14 сент. 2017 г.

The Yard at Chicago Shakespeare: третья сцена театра


19 сентября открывается новая, третья сцена Чикагского шекспировского театра. Она называется The Yard at Chicago Shakespeare. Три зала - достижение, которым не может похвастаться ни один театр в Чикаго. Теперь на трех сценах театра могут одновременно показываться представления разных форм: от широкомасштабных до камерных. Новая сцена построена с учетом новейших достижений технической мысли: все поворачивается, все напичкано электроникой... Как сказал на весенней пресс-конференции исполнительный директор театра Крис Хендерсон: “Единственная в своем роде сцена с точки зрения гибкости”. Зал может вместить от ста пятидесяти до восьмисот пятидесяти (!) зрителей. Размеры варьируются с учетом требований режиссера и размеров сцены. Как ожидается, новая сцена позволит театру показывать множество международных постановок. На фотографиях все выглядит очень привлекательно. Осталось подождать открытия.

Первым спектаклем на новой сцене станет представление The Toad Knewкомпании La Compagnie du Hanneton(Франция) по пьесе и в постановке Джеймса Тьерри (James Spencer Henry Edmond Marcel Thierrée).
Его прадедушка – Юджин О’Нил, дедушка – Чарли Чаплин, родители -  известные французские цирковые артисты Жан-Батист Тьерри и Виктория Чаплин (дочь Чаплина и Уны). С такой родословной у Джеймса Тьерри был только один путь – в артисты. Мальчику едва исполнилось три года, когда великий дед умер, так что Чаплина Тьерри не помнит. Зато помнит его слова: “Чтобы по-настоящему рассмешить, артисту должно быть очень больно.


Рожденный в цирке, - это о нем. В цирке он родился, вырос, с цирком не расстается всю жизнь. Цирковая труппа Тьерри-Чаплин находилась в Лозанне. Она называлась “Le Cirque Bonjour. Le Cirque Imaginaire”. С раннего детства Джеймс с сестрой Аурелией участвовали в родительских постановках, путешествовали по городам и жили жизнью бродячих артистов. Их шоу называлось “Оратория Аурелии”. У Жана-Батиста был один коронный номер. Он выходил, держа в обеих руках по чемодану. В одном сидел Джеймс, в другом – Аурелия. Отец ставил чемоданы на пол, и они медленно начинали двигаться. Зрители хохотали, а для детей это были просто игры. Игры на публике. В пять-шесть лет они звонили в колокольчики, сидели в коробках, имитировали звуки животных, появлялись в небольших эпизодах и очень гордились тем, что помогают родителям. Тьерри занимался всем: акробатикой, танцами, музыкой, даже играл на скрипке. “Меня учили акробатическим трюкам, учили делать трапецию, показывать фокусы. Я не специализировался на чем-то одном, но знал, как делать многие вещи, – вспоминает Тьерри. - Если вы рождены в воде и живете в воде, вы – рыба. Я родился в цирке и вырос в цирке. Я – артист цирка.”


Какое-то время Джеймс Тьерри служил в миланском Пикколо-театре, учился в Гарварде, играл в эпизодических ролях в фильмах Питера Гринуэя (в картине “Книги Просперо” он сыграл роль Ариэля), в “Вателе” Ролана Жоффе (роль герцога де Лонгевиля), в спектаклях Роберта Уилсона. С пятнадцати до двадцати пяти лет занимался чистой акробатикой. Сегодня, в свои сорок три, он говорит, что с этим покончено.
Его родители Жан-Батист Тьерри и Виктория Чаплин были вдохновителями “нового французского цирка” (“le nouveau”) – направления, которое, подобно французской “новой волне” в кино, изменило представление о цирковом искусстве. Это течение объединяет драму, театр и традиционные цирковые жанры. Джеймс Тьерри оказался достойным продолжателем семейных традиций. Он организовал труппу “La Compagnie du Hanneton” и, так же, как его родители, колесит по миру со своими уникальными представлениями.


Наибольший успех пришел к нему со спектаклем “Симфония майского жука”, завоевавшим четыре самые престижные театральные премии Франции “Мольер”, в том числе за лучшую режиссуру и лучшие костюмы (их создала Виктория Чаплин). После “Симфонии майского жука” Тьерри поставил спектакль “Сияющая пропасть” (“Bright Abyss). С ним в 2005 году он выступал на сцене Шекспировского театра. Гастроли прошли с огромным успехом, и через два года последовало продолжение. В 2007 году в Чикаго прошла американская премьера представления Тьерри “Прощай, зонтик” (“Farewell Umbrella). Я хорошо помню, как начинался этот спектакль. Открывался занавес, и на сцене мы видели висящие на огромном крюке толстые, массивные веревки. На авансцену вышла женщина, запела песню. Слева в углу стоял контрабас. В отличие от чеховского ружья, он так и простоял весь спектакль, не “выстрелив”. Зато с веревками постоянно проделывались какие-то манипуляции. Веревки (они же – путы) превращались в бетон, воду, дерево... “Прощай, зонтик” состоял из чередования коротких этюдов, зарисовок, сцен. Местами – грустных, местами – веселых, но всегда – невыразимо поэтичных и живописных. Элементы цирка, танца, миманса, клоунады, волшебства и магии складывались в единое целое. Джеймс Тьерри и его актеры в совершенстве владеют тем нелегким ремеслом, которое называется “физический театр”. Джеймс Тьерри и его актеры могут все: превратиться в сороконожку или аиста, летать на веревочном дереве, ездить на катящемся кресле-качалке, играть со связками сорняков, кидаясь ими друг в друга, разрывать пол, устремляясь в бездну, доставать руками до небес, останавливать и вновь пускать сердце... Посмотрите, что делает Тьерри с обычным деревянным стулом: он крутит его, падает и взбирается на него, катает его, он разговаривает с ним, как со своим добрым знакомым. Иногда кажется, что стул отвечает ему, иногда он ведет себя, как старое безвольное тело. Этюд длится долго, пока аудитория не падает со стульев (коллег несчастного Стула-актера) от смеха. Номер “Стул с вариациями” Тьерри включает в каждый новый спектакль. Он рассказывает: “Однажды мы репетировали новое шоу в Швейцарии. Я отправил всех с репетиции, поскольку просто не знал, что делать дальше. У меня было плохое настроение и никаких мыслей в голове. Чтобы чем-то себя занять, я стал импровизировать со стулом, начал играть с ним”. Так возник этот этюд.


На вопрос, о чем все-таки его спектакли, Тьерри отвечает так: “Это истории про истории, которые невозможно рассказать словами”. С этим трудно не согласиться.
Театральный фанатик и фантазер, Джеймс Тьерри обожает импровизацию. Может быть, поэтому он скептически относится к самому популярному сегодня Cirque du Soleil. “Это – прибыльный бизнес, - говорит артист. - Мы должны находить идеи без денег, механизмов и приспособлений. Идеи рождаются в голове, а при минимуме средств мозг и воображение работают лучше.” Тьерри работает с чистого листа бумаги, без конца экспериментируя на сцене. Спросите его во время репетиции, что будет в следующую секунду, и он вам не ответит. Он работает, как старые циркачи, вслепую и вживую. Все рождается в процессе работы.
Фантазия Тьерри неисчерпаема, и неожиданности подстерегают зрителей повсюду. Не сомневаюсь, что так будет и на его новом спектакле The Toad Knew“. Премьера состоялась на Эдинбургском театральном фестивале в 2016 году. Спектакль идет в рамках серии Мировая сцена (Worlds Stage series). Зрительный зал The Yard at Chicago Shakespeare на этом спектакле рассчитан на восемьсот человек.


А теперь несколько слов о других спектаклях тридцать первого сезона театра. Идут последние приготовления к премьере “Укрощение строптивой“ (The Taming of the Shrew) У.Шекспира. Режиссер спектакля, художественный руководитель театра Барбара Гейнс придумала оригинальную идею - все роли в спектакле исполняют женщины, а действие происходит в Чикаго весной 1919 года. В городе маршируют суфражистки. Одновременно женская театральная труппа репетирует комедию Укрощение строптивой. В пьесе искатели счастья соревнуются между собой, чтобы понравиться скромной Бьянке, но ее отец (в пьесе - богатый дворянин из Падуи) Баптиста решил, что сначала надо выдать замуж ее взрывоопасную сестру Катарину. Петруччо (у Шекспира - дворянин из Вероны) берет на себя задачу ухаживания и укрощения строптивой... Репетируя пьесу, суфражистки пересматривают шекспировские характеры, а также свой, женский статус в царящем тогда в обществе гендерном неравенстве. Напомню, дело происходит как раз накануне принятия девятнадцатой поправки к Конституции США. Эта поправка уравнивает в избирательных правах мужчин и женщин. Она была принята в 1919 году и ратифицирована Конгрессом США 18 августа 1920 года. Дословно поправка гласит: “Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку пола.
Текст Шекспира осовременен с помощью дополнительных диалогов, автор которых хорошо известен любителям Second City. Это - актер театра Рон Вест.
Существует высшая справедливость в том, чтобы вернуть эту историю женщинам, особенно сейчас, - отмечает Барбара Гейнс. - Взгляд на пьесу женскими глазами, с юмором и мудростью, проливает новый свет на героев Шекспира: как мужчин, так и женщин. Эти женщины дьявольски умны и сильны. Их не приручат.
Их не догонят. Ну вы поняли, друзья: мужчинам в этом спектакле места нет, все роли принадлежат женщинам. Каждая актриса играет две роли: суфражистку и одну из ролей в пьесе, которую она репетирует. В числе Прекрасных дам - бродвейские знаменитости Александра Хенриксон (Миссис Луиз Харрисон/Катарина), Кристал Лукас-Перри (Миссис Виктория Ван Дайн/Петруччо) и Оливия Вашингтон (Миссис Эмили Ингерсолл/Бьянка), шестикратный лауреат премии Джефф Фей Батлер (Доктор Фанни Эммануэль/Баптиста), двенадцатикратный (!) лауреат премии Джефф Холлис Ресник (Мисс Джудит Смит/Гремио), лауреат премии Джефф Хайди Кеттенринг (Миссис Дороти Мерсер/Транио), Тина Глушенко (Миссис Беатрис Ив Уэллс/Гортензио), Кейт Мари Смит (Миссис Оливия Твист/ Люченцио).

В дальнейших планах театра - спектакли:
“Красный бархат“ (Red Velvet) по пьесе Лолиты Чакрабарти в постановке Гэри Гриффина (1 декабря 2017 года - 21 января 2018 года, Courtyard Theater). Спектакль рассказывает реальную историю афроамериканского актера Айры Олдриджа. В 1833 году он вышел на театральную сцену Лондона в роли Отелло, став первым в истории черным исполнителем этой роли;
“Сон в летнюю ночь“ (A Midsummer Night's Dream) - короткая адаптированная версия комедии У.Шекспира в ежегодной серии Short Shakespeare! (24 января - 10 марта 2018 года, The Yard at Chicago Shakespeare);
Мария Стюарт (Mary Stuart) по пьесе Ф.Шиллера (новая версия Питера Освальда) в постановке бывшего художественного руководителя The Actors Company Theater Дженн Томпсон (21 февраля - 15 апреля 2018 года, Courtyard Theater);
“Макбет“ (Macbeth) по пьесе У.Шекспира в адаптации и постановке Аарона Познера и Теллера (25 апреля - 24 июня 2018 года, The Yard at Chicago Shakespeare). Этот дуэт знаком театралам по спектаклю Буря в Шекспировском театре в сезоне 2015-16 годов.
Еще один спектакль в рамках серии Мировая сцена (Worlds Stage series) - В ожидании Годо по пьесе С.Беккета в постановке Гарри Хайнса из ирландского Druid Theatre (23 мая - 3 июня 2018 года, Courtyard Theater). Подобно Джеймсу Тьерри, мы третий раз встречаемся с этим театром. До этого в Чикаго труппа гастролировала со спектаклямиThe Walworth Farce (сезон 2009-10 годов) и The Cripple of Inishmaan (сезон 2011-12 годов).

С 29 сентября до 29 октября 2017 года в Чикаго состоится Международный латиноамериканский театральный фестиваль (Chicago International Latino Theater Festival - Destinos). Чикагский шекспировский театр проводит его в сотрудничестве с Chicago Latino Theater Alliance (CLATA), National Museum of Mexican Art, Puerto Rican Arts Alliance и International Cultural Center. В фестивале примут участие чикагские театральные испаноязычные компании Aguijón Theater, Teatro Vista, Urban Theater Company, Water People Theater, а также театры из Пуэрто-Рико, Кубы, Колумбии и Мексики. Полная программа фестиваля - на сайте http://www.clata.org/.
В рамках фестиваля в серии Мировая сцена состоится показ спектакля Амарилло (Amarillo) театра из Мехико (Мексика) Teatro Línea de Sombra(17-29 октября, The Yard at Chicago Shakespeare). В спектакле рассказывается история человека, который отправляется из Мексики в город Амарилло на севере Техаса, но исчезает, прежде чем доберется до места назначения. Далеко от этих мест некая женщина реконструирует его путешествие, воображая, что могло произойти не только с ним, но и со многими другими людьми, которые пошли по тому же пути. Языком поэтических метафор, яркими визуальными средствами, динамичной музыкой спектакль говорит о суровых реалиях, с которыми сталкиваются беженцы. В спектакле используются мультимедийные технологии.
Режиссер - Хорхе Варгас. В ролях: Хесус Куевас, Антигона Гонсалес, Алисия Лагуна, Мария Луна, Рауль Мендоза. Спектакль идет на испанском языке с английскими субтитрами. Зрительный зал на этом спектакле сократится наполовину по сравнению с представлением Джеймса Тьерри. На этот раз зал сможет вместить около четырехсот человек.

Nota bene! Спектакль The Toad Knewидет с 19 до 23 сентября 2017 года в помещении The Yard at Chicago Shakespeare. Спектакль “Укрощение строптивой“ идет с 16 сентября до 12 ноября 2017 года в помещении Courtyard Theater.
Адрес театра: 800 East Grand Avenue, Chicago, IL 60611.  Билеты на абонементы и одиночные спектакли сезона 2017-18 годов - на сайте http://www.chicagoshakes.com/, по телефону 312-595-5600 или в кассе театра. На групповые заказы предусмотрены скидки. Не забудьте в кассе театра поставить штамп на билете паркинга на “Navy Pier”. В этом случае вы получите сорокапроцентную скидку.

Фотографии к статье:
Фото 1. The Yard at Chicago Shakespeare
Фото 2. Джеймс Тьерри. Фото – Ричард Хотон
Фото 3-6. Сцены из спектакля The Toad Knew. Фото – Ричард Хотон

Фото 7. Постер к спектаклю “Укрощение строптивой”. Фото - Chicago Shakespeare Theater