
  • Я рада, что Семирамида была в концертном исполнении, хотя это еще сложнее, чем спектакль. Стоять на сцене перед оркестром и суметь все передать голосом трудно. Сюжет в опере достаточно запутанный, и партия очень сложная. Почему она так редко ставится? Очень трудно найти певцов. Не только колоратурное сопрано (Семирамида), но и меццо (Арзаче). А где найти сегодня колоратурного баса (Ассуро)?
  • Кто был в вашем составе?
  • Состав был, в основном, итальянский. Ассуро должен был петь итальянский бас-баритон Ильдебрандо Д’Арканджело, но он в последний момент отменил приезд, и его заменили на другого итальянского певца Мирко Палацци. Арзаче - Даниэла Барчеллона. Идрено - английский тенор Бэри Бенкс. Эту партию должен был петь Хавьер Камарена, но он тоже не приехал.
  • Рецензии были потрясающие. Вы сами остались довольны своей работой?
  • Честно – да. Эта партия забрала столько сил, эмоций, нервов. Я перед спектаклем спала три часа. Дирижер очень требовательный – сэр Марк Элдер. Потрясающий профессионал. Он меня до слез доводил на репетициях, мы с ним и смеялись, и ругались, и ходили на ланч, и ужинали вместе. Я просто влюблена в него. То же самое, что сейчас происходит с Грэмом Виком. Это так здорово, когда певец встречает своего дирижера или своего режиссера. Я “утопаю” сразу, полностью погружаюсь в работу. Любое пожелание его выполню, потому что понимаю - человек занимается Музыкой и делает настоящее Искусство! Сегодня таких - единицы.
  • Вы бы хотели исполнить Семирамиду в оперной постановке?
  • Очень. У меня будет Семирамида в Мюнхене, в Баварской опере. Надеюсь спеть эту партию в Америке.
  • Как хотелось бы услышать эту оперу в Чикаго! Надеюсь, она заинтересует господина директора.
  • Господин Энтони Фрейд - мой ментор, человек, который вывел меня в мир большой оперы. Он пригласил меня в Хьюстон в первый год руководства Хьюстонской оперой, и с этого началась моя международная карьера. Он - большой молодец. Спокойный, вдумчивый, говорящий мало и по делу. Мне такие люди нравятся...
  • Давайте поговорим о репертуаре. В его основе - итальянские оперы?
  • Я начинала с Царицы ночи и заканчиваю с ней в 2017 году. Сегодня в основе моего репертуара Моцарт: “Похищение из Сераля” (Констанция), “Дон Жуан” (Донна Анна) и “Митридат”, где я пою греческую королеву Аспазию. Потрясающая опера!.. Я бы себя очень хотела развивать, как белькантовая певица. Помимо ”Лючии ди Ламмермур”, скоро в репертуаре у меня появятся “Пуритане”. Мечтаю спеть Норму... Я пою настолько сложный репертуар и пытаюсь настолько его проработать, что хвататься за каждую новую партию не хочу. Недавно мне прислали рецензию на Семирамиду, где были такие слова: “Эта певица очень скоро будет петь ”тяжелого” Верди. Она с таким наполнением пела Семирамиду и так заполняла своим голосом огромный Royal Albert Hall, что она будет петь и ”Трубадур”, и ”Аиду”, и ”Луизу Миллер”. Не знаю...
  • Не хотите идти в эту сторону?
  • Пока нет.
  • В вашем репертуаре нет французских опер. Почему?
  • Из французского репертуара меня очень интересует “Лакме” Делиба, но эту оперу никто не хочет ставить.
  • Опять из-за технических сложностей?
  • Ее тяжело ставить. Статичная опера. Или “Гамлет” Амбруаза Тома. Офелия – какая прекрасная роль! Эту оперу тоже очень мало ставят... Джульетта в “Ромео и Джульетте” Гуно – низкая партия, Манон у Массне – низкая партия. Низкая Донна Анна, низкий Моцарт дают меньше вреда, чем низкий Массне. Моцарт никогда не может повредить голосу. Моцарта поешь легким голосом. А Манон у Массне – очень эмоциональная, взбалмошная девчонка. Ее знаменитый дуэт с Де Грие написан для лирического сопрано.
  • Что с немецким репертуаром?
  • Я исполняю ”Четыре последние песни” Штрауса.
  • Вы по-прежнему поете Людмилу, или это в прошлом?
  • “Руслан и Людмила” Глинки очень редко сейчас идет, постановку Чернякова никто не ставит. Недавно вышел диск с записью этой оперы. Из русских опер в моем репертуаре “Царская невеста”. 2016 год – год Шостаковича и Прокофьева. Я их не пою, там нет для меня ничего. Очень хочу спеть “Золотого петушка”, но постановок нет. Мало ставят даже в России.
  • Почему?
  • Трудно сказать. Для меня это загадка.
  • А современные оперы?
  • У меня голос не такой. Он не будет так слушаться в операх Стравинского и Пуленка, как в операх бельканто.
  • От Пуленка - к старине. Как вы относитесь к барочному репертуару?
  • С удовольствием спела бы Генделя. Пока не приходилось. Для Генделя требуется другой стиль. Надо научиться петь в барочном стиле колоратурой. Там как раз есть, что для меня попеть. Мне кажется, лучше петь что-то одно и делать это хорошо, чем распыляться на многое и делать это так себе... Сейчас все любят ”тяжелый” репертуар, все нацелены на Вагнера.
  • Вагнер появится когда-нибудь в вашем репертуаре?
  • Сомневаюсь, что буду петь Вагнера, хотя я его обожаю. Мой самый любимый композитор. Вернее, два самых любимых: Бах и Вагнер.
  • Как интересно! Самый любимый композитор – тот, кого вы НЕ исполняете.
  • Я Вагнера слушать люблю. И Баха. Я пела Мессы Баха. Все его хоральные произведения, мессы, прелюдии, фуги - пример абсолютной гармонии. Разговор с Богом. Я Баха ребенку ставлю.

“Может быть, всю жизнь ходить беременной?!”


  • Мой голос после родов изменился. Он стал плотнее и глубже. Мои Царица ночи и Лючия сегодня другие. Слава Богу, верхи не изменились, а стали еще лучше. В противном случае я бы не взялась за Семирамиду. Многие певицы боятся рожать, а я бы очень рекомендовала! Весь период беременности петь одно удовольствие. Это не помеха, это здорово! Я говорила себе: “Может быть, всю жизнь ходить беременной?!”
  • Что же было с вашими контрактами в этот период?
  • На седьмом месяце я отменила “Риголетто” в Риме, а на восьмом меня неожиданно вызвали в Лондон. Была патовая ситуация. Люба Органазова отменила “Колокола” Рахманинова в Royal Albert Hall. Мне позвонили за три дня до концерта. Я полетела в Лондон и впервые выступила в этом прославленном зале. Через полтора месяца после родов у меня должна была быть Констанция – дебют в партии и дебют в Парижской опере. Я не смогла там спеть. Слишком рано, я еще не успела прийти в себя. А через четыре месяца после родов была Лючия в МЕТ.
  • Через четыре месяца вы вернулись на сцену?
  • Да, я полностью возобновила выступления. В ноябре доченьке исполнится два года. Ее зовут Аделина.
  • В честь Аделины Патти?
  • Конечно, в честь знаменитой итальянской певицы Аделины Патти. Я расскажу вам историю, которая недавно случилась со мной. Мне позвонил директор “Мосфильма”, режиссер Карен Шахназаров. Он сказал: “Я сейчас снимаю “Анну Каренину“ по Толстому. Там есть сцена, когда Анна приходит в театр на концерт Аделины Патти. Не хотите ли вы сыграть роль Аделины?” Летом были съемки. Я впервые снималась в кино! Играла и пела Норму и арии из Россини.
  • Поздравляю вас! Как вы себя чувствовали на съемочной площадке?
  • В кино все по-другому. На съемочной площадке я общаюсь только с режиссером. Я – Аделина Патти - стою на сцене, вокруг меня ”летают” камеры. Я в образе знаменитой, капризной, взбалмошной примадонны. Нет, на самом деле я не играю взбалмошную примадонну... Мы записали несколько эпизодов с моим участием. Было пятьдесят дублей! Что войдет в фильм – решать режиссеру.
  • Кто были вашими партнерами?
  • Анна - Елизавета Боярская. Она очень хорошая актриса. То, что я видела на съемочной площадке, было абсолютным попаданием в роль. И внешне, и внутренне. То, как работает Елизавета, достойно восхищения. Вронского играет ее муж, актер Максим Матвеев. В роли Каренина – Виталий Кищенко. “Анна Каренина“ - специальный проект, предложенный Карену Георгиевичу. Он рассказывал, что долго думал, прежде чем согласиться. Премьера состоится в самые ближайшие месяцы. Надеюсь, получится хороший фильм. Ожиданий много.
  • Вы смотрели недавнюю английскую версию “Анны Карениной“ с Кирой Найтли?
  • Смотрела. Это не русская Каренина. Даже у Татьяны Самойловой не получилась Каренина Толстого. А Карен Георгиевич ставит именно по Толстому. У него Каренин – не старый муж. Его принято изображать стариком, но это неправда... Шахназаров – большой мастер. Он идет по роману, ничего не придумывая и не убирая никаких деталей. Для меня общение с ним и работа в кино было новым, интересным опытом.
  • Так вы на время “изменили” опере с кино?!
  • На три дня.
  • Если пригласят еще раз сниматься - пойдете?
  • С удовольствием. Мне интересно кино. Сериалы – нет, а фильмы - да.
  • Уйдете из оперы и станете кинозвездой?
  • Почему нет?
“Читать надо настоящие книги!”
  • Вы продолжаете выступать в Казани? Не бросаете родной город?
  • Не бросаю, но выступаю там редко. Очень редко. Как-то сроки не совпадают. Недавно я спела там сольный концерт. У них другой репертуар. Из всех российских театров я чаще всего выступаю в Мариинке...
  • Некоторые солисты говорят, что в Европе выступать легче, потому что театры меньше. В Америке трудно достучаться до задних рядов партера...
  • Так говорят люди, у которых маленький голос. У меня он маленьким никогда не был, а после родов стал еще больше. Никогда таких проблем не было. Я даже не задумывалась об этом. Зачем? Надо думать о музыке.
  • Что из увиденного вами недавно в театрах вы могли бы порекомендовать?
  • В Москве я иногда хожу на разные концерты, спектакли и только лишний раз расстраиваюсь. Порекомендовать что-то сложно. Читайте книги! Сейчас у нас никто не читает. Для поколения моих родителей “Война и мир” или “Мастер и Маргарита” были хрестоматиями, а мое и следующее поколения даже не знают героев “Войны и мира”. У нас все в айфонах, фейсбуках, да в инстаграммах. Читать надо настоящие книги!
  • Что делать, как заставить молодое поколение читать?
  • Не знаю, я в этом плане очень жесткая. Мы с мужем приходим домой, выключаем телефоны, убираем планшеты. Телевизор ребенок не смотрит. Мы сами не смотрим. Если нам нужен телевизор, мы его включаем, когда ребенок спит. Никаких мультиков. Я включу телевизор, когда Аделине будет три-четыре года. Не раньше. Мы ей читаем Агнию Барто. Будучи беременной, я ставила классическую музыку, и сейчас Аделина воспринимает только классику. Моцарта, Баха... Поставлю джазовую музыку - выключает.
  • Вот вы и ответили на мой вопрос. Все зависит от родителей.
  • Я читаю книги по воспитанию детей. С собой вожу. (Альбина показывает мне книгу “Как сделать ребенка счастливым”.) Я вижу родителей, которые потакают своим детям, когда они просят телефоны. И все - они тупо уперлись в экран, ничего не понимая. Некоторые дети завтракают только с телевизором. ”Включи – тогда я буду завтракать...” Я чувствую огромную ответственность за мое чадо. Я должна успеть до пяти лет вложить в ребенка все. До пяти лет из него, как из пластилина, можно лепить все, что ты хочешь увидеть потом. Надо уметь разговаривать с ребенком, попытаться понять, что он хочет... Для меня стало огромной проблемой успевать на работу и заниматься ребенком. Моя жизнь полностью поменялась. Сумасшедший дом. Даже будучи на расстоянии, я даю инструкции нянечке. Включите эту музыку, прочитайте эту сказку... Пушкин, Агния Барто, Корней Чуковский, ”Колыбельная Умки”... У меня есть диск Колыбельных песен из разных мультфильмов.
  • Планшет включить она еще успеет!
  • Нужно оттягивать этот момент. Планшет притупляет мозги. Я по себе это могу сказать.
  • Вы бы хотели, чтобы Аделина повторила вашу судьбу и пошла в певицы?
  • Если только у нее будут феноменальные вокальные данные... Она уже играет на фортепиано. Посмотрим. Еще рано об этом говорить.
  • Как вы находите время на чтение?
  • В самолете. Я пытаюсь хотя бы полчаса уделить настоящей книге, немного ”выключить” мозги от компьютера и интернета.
  • Вам нравится Чикаго?
  • Очень. В Америке это мой любимый город. От Нью-Йорка я устаю, от Чикаго - нет. Мне комфортно дышится в городе и приятно выступать в Лирик-опере.
  • Надеюсь, мы вас еще услышим не раз!
  • Обязательно. Я вернусь в Чикаго.
Фотографии к статье:
Фото 1-9. Альбина Шагимуратова. Фото – Павел Саан и Леонид Семенюк
Фото 10-11. Сцены из спектакля "Лючия ди Ламмермур" (Лирик-опера Чикаго, октябрь 2016 года). Фото - Тодд Розенберг

Комментариев нет: