26 авг. 2011 г.

Чикаго. Сентябрь 2011 года. Фестиваль Людвига ван Бетховена



1 марта 2009 года в Чикаго состоялась мировая премьера трех Фортепианных трио Людвига ван Бетховена. Первыми исполнителями неизвестных шедевров композитора стали чикагские музыканты Джордж Лепоу, фортепиано; Ли Санг Ми, скрипка; Венди Уорнер, виолончель. Тот памятный концерт провела компания “International Beethoven Project” (далее - IBP). Вслед за ним последовали выступления музыкантов в Нью-Йорке и других городах, а также выпуск диска на студии “Cedille Records”. По данным Classical Billboard Charts в первую неделю продаж этот диск занимал двадцать четвертое место.
IBP продолжает знакомить слушателей с творчеством великого немецкого композитора. По инициативе компании с 14 по 18 сентября в Чикаго в помещении Chicago Urban Art Society состоится фестиваль Людвига ван Бетховена. Амбициозность замысла читается в самом названии, где отсутствует слово “музыка”. Устроители фестиваля задумали нечто большее, чем просто исполнение произведений композитора. Целью фестиваля является погружение в мир Бетховена и его эпоху. Зрители увидят фильмы, выставку портретов Бетховена, художественные инсталляции, примут участие в поэтических чтениях, лекциях, дискуссии о месте композитора в истории мировой музыки. В фестивале примут участие режиссеры и актеры, ученые и писатели. В исполнении семидесяти музыкантов мы услышим произведения современных композиторов, включая двадцать новых произведений для фортепиано. Музыка от барокко до рока, симфоническая, камерная, инструментальная и, конечно, музыка Бетховена – таковы лишь краткие анонсы предстоящих событий. На протяжении пяти вечеров с четырех часов вечера до двух часов ночи над Чикагским артистическим обществом (Chicago Urban Art Society) будет витать дух безумного гения. Вот что говорит о задачах фестиваля президент IBP пианист Джордж Лепоу: “Бетховен был мятежником, нарушившим все правила социальных соглашений и изменившим навсегда мир искусства и права творца. Бетховен был первым модернистом нашего времени. Следуя его бунтарскому духу, мы бросаем вызов всем классическим правилам программирования фестивалей, экспериментируем с жанрами и формами и призываем зрителей и слушателей быть открытыми к новым веяниям Искусства и Музыки. В этом нас вдохновляет бесстрашный гений Бетховена!”

Центральным событием фестиваля станет участие в нем второго дирижера Нью-Йоркского филармонического оркестра, нашего соотечественника Даниэля Бойко.
Чикагские любители музыки хорошо знают маэстро Бойко. Он возглавлял оркестры большого Чикаго, работал исполнительным ассистентом у тогдашнего музыкального руководителя Чикагского симфонического оркестра Даниэля Баренбойма, четыре года руководил Симфоническим оркестром Скоки. Это время было самым интересным и насыщенным в жизни коллектива. Даниэль Бойко показал себя инициативным музыкантом, одержимым новыми идеями, планами, замыслами... Для каждого концерта дирижер придумывал какую-то “изюминку”. Чудесная, но редко исполняемая музыка по-новому преподносилась оркестром и по-новому, свежо воспринималась аудиторией. Я вспоминаю замечательные семейные концерты Бойко и его оркестра, когда в антракте маленькие зрители знакомились с инструментами, брали их в руки, пробовали извлекать звуки. Я вспоминаю совместные музыкально-художественные вечера, на которых (прямо как на “Декабрьских вечерах” в Москве) музыка соседствовала с живописью и скульптурой. По инициативе Бойко оркестр изменил время начала воскресных концертов – они стали начинаться в четыре часа дня, и на концерты действительно стали приходить семьями. Новые веяния, которые музыкант привнес в жизнь оркестра, оживили музыкальную жизнь большого Чикаго.
Летом 2006 года Бойко получил новое назначение в Нью-Йорке. Он стал менеджером по работе с артистами при Нью-Йоркской филармонии. А с 1 июля 2009 года Даниэль Бойко служит вторым дирижером Нью-Йоркского филармонического оркестра. Как сказал маэстро перед отъездом из Чикаго: “Каждый концерт, каждая работа – еще одна ступенька вверх”.
После пятилетнего перерыва Даниэль Бойко возвращается в Чикаго. Он дирижирует Beethoven Festival Orchestra 16 сентября в 7.30 pm. Два других дирижера – музыкальный руководитель IBP Роберт Макконелл и музыкальный руководитель Чикагского детского хора Джозефин Ли.
17 сентября в 1.30 pm маэстро Бойко проводит мастер-класс.

В фестивале примет участие лауреат Первой премии XIII Международного конкурса имени П.Чайковского (2007 год), японская скрипачка Маюко Камио. В исполнении Камио и пианиста Джорджа Лепоу прозвучат Сонаты Л.ван Бетховена и И.Брамса для скрипки и фортепиано (15 сентября, 8.00 pm).
В числе участников фестиваля – музыканты Чикагского симфонического оркестра, члены квартетов “Avalon” и “Spektral”, чикагские музыканты Уинстон Чой, Марта Азнавурян, Джордж Лепоу, Орелиен Педерзоли, Минг Хуан Ху, Санг Ми Ли, Дэвид Мосс.
Два новых музыкальных проекта фестиваля курирует чикагский композитор Миша Зупко. Первый проект - “Бетховен сегодня”. Это – концерт современных музыкальных коллективов, среди которых Fulcrum Point New Music Project, Ensemble Dal Niente, Anaphora, Duo Diorama, College of DuPage Chamber Singers и Quintet Attacca. Второй проект композитора - “Багатели”. Это – двадцать новых “безделиц” (именно так с французского языка переводится слово bagatelle), написанных современными композиторами на темы бетховенской “Оды к радости”. Среди авторов багателей – Марта Пташинска, Джордж Флинн, Картер Пенн, Кристи Кастер.
Под патронажем артистического директора IBP Катинки Табакару в рамках фестиваля пройдет выставка современного искусства.
Многие концерты фестиваля будут транслироваться в прямом эфире на волне классической музыки 98.7 WFMT.
31 августа, 7 и 14 сентября на волне “Ланчтайм радио” (1430 и 1590 AM) слушайте специальную программу “Неизвестный Бетховен”, посвященную жизни и творчеству великого немецкого композитора.

Nota bene! Фестиваль Бетховена пройдет с 14 по 18 сентября в помещении Chicago Urban Art Society по адресу: 2229 South Halsted Street, Chicago, IL 60608. Билеты на концерты фестиваля можно приобрести на сайте www.internationalbeethovenproject.com. Там же вы найдете полную информацию о фестивале. Справки по телефону 312-772-5821 или по электронной почте ibp@internationalbeethovenproject.com.

20 авг. 2011 г.

“Все для артистов”



Самое значительное, яркое, интересное событие музыкального лета в “большом” Чикаго – старейший и крупнейший музыкальный фестиваль Северной Америки в парке Равиния в северном пригороде Хайленд-парк. Семьдесят пятый сезон Равиния служит летней резиденцией одного из самых блистательных оркестров мира – Чикагского симфонического. С начала июня до начала сентября в Равинии проходят более ста концертов, которые ежегодно посещают около шестисот тысяч слушателей.
Кого только не было в Равинии за эти годы! От Яши Хейфеца, Артура Рубинштейна, Григория Пятигорского до Мстислава Ростроповича, Владимира Спивакова, Йо Йо Ма, от Джорджа Гершвина, Луи Армстронга и Дюка Эллингтона до Оскара Питерсона, Дэйва Брубека и Чика Кореа... Самые прославленные имена, замечательные солисты, камерные ансамбли, оркестры почитают за честь выступить в Равинии. А еще в Равинии есть Музыкальный институт. Вот о нем и пойдет речь в этой статье.
Создание школы молодых музыкантов при Равинии было многолетней мечтой исполнительного директора фестиваля Эдварда Гордона. На претворение мечты в жизнь легендарному менеджеру понадобилось почти два десятилетия, и вот, наконец, в 1988 году открылся Steans Music Institute. Двадцать три года каждое лето в Равинии в Беннетт Гордон холле успешно функционирует школа, в которой собираются вместе, музицируют, общаются, перенимают опыт молодые талантливые музыканты. Институт назван в честь членов попечительского совета Равинии, активных участников и спонсоров фестиваля, супругов Хэрриса и Луизы Стейнсов.
Расписание абитуриентов чрезвычайно насыщенное: встречи, лекции, репетиции, мастер-классы и, конечно, концерты, которые давно стали неотъемлемой частью фестивальной жизни. В институте три отделения: вокальное, джазовое и отделение фортепиано и струнных инструментов.
Steans Music Institute открывает свои двери с джаза. Руководитель джазового отделения Дэвид Бейкер (он преподает фортепиано в Индианском университете) ежегодно в июне приглашает для участия в программе пятнадцать абитуриентов и вместе с ними на неделю погружается в мир джазовых импровизаций.
В июле джаз уступает место фортепиано и струнным инструментам. Руководитель отделения – концертирующий музыкант и педагог Мириам Фрид. В прошлом месяце в Равинии мы слышали ее выразительное исполнение Скрипичного концерта П.Чайковского.
Вокальное отделение института (пятнадцать человек) работает в июле-августе. В течение трех недель абитуриенты совершенствуют во многом забытый репертуар классического наследия: немецкие, французские, американские, русские песни. Руководитель отделения – Брайан Зигер (со следующего года его место займет Кевин Мерфи).



О целях и задачах института в беседе с вашим корреспондентом рассказывает его директор Энтони Робертс:
- Главной целью института мы считаем предоставление возможности молодым профессиональным музыкантам совершенствовать свое мастерство, музицируя друг с другом и перенимая опыт у наших замечательных педагогов. Я начал работать на фестивале в 2006 году в Отделе развития, занимался сбором средств как для фестиваля, так и для института, работал со спонсорами. Начиная с первого лета я влюбился в институт. Поэтому, когда мне предложили перейти на другую сторону парка и принять бразды правления института, я ухватился за эту возможность. Здесь я чувствую себя ближе к музыке. Общение с музыкантами обогащает.
- В чем отличие вашего института от других?
- В особой интенсивности программы. Выдающееся качество исполнителей, уютная, домашняя атмосфера, царящая в Беннетт Гордон холле, молодые, открытые абитуриенты, с энтузиазмом занимающиеся музыкой, - все в Равинии располагает к творчеству. Уникальной возможностью для аудитории стать ближе к музыке и музыкантам являются проводимые у нас мастер-классы. Каждый год мы устраиваем по три мастер-класса для инструментального и вокального отделений. В них участвовали такие музыканты, как Леон Флейшер, Дмитрий Хворостовский, Кири Те Канава... Каждый год мастер-класс проводит музыкальный руководитель Равинии Джеймс Конлон. Все мастер-классы бесплатные для публики. Немаловажно и то, что обучение в институте, проживание, питание и транспорт – все это бесплатно для всех абитуриентов. Мы хотим, чтобы наши абитуриенты фокусировались только на музыке. Девиз нашего института: “Все для артистов”.
- Что нужно сделать молодому человеку, чтобы участвовать в программе института?
- Каждый год осенью на сайте http://www.ravinia.org/Steans.aspx мы размещаем форму заявления, которую необходимо заполнить всем желающим. Эта форма для всех отделений, кроме джазового. (На джазовое отделение принимают по приглашениям.) Инструменталисты высылают нам записи своих выступлений. В этом году мы надеемся сделать так, чтобы абитуриенты могли размещать свои записи непосредственно на сайте. На вокальном отделении мы устраиваем очные прослушивания.
- Конкурс большой?
- В прошлом году у нас было четыреста заявлений на сорок пять мест. Решение о приеме принимается в феврале-марте руководителями отделений. Дальше из абитуриентов составляются дуэты, трио, квартеты и начинается работа над репертуаром. Среди инструменталистов доминирует камерная музыка, на вокальном отделении – песни. Через песни и камерные произведения мы пытаемся привить людям интерес к классической музыке, и часто это помогает. Слушатели боятся музыки для симфонического оркестра, она кажется им слишком сложной. С песней такого не происходит. Песня – самый массовый жанр музыки. Мы слышим песни каждый день, песни окружают нас.
- Какими новыми проектами вы порадуете нас в будущем?
- На протяжении семидесяти пяти лет Равиния остается летней резиденцией Чикагского симфонического оркестра. В будущем мы бы хотели больше привлекать музыкантов этого замечательного оркестра для мастер-классов и работы с абитуриентами. Кстати, несколько музыкантов оркестра в прошлом учились в нашем институте. Я понимаю, что у них нет времени на преподавательскую работу, но возможность совместного музицирования стала бы огромной школой для наших студентов. Работа с современными композиторами – возможно, будущими классиками - еще один прекрасный опыт для наших студентов. В этом году в работе института участвовали композиторы Бернард Рейнс (инструментальное отделение) и Луби Ларсон (вокальное отделение). Студенты исполнили Второй струнный квартет Рейнса и Девять песен Ларсон. В будущем мы хотим еще больше развивать работу с ныне живущими композиторами, приглашая их в наш институт. В современном мире исчезает стена между музыкальными жанрами. Мы видим, как классические композиторы используют нетрадиционные инструменты, не замыкаются только на классике, а с успехом работают в других жанрах. Эту тенденцию мы постараемся использовать в нашей работе в Равинии.

Steans Music Institute владеет уникальными инструментами работы старых мастеров. Первым инструментом коллекции была скрипка 1949 года работы Карла Бекера. В 1998 году она была подарена институту спонсором Равинии Джозефом Бернстайном. Сегодня в коллекции института - четыре скрипки, два альта, три виолончели. Среди них – скрипки 1778 года работы Гальяно и 1891 года работы Дегани (Италия), альт 1767 года работы Масагуэра (Испания), виолончель 1780 года работы Джона Беттса (Великобритания). Все они не просто лежат в коллекции в качестве музейных экспонатов – на них играют молодые музыканты. Энтони Робертс рассказывает:
- Все инструменты мы отдаем на временное пользование (от одного до двух лет) нашим абитуриентам. Денег мы за это не берем, только просим указывать в программке название нашего института. Надо понимать, что мы имеем дело с молодыми музыкантами. Зачастую у них нет денег и/или возможности играть на по-настоящему хороших инструментах. Идея создания архива инструментов заключается в том, чтобы дать им такую возможность. Несколько лет назад у нас учился виолончелист, который был назван концертмейстером группы виолончелей Сент-Луисского симфонического оркестра при одном условии – наличии хорошего инструмента. Парень не имел такой возможности, и наш институт дал ему виолончель напрокат.



Специально для русских читателей Энтони Робертс сказал:
- Один год я учил русский язык в школе. Это было много лет назад, и я почти ничего не помню. Но когда вчера я сидел на траве и слышал, как несколько групп справа и слева от меня говорили по-русски, я с удовольствием поймал себя на мысли, что могу распознать этот замечательный язык. Я приветствую всех русских читателей и приглашаю на концерты нашего фестиваля!




В этом году в числе абитуриентов института – музыканты из четырнадцати стран. Россию представляет пианистка Наталья Катюкова. Ее пребывание в стенах института началось с неожиданности: на следующее утро после приезда в Чикаго Наталье предложили аккомпанировать Екатерине Семенчук на дебютном сольном концерте певицы в театре “Мартин”. В программе концерта были песни и романсы Чайковского и Рахманинова. Буквально за два дня Катюковой пришлось выучить практически всю программу, некоторые произведения - переложить в более низкие тональности (Екатерина Семенчук – меццо-сопрано, а Катюкова привыкла работать с сопрановым репертуаром). По словам пианистки, волнения не было, поскольку она была слишком уставшей: “На волнение просто не было сил”. Я был на этом концерте и могу констатировать, что он прошел прекрасно. Думаю, не только у меня даже не возникло мысли о том, что дуэт Семенчук-Катюкова родился за два дня до выступления. Было полное ощущение абсолютной сыгранности и взаимопонимания между пианисткой и певицей.
Закончив фортепианное отделение Московской консерватории по классу ассистента Генриха Нейгауза профессора Льва Наумова, Наталья Катюкова решила, по ее словам, “попутешествовать по миру”. Она отправилась в Италию и проучилась два года в консерватории в Больцано. Потом была Джульярдская школа по специальности “концертмейстер-аккомпаниатор”. Как говорит Наталья: “В Америке этой специализации придают большое значение. В Джульярдской школе я специализировалась на изучении оперного и камерного песенного искусства”. В Чикаго Наталья приехала из Нью-Йорка, где она работает с певцами в Метрополитен-опере.

- Я всегда считал, что Московская консерватория – это та высота, после которой можно остановиться. А у вас за плечами еще и Джульярдская школа. Объясните, пожалуйста, что может нового дать и чему может научить трехнедельное пребывание в Steans Music Institute выпускницу Московской консерватории и Джульярдской школы?
- Московская консерватория дала мне базу. Я обязана ей всем, чем владею. Но к моей большой радости, в каждом новом месте я узнаю что-то новое. В Московской консерватории я не занималась глубоко языками и языковой дикцией, поэзией, историей, культурой разных стран – тем, что входит в понятие “концертмейстерское искусство” и чем я занималась в Джульярдской школе. Такого трудолюбия и любопытства в музыке, желания постоянного совершенствования, как в Америке, я редко где встречала. В Равинии я себя чувствую замечательно, мне здесь очень интересно. Фантастические условия и очень насыщенная программа! Сюда приезжают уже сложившиеся музыканты. За три недели интенсивного курса мы встречаемся, создаем программы, музицируем. Каждый день - лекции, встречи с педагогами, мастер-классы...
- Получается, вы немного отошли от пути концертирующей пианистки...
- В данный момент мне интереснее работать в ансамбле с вокалистами. Долгое время я занималась сольным творчеством. Сольные выступления - сложный и очень одинокий путь, который требует огромных жертв. В определенный момент я поняла, что мне этого не достаточно. Мне нужно общение с музыкантами, и я получаю его в полной мере, общаясь с певцами. С нетерпением жду предстоящей работы в МЕТе над “Хованщиной”. Мне хочется постоянного творческого обмена с коллегами. Поэтому мне так интересно находиться в Равинии. Во время занятий мы слышим репетиции Чикагского симфонического оркестра. Мощная концентрация музыки на одном маленьком участке!
- Какими языками вы владеете?
- Я говорю на итальянском языке, владею правилами лирической дикции в немецком и французском языках и могу помочь певцам, что, наверно, самое важное в моей профессии. Я работаю с певцами на их языках.
- Как вы попали в Steans Music Institute?
- Я приехала по приглашению руководителя программы Брайана Зигера. Он прослушивает певцов, отбирает пианистов и определяет состав учащихся.
- Как вы оцениваете уровень института?
- Уровень высочайший. Направление института – камерная музыка, а репертуар практически необъятный. Немецкие Lieder, французские Melodies, американские песни, русские романсы...
- По какой системе проходят занятия?
- Нас не так много: пять пианистов и пятнадцать певцов. Каждый пианист работает с тремя певцами. Мы готовим программы, которые представляем на суд зрителей в трех концертах в Беннетт Гордон холле.
- Расскажите, пожалуйста, о педагогах института.
- Педагоги у нас прекрасные. Наш руководитель Брайан Зигер – замечательный музыкант, пианист и концертмейстер, большая фигура в американской музыкальной среде. Кроме работы в Steans Music Institute Зигер руководит вокальной программой в Джульярдской школе и вокальной программой молодых певцов при Метрополитен-опере. Еще один пианист, концертмейстер и преподаватель – Малькольм Мартину. Зигер и Мартину щедро делятся с нами своим опытом. С нами работают два замечательных вокальных педагога Стивен Кинг и Лилиан Уотсон. Педагог по французской дикции – пианистка Денни Массе, она преподает в школе при Метрополитен-опере. Педагог по итальянской дикции - Корадино Капорелло, по немецкой - Гертруд Гришем. Все педагоги – суперпрофессионалы, большие мастера своего дела.
- Какова география коллег-студентов?
- В основном, представители США. Мне кажется, срабатывает языковой барьер. Достаточно хорошо не зная языка, абитуриенты из других стран не могут чувствовать себя в Равинии комфортно, не могут в полной мере воспользоваться возможностями, которые предлагает программа института. Тем не менее есть студенты из других стран. Например, замечательный тенор из Кореи.
- Как вы думаете, ваше участие в программе института поможет в дальнейшей карьере?
- Безусловно. В профессиональной среде существует рейтинг подобных школ. Равиния котируется очень высоко, уровень исполнительского мастерства здесь необычайно высокий.

Nota bene! Концерты в Равинии (200 Ravinia Park Rd, Highland Park, IL 60035) продолжаются! Билеты можно заказать по телефону 847-266-5100, факсу 847-266-0641 или зарезервировать на сайте http://ravinia.org/.

14 авг. 2011 г.

Александр Романовский о прошлом, настоящем, будущем



Совсем недавно весь музыкальный мир с интересом следил за ходом XIV Международного конкурса имени П.Чайковского. Лауреатом Четвертой премии по специальности ”Фортепиано” стал пианист Александр Романовский. Спустя три недели после окончания конкурса Александр выступил на музыкальном фестивале в Равинии. Состоявшийся 21 июля концерт стал тройным дебютом музыканта: впервые в Равинии, впервые с Чикагским симфоническим оркестром, впервые с дирижером Джеймсом Конлоном! Дебют удался: Романовский блестяще исполнил Вариации на темы Паганини С.Рахманинова. Незадолго до начала концерта Александр любезно согласился ответить на вопросы вашего корреспондента. Неизвестные подробности конкурса Чайковского, рассказ о сестре Владимира Горовица, Фортепианной академии в Имоле (Италия) – все это и многое другое в эксклюзивном интервью пианиста. Наш разговор начался с моих поздравлений и вопроса, как он оценивает конкурс Чайковского и свое выступление на нем.

- Я очень доволен, что принял решение участвовать в конкурсе Чайковского, хотя, честно говоря, не думал, что это когда-нибудь произойдет. Победа на конкурсе Бузони (В 2001 году, в возрасте семнадцати лет, Александр Романовский завоевал Первую премию на Международном конкурсе пианистов имени Ферруччо Бузони в Больцано. – Прим. автора.) дала мне толчок к концертной деятельности, и с тех пор я долгое время не участвовал в других конкурсах. Но конкурс Чайковского имеет особое значение для любого музыканта. Валерий Гергиев сделал все возможное, чтобы переломить негативную тенденцию, сложившуюся в последние годы. Он пригласил в жюри играющих музыкантов. Многие из них впервые работали в таком качестве. Просто сыграть перед этими людьми – уже сам по себе уникальный шанс. Я очень доволен тем, что мне дали возможность сыграть все три тура (на самом деле их было пять, если брать выступления с оркестрами). Впервые конкурс транслировался в Интернете, и все желающие смогли сравнить решение жюри со своими собственными оценками.
- Очень много разговоров вокруг судейства на конкурсе Чайковского. С вашей точки зрения, все было справедливо, или остаются вопросы к членам жюри?
- Конкурс – это всегда лотерея. Никогда не знаешь, что получится! На конкурс приглашаются музыканты-педагоги. Чаще всего хорошие ученики находятся именно у них. Запрещать участвовать в конкурсе ученикам и всем, кто имеет какое-то отношение к членам жюри, практически невозможно. Вопрос в личной порядочности и честности тех, кто находится в жюри. В моем случае в жюри входил Дмитрий Алексеев, у которого я три года учился в Королевском музыкальном колледже в Лондоне. После окончания учебы в прошлом году мы с ним почти не виделись. Для меня стало большим сюрпризом, что он входит в состав жюри. Ходили разговоры, что Алексеев стоит за мной, хотя он совершенно непричастен к моему выступлению. Мне даже было неудобно, что я заставил его поволноваться.
- Перед конкурсом писали, что каждому участнику было предоставлено право выбора инструмента. Какой рояль вы выбрали?
- На многих конкурсах предоставляется пять-десять минут на выбор роялей. На конкурсе Чайковского было полчаса уже в первом туре. Выбор шел среди пяти роялей фирм “Yamaha”, “Kawai”, “Fazioli” и “Steinway”. “Стейнвея” было два – два близнеца (у них номера шли один за другим), которые должны остаться в Московской консерватории. Каждый рояль имел свое “лицо”, свое звучание. Я выбрал рояль “Steinway”. Я часто выбираю “Steinway”.
- Вы в Равинии тоже выступаете на “Steinway”.
- Да, но инструменты разные. В Равинии есть три рояля. Один – абсолютно новый “Steinway” - привезли в середине июля. Есть большая разница между американскими и европейскими роялями этой фирмы. Мне нравятся оба. Американские “Steinway” имеют очень теплый звук, который подходит к моему пониманию, как должна звучать романтическая музыка.
- Расскажите, пожалуйста, о конкурсной программе. Она была произвольная?
- Это было еще одно нововведение конкурса. Можно было играть любую классическую сонату – от Гайдна до Шуберта. Я играл те вещи, которые мне наиболее близки и которые я знаю. Многие из них я записал на диски. Они все идеально подошли под каждый тур. Третий концерт Рахманинова, который я очень люблю, я играл еще семнадцатилетним на конкурсе Бузони. Программа конкурса Чайковского была довольна обширная. Двухчасовая сольная программа плюс три концерта – это немало.
- Музыкальный марафон...
- Мы должны будем сейчас играть десятки концертов на высочайшем уровне – так что марафон только начинается.
- Вы слышали игру победителя конкурса Даниила Трифонова?
- Даниил Трифонов – талантливый серьезный молодой человек. Он выиграл подряд два крупных конкурса: Рубинштейна в Тель-Авиве и Чайковского в Москве. Надеюсь, что обилие концертов пойдет ему на пользу. Я желаю ему всяческих успехов! А во время конкурса было не до других. Частично послушал лишь концерт лауреатов...
- Еще до начала конкурса Валерий Гергиев говорил, что всех лауреатов ждут четырехлетние контракты на выступления с лучшими оркестрами в лучших залах мира. Что вас ждет в этом плане?
- Пока никаких контрактов у меня нет, да, думаю, еще ни у кого нет. Конкурс только что закончился. Но Валерий Абисалович – человек очень предприимчивый и быстрый на решения. Он может в любой момент позвать музыканта в свои концерты. Это уже произошло с пианистом Александром Лубянцевым, который не прошел на третий тур, но буквально на следующий день играл в Санкт-Петербурге. Я думаю, что нечто похожее может произойти с остальными конкурсантами.
- Денис Мацуев рассказывал мне, что ему победа на конкурсе никак не помогла. Да и вы приехали в Равинию не как лауреат, а, так сказать, за прошлые заслуги...
- Немного некорректно сравнивать этот конкурс Чайковского с конкурсом 1998 года. Мы переживали тяжелые времена, и конкурс имел тенденцию к упадку. Несмотря на это, имена победителей и лауреатов конкурса всегда оставались на высоком уровне... Время – самый точный судья. Интересно посмотреть, что будет с участниками конкурса через десять-двадцать лет, выдержат ли они испытание временем.
- В прессе не утихают споры и обсуждения результатов конкурса, пишут о протеже лауреатов, называют имена, за которыми стоят Гергиев, Мацуев... Применительно к вам постоянно называется имя Йоко Нагаэ Ческино. Кто эта таинственная госпожа, и почему она вам покровительствует?
- Она покровительствует не только мне. В мире мало меценатов такого уровня, как она. Она – японка, почти всю жизнь провела в Италии. У нее был муж – итальянец. Отсюда фамилия Ческино (ударение на второй слог). Абсолютно случайно она услышала меня и с тех пор часто бывает на моих концертах. Может быть, поэтому многие люди связывают наши имена. А по поводу протеже... В прошлом году я играл концерт с Гергиевым. Когда обсуждали шансы участников конкурса, в Москве говорили: “Кто победит? Конечно, Романовский. Мы еще полгода назад это знали”. (Смеется.)
- Если много шума, значит, конкурс вызывает интерес. Не говорят только о мертвых конкурсах...
- Напряжение на конкурсе было нешуточное. Доходило чуть ли не до драки. Я такого не ожидал. На меня это не действует, но я видел расстроенных участников. Они прочли что-то о себе в Интернете... Есть люди, которые действительно любят музыку, а есть такие, которые любят шумиху, скандалы, сплетни, то есть все “вокруг да около музыки”.

Александр Романовский признается: “Мне везет на встречи с замечательными людьми!” Судя по его биографии, это действительно так. Он родился и вырос в Харькове. Его родители обожают музыку, в свое время занимались в музыкальной школе, но музыкантами не стали. Когда Саше было пять лет, они стали водить его в Лицей искусств, где музыка была одним из многих направлений. В музыкальную школу Сашу определили просто так. Как он говорит: “Посмотреть, что получится”. Два года мальчик пел в церковном хоре, а потом начал заниматься у педагога Натальи Поповой. И тут произошла еще одна счастливая встреча. Услышав Сашину игру, педагог Харьковской средней специальной музыкальной школы Гарри Лазаревич Гельфгат (он сейчас живет в Израиле) сказал: “Парень, тебе нужно приходить к нам”. Так Александр Романовский оказался в школе, где в свое время преподавала Регина Самойловна Горовиц - родная сестра пианиста-виртуоза Владимира Горовица. Я спросил у Александра, в каких отношениях Регина Самойловна была с Владимиром?
- В очень близких. Они вместе учились у Блуменфельда, и все говорили, что по таланту Регина ничем не уступала своему брату. Втроем они объездили всю Россию: он, она и великий скрипач Натан Мильштейн. После революции Владимир эмигрировал в Америку, а Регина переехала в Харьков и почти всю жизнь прожила в моем родном городе. Она не сделала большую карьеру как пианистка, хотя много выступала в дуэтах с Ойстрахом, Гилельсом, Заком. Не она им, а они звонили ей и просили помощь в совместных выступлениях. Она преподавала сначала в Харьковском музыкальном училище, а потом в Харьковской консерватории и Специальной музыкальной школе. (Спустя много лет Романовский узнал, что его первый педагог Наталья Попова тоже занималась в консерватории у Регины Горовиц. – Прим. автора.) Владимир Горовиц поддерживал с Региной связь, присылал пластинки, хотя у него был панический страх перед всем, что касалось Советского Союза. Он боялся, что его убьют, как Троцкого. Когда в Харьков приезжала Ванда Тосканини (жена Горовица, дочь великого дирижера. – Прим. автора.), Регина приглашала ее к себе. К сожалению, когда Горовиц приехал в Москву в 1986 году, ее уже не было в живых. Она умерла в 1984 году.
Регина Горовиц не успела встретиться с братом. Она всю жизнь жила под гнетом сестры “врага народа”. Была “невыездной”, так и не получила звание доцента, хотя за нее хлопотали такие выдающиеся музыканты, как Генрих Нейгауз, Давид Ойстрах, Яков Зак. Уже в годы перестройки выяснилось, что в 1975 году Владимир Горовиц вызывал сестру в Америку, но КГБ не выпустил ее из СССР.
Одним из самых любимых учеников Регины Самойловны был Леонид Наумович Маргариус. Они дружили более двадцати лет... “Люди невероятного масштаба. Не только музыкального, но и человеческого”, - говорит Романовский и продолжает:
- В своей жизни я не встречал человека, который бы даже приближался по уровню видения музыки к Леониду Наумовичу. Маргариус смог впитать в себя лучшее, что передала ему Регина Самойловна, и осовременить это в хорошем смысле слова. У него всегда ярчайшие музыкальные идеи, интересные трактовки. Он является одним из лучших представителей русской фортепианной школы. Горовицы и Маргариус – продолжатели линии Антона Рубинштейна, которая немного обошла стороной советский период. Эта школа основана прежде всего на том, что музыка должна трогать слушателя. Об этом говорил Горовиц, и это остается приоритетом для его учеников.
В Харькове Александр Романовский не учился у Маргариуса: “В тот момент, когда мы с ним познакомились, он навсегда покидал нашу страну. Я ему поиграл, мы с ним поговорили, он сказал, что уезжает, и пропал на два года. Он эмигрировал в Германию, потом его пригласили преподавать в знаменитую Академию в Имоле недалеко от Болоньи. А через два года оттуда пришел факс: “Приезжай. Посмотрим, что получится”. Мне было двенадцать лет. Я был слишком маленьким, чтобы принимать самостоятельные решения, но мои родители решились на серьезный шаг, и мы уехали в Италию, в город Имола. С тех пор там и живем. Я провел с Маргариусом пятнадцать лет и всем обязан ему”.

- Вы прошли через вступительные экзамены?
- Конечно. В Академии учатся не более сорока-пятидесяти пианистов. Все они взрослые, поэтому для меня, двенадцатилетнего, должны были сделать исключение. Леонид Наумович всегда говорит: “Если вы хотите получить хорошего музыканта, надо учить его с самого детства”.
- Расскажите, пожалуйста, что собой представляет Академия?
- Частная Фортепианная академия в Имоле (своего рода аспирантура для пианистов) родилась благодаря инициативе одного человека – директора Франко Скала. Всю жизнь он работал профессором в консерватории в Пьезо, а когда ушел на пенсию, “заболел” идеей создания школы для молодых музыкантов. Он стал приглашать выдающихся музыкантов к себе домой, организовывать мастер-классы. К нему приезжали Владимир Ашкенази, Татьяна Николаева, Маурицио Поллини... Кого там только не было! Молодых музыкантов становилось все больше и больше, собираться дома стало слишком тесно, и Скала сумел убедить администрацию Имолы найти сочувствующих людей и создать уникальную Академию. Она называется “Встречи с мастерами”. В первую очередь Скала пригласил самых выдающихся русских музыкантов. Президент Академии – Владимир Ашкенази, среди преподавателей – Борис Петрушанский, последние годы жизни у нас преподавал Лазарь Берман. Узнав о Маргариусе, Скала понял, с педагогом какого уровня имеет дело, и сразу пригласил его в Академию. Это было в 1995 году. В тот момент Маргариус вспомнил обо мне.
- Можно ли сказать, что в вашем творчестве воплотился симбиоз русской и западной фортепианных школ?
- Находясь в Италии, я стараюсь впитывать лучшие достижения западной школы, а присутствие русского опыта только обогащает мое восприятие музыки. Здесь, в Америке, я вижу третий мир, который во многом отличается от того, к чему я привык.
- Каковы ваши первые впечатления о Чикагском симфоническом оркестре?
- Любой музыкант мечтает сыграть с Чикагским симфоническим оркестром. Моей мечтой было сыграть Рахманинова с этим оркестром. Сегодня мечта осуществилась. Оркестр играет совершенно замечательно: мощно и точно. Вариации на темы Паганини - одно из самых сложных произведений по уровню взаимодействия солиста с оркестром. У нас с оркестром прошли две репетици, что, к сожалению, в концертной практике в последнее время бывает не всегда. Музыканты отнеслись ко мне тепло и доброжелательно.
- Нашли общий язык с маэстро Конлоном?
- Сразу нашли общий язык и даже общих знакомых. Конлон - необычайно теплый человек. Он обожает русскую музыку, немного говорит по-русски. Очень хорошо говорит по-итальянски.
- Вариации на темы Паганини – это ваш выбор или предложение Равинии?
- Это предложение исходило от Фонда Рахманинова. Мне довелось познакомиться с Александром Рахманиновым – внуком композитора. Он был на нескольких моих концертах, и теперь мы планируем совместные мероприятия, посвященные Рахманинову. После Америки я буду играть в Италии на Международном фестивале музыки “Stresa” на озере Лаго-Маджоре, в Риме и в Швейцарии. Фонд Рахманинова хочет, чтобы исполнялась менее “затертая” музыка Рахманинова. В программе будущих концертов - Первая соната Рахманинова и Трио композитора, которое я исполню с сыном Лазаря Бермана, замечательным скрипачом Павлом Берманом, и недавним членом жюри конкурса Чайковского, виолончелистом Энрико Диндо.
- Что значит для вас музыка Рахманинова?
- Рахманинов – один из самых близких мне композиторов. Мне легко понять, что он хотел сказать, мне комфортно исполнять его музыку. (В 2009 году фирма “Decca” выпустила диск Романовского, полностью составленный из произведений Рахманинова. Музыкальный критик газеты“New York Times” Антони Томмазини назвал его выдающимся достижением пианиста. – Прим. автора.) Но я не замыкаюсь на музыке только одного композитора. Мне больше по душе универсальный подход. Я люблю музыку барокко, романтическую музыку... На моем последнем диске - “Вариации Диабелли” Бетховена.

Александр Романовский с огромной любовью вспоминает родной город: “Харьков – город очень красивый, с богатыми культурными традициями. В город часто приезжали Скрябин, Рахманинов... И сейчас в городе живут уникальные люди. Когда Маргариус уезжал из Харькова, он посоветовал мне остаться у своего первого ученика Игоря Приходько. Так я познакомился с этим замечательным человеком. Он живет в Харькове, и на нем держится вся харьковская культурная жизнь. Он – музыкант-теоретик, работал в театре, занимался с музыкантами, ездит в Санкт-Петербург, читает лекции, сейчас пишет докторскую диссертацию. У него в квартире – рояль и книги. Больше ничего. Со всего мира к нему приезжают музыканты, и я в том числе. Я надеюсь, мне удастся пригласить его в Италию”.
- Я слушаю вас и представляю ваше детство в кругу замечательных людей, в мире прекрасной музыки... Так приятно, что вы с такой любовью говорите о своем городе.
- А разве может быть по-другому?
- Многие музыканты, уезжая на Запад, плохо отзываются о Родине.
- У них может быть обида к конкретным людям, но как можно так относиться к стране, которая их вырастила, благодаря которой они сформировались как музыканты? Мне кажется, это абсолютно несправедливо.
- У вас намечаются концерты на Родине?
- К сожалению, последний раз я был в Харькове шесть лет назад. Нужно срочно возвращаться! (Смеется.)
- Какие концерты вы можете выделить для себя как наиболее значимые?
- Их очень много. Мне было десять лет, когда я впервые сыграл в концерте с Владимиром Спиваковым. Такое не забывается! С Валерием Гергиевым и оркестром Мариинского театра в Санкт-Петербурге я играл Третий фортепианный концерт Рахманинова. Запоминающимися были концерты в исторических залах. Благодаря Владимиру Крайневу в двенадцать лет я впервые сыграл в Большом зале Московской консерватории. Он тоже харьковчанин, невероятной теплоты и честности человек. Очень жалко, что его не стало буквально за несколько месяцев до конкурса Чайковского. Он был первым человеком, который меня заметил, благодаря ему я играл в Москве и в Санкт-Петербурге. (В 1996 году Александр Романовский завоевал Гран-при на Международном конкурсе юных пианистов Владимира Крайнева. – Прим. автора.) Запомнились концерты в Италии. Мой первый концерт в этой стране состоялся в месте, в котором Моцарт, проезжая на карете, сыграл свой первый итальянский концерт... Запоминающихся концертов было много, всего не перечислишь.
Несомненно, что в списке наиболее значимых для Романовского концертов достойное место займет его дебют в Равинии. Судя по овации зрительного зала и крикам “Браво” прошедший концерт станет началом нового этапа в жизни музыканта. Пожелаем ему успеха на этом пути!

PS.
Выражаю благодарность пресс-службе музыкального фестиваля в Равинии и персональному менеджеру пианиста Татьяне Романовской за помощь в организации интервью.

6 авг. 2011 г.

Равиния-2011: 14 - 21 августа



14 августа, 5.00 pm. Павильон. Дебютный концерт певца и композитора Руфуса Уайнрайта с Чикагским симфоническим оркестром. Дирижер – Джеффри Кахане.
Многие критики называют Руфуса Уайнрайта одним из самых интересных певцов нового поколения исполнителей. Он родился под Нью-Йорком, жил с матерью в Монреале. В шесть лет начал играть на рояле, в тринадцать - выступал с семейной группой, в которую входили его сестра, мать и тетя. В четырнадцать лет его композиция “I’m A-Runnin” номинировалась на канадскую кинопремию (аналог “Оскара”) как лучшая музыка к фильму. В том же возрасте он был номинирован на главную канадскую музыкальную премию “Juno” как лучшее молодое дарование. Руфус Уайнрайт выступает с сольными концертами, активно работает на телевидении и в кино. Он сочинил музыку к двадцати шести фильмам, в некоторых - среди них “Авиатор” (“The Aviator”, 2004) Мартина Скорсезе и “Высоты” (“Heights”, 2005) Криса Террио - выступал в качестве актера.
В программе концерта в Равинии – Увертюра к опере “Беатрис и Бенедикт” Г.Берлиоза, Скерцо и Ноктюрн Ф.Мендельсона из оперы “Сон в летнюю ночь”, Пять сонетов В.Шекспира на музыку Р.Уайнрайта.

14 августа, 8.30 pm. Театр “Мартин”. Струнные квартеты В.А.Моцарта, Ф.Мендельсона и Л.ван Бетховена в исполнении струнного квартета “Такаш”. Квартет был образован в 1975 году четырьмя студентами Музыкальной академии Будапешта. Название квартета происходит от фамилии концертмейстера Габора Такаш-Наги. Первое международное признание пришло к музыкантам в 1977 году после победы на Международном конкурсе квартетов в Эвиане (Франция). С 1983 года квартет находится в США.
Обратите внимание на время начала концерта!

15 августа, 8.00 pm. Беннетт Гордон Холл. Концерт “Итальянские песни”. Исполнители - вокалисты Steans Music Institute.

16 августа, 8.00 pm. Театр “Мартин”. Сольный концерт американского пианиста Тимона Барто. Настоящее имя этого красавца с голливудской внешностью – Джонни Барто Смит-младший. Тимоном его назвала педагог по Джульярдской школе Адель Маркус. В середине восьмидесятых годов пианиста заметил Герберт фон Караян. По его приглашению Барто с огромным успехом выступил в венском “Musikverein” и на Зальцбургском фестивале. А дальше начались бесконечные гастроли, концерты, выступления... Тимон Барто свободно говорит на пяти языках, читает на древнегреческом, латыни и иврите. Сейчас учит китайский язык. Он - автор романа “Леди-гречанка”, опубликованного в 2001 году.
Тимон Барто всегда с особым вниманием относится к современной музыке. В 2006 году по его инициативе был учрежден Международный конкурс композиторов, пишущих произведения для фортепиано. Конкурс так и называется – “Приз Барто”. В 2010 году лауреатом главного приза конкурса стал английский композитор Джордж Кинг. Его Шесть этюдов – единственное современное произведение в программе предстоящего концерта Барто. Пианист исполнит также Этюды Паганини и Сонату си-минор Ф.Листа, Вариации на темы Паганини И.Брамса.

17 августа, 8.00 pm. Беннетт Гордон Холл. Концерт любимца Равинии, американского пианиста и радиоведущего Кристофера О’Райли. Он родился в Чикаго, вырос в Эванстоне. В детстве занимался джазом, позднее переключился на классическую музыку. Получил образование в New England Conservatory of Music. Известность О’Райли принесли аранжировки классических и современных произведений. Пианист с одинаковым успехом работает как с популярными мелодиями, так и на “классической волне”. В программе концерта – Реминисценции из “Дон Жуана” и “Песня смерти” из “Тристана и Изольды” Ф.Листа, “Весенняя ночь” Р.Шумана-Ф.Листа, “Fruhlingsglaube” Ф.Шуберта-Ф.Листа, песня Ф.Херша “Валентин”.

18 августа, 6.00 pm. Беннетт Гордон Холл. “От Листа до Лисицы” – так называется сольный концерт талантливой пианистки Валентины Лисицы. Она родилась в Киеве и не планировала уезжать в Америку. В беседе со мной Валентина рассказала, как это произошло: “Был конец 1991 года. Я училась на втором курсе Киевской консерватории. Страна рушилась, никто не знал, что произойдет завтра. Я тогда встречалась с моим однокурсником (будущим мужем) Анатолием Кузнецовым. И вот однажды мы решили всех удивить и организовать дуэт. Нашли много интересной музыки, которую никогда до этого не слышали, а вскоре узнали о двух конкурсах фортепианных дуэтов: в Италии и США. Подали документы на оба, но успели оформить их только для американского конкурса... Самое легкое было сыграть и получить Первую премию. А после победы начались тяжелые будни. После конкурса был записан наш первый альбом, состоялся дебютный концерт в Нью-Йорке, произошла встреча с агентством “Columbia Artists Management”... Нас пригласили университеты. Обучение мы продолжали вначале в Индианском университете, а потом в университете SMU Далласа. Там учились музыканты со всего мира, программа называлась “Artist Certificate”. Через два года обучения нам дали бумажку, на которой написано, что мы – артисты. Так что конкурс дал нам путевку в “большую” музыку”.
В программе концерта в Равинии – Фантазия до-минор В.А.Моцарта, Семь ноктюрнов Шопена, Симфонические метаморфозы Л.Годовского на темы “Летучей мыши” И.Штрауса, песни Ф.Шуберта-Ф.Листа, “Impromptu” Ф.Шуберта, “Пляска смерти” Ф.Листа.

18-19 августа, 7.30 pm. Павильон. Демонстрация фильма Питера Джексона “Властелин колец: Братство кольца” (“The Lord of the Rings: The Fellowship of the Ring”, 2001) под сопровождение Чикагского симфонического оркестра под управлением Людвига Вики. Композитор – лауреат премии “Оскар”-2002 за лучшую оригинальную музыку Ховард Шор. Обратите внимание: на лужайке установлен огромный экран!

19 августа, 6.00 pm. Беннетт Гордон Холл. Концерт Линкольн-трио. В программе – произведения современных композиторов, среди которых – Фортепианное трио Леры Ауэрбах.

20 августа, 6.00 pm. Беннетт Гордон Холл. Дебютный концерт в Равинии американской скрипачки Анны Акико Мейерс. В программе – сочинения композиторов разных эпох: от И.С.Баха до А.Пярта. За роялем – Антон Нел.

20 августа, 7.30 pm. Павильон. Концерты рок-группы из Лос-Анджелеса “Lifehouse”. “На разогреве” – группа “Wayland”. На лужайке установлен огромный экран!

21 августа, 7.00 pm. Павильон. Популярный американский певец и композитор Лайл Ловетт в Равинии! На лужайке установлен огромный экран!

200 Ravinia Park Rd, Highland Park, IL 60035. Билеты на все концерты фестиваля можно заказать по телефону 847-266-5100, факсу 847-266-0641 или зарезервировать на сайте http://ravinia.org/.