3 июл. 2020 г.

Лирик-опера: до встречи в январе. Пока слушаем радио


Сначала о грустном. То, о чем так долго говорили в кулуарах главного оперного театра Чикаго, свершилось: 16 июня Генеральный директор, президент и председатель Совета директоров Лирик-оперы Чикаго Энтони Фрейд объявил, что все спектакли с сентября по декабрь 2020 года отменяются. Это значит, что мы НЕ увидим “Сельскую честь” П.Масканьи, “Паяцы” Р.Леонкавалло, “Уроки любви и жестокости” Дж. Бенджамина, “Тоску” Дж.Пуччини, “Аттилу” Дж.Верди. Лирик-опера обещает показать эти спектакли в будущих сезонах. Купившим билеты зрителям предложено несколько вариантов: поменять билеты на спектакли будущего года, вернуть деньги за билеты или пожертвовать на нужды театра.



Теперь о хорошем. Все спектакли Лирик-оперы с января по июнь 2021 года состоятся, как это планировалось ранее. Театр откроется в январе 2021 года чикагской премьерой камерной оперы Жанин Тесори “Голубая униформа” (“Blue”, перевод мой). Это совместная постановка Лирик-оперы, оперного фестиваля “Глиммергласс” и Вашингтонской национальной оперы. В центре сюжета - афроамериканская семья в Гарлеме. После трагической гибели сына мать и отец-полицейский вспоминают прошлое, оплакивают настоящее и задумываются о будущем. Спектакль сыграют на сцене Чикагского шекспировского театра. Режиссер - Тезвелл Томпсон. Дирижер - будущий музыкальный руководитель Лирик-оперы Энрике Маццола.

В планах театра остаются четыре оперы и мюзикл.

“Самсон и Далила” К.Сен-Санса (23 января - 13 февраля 2021 года). Новая для Чикаго, но вообще очень старая постановка. Сделана для Метрополитен-оперы в 1998 году, выпущена на DVD. Дирижер - Эммануэль Виллауме. Режиссер - Элия Мошински. В главных партиях: Клементин Марген (Далила), Брэндон Йованович (Самсон), Куинн Келси (Верховный жрец).

“Любовный напиток” Г.Доницетти (30 января - 14 февраля 2021 года). Новая для Чикаго совместная постановка Лирик-оперы и Оперы Сан-Франциско, сделана для Opera North (Лидс, Великобритания). Дирижер - Юн Сун Ким (дебют в Лирик-опере). Режиссер - Даниэль Слатер (дебют в Лирик-опере). В главных партиях: Роза Феола (Адина), Мэтью Поленцани (Неморино), Анджей Филончик (Белькоре, дебют в Лирик-опере), Никола Алаймо (Дулькамара).

“Свадьба Фигаро” В.А.Моцарта (14 марта - 11 апреля 2021 года). Оригинальная постановка Лирик-оперы. Дирижер - сэр Э.Дэвис. Режиссер - Барбара Гейнс. В главных партиях: Алекс Эспозито (Фигаро, дебют в Лирик-опере), Инг Фанг (Сюзанна), Федерика Ломбарди (графиня Альмавива, дебют в Лирик-опере), Гордон Бинтнер (граф Альмавива, дебют в Лирик-опере).

“Похождения повесы” И.Стравинского (21 марта - 6 апреля 2021 года). Новая для Чикаго постановка создана для Оперы Сан-Франциско. Дирижер - сэр Э.Дэвис. Режиссер - Джон Кокс. В главных партиях: Эндрю Степлс (Том Рэйкуэлл), Джанай Бруггер (Энн), Лука Пизарони (Ник Шэдоу), Элис Кут (Баба-турчанка).

“Поющие под дождем” Н.Х.Брауна (4-13 июня 2021 года). Новая для Чикаго постановка создана для Театра Шатле (Théâtre du Châtelet, Париж). Дирижер - Гарет Валентайн (дебют в Лирик-опере). Режиссер - Роберт Карсен. Состав пока не объявлен.

7 марта 2021 года, как и планировалось, состоится камерный концерт Кристины Герке и Малкольма Мартино (фортепиано).

Остается в силе объявленный ранее проект реконструкции театра. Как сказано в заявлении господина Фрейда, проект “осуществляется в соответствии с жесткими протоколами по безопасности и гигиене труда”. Лирик-опера обещает более удобные кресла в партере. Как сказал директор на пресс-конференции в январе: “And all new seats”. Количество мест в партере сократится на двести, за счет этого проходы между рядами и сами места станут шире. Общая численность зала составит 3217 мест.



На осень Лирик-опера готовит, по словам Энтони Фрейда, “широкий спектр захватывающих альтернативных художественных мероприятий, чтобы опера оставалась в сердцах и умах аудитории в течение этого непростого периода”.



Не остаемся мы без оперы и летом. С 6 июня Лирик-опера транслирует свои спектакли по радио, на волне классической музыки WFMT 98.7FM. В течение восьми суббот в полдень мы слушаем весь репертуар сезона 2017-18 годов. Серия началась оперой “Так поступают все женщины” В.А.Моцарта. 13 июня была “Турандот” Дж.Пуччини, 20 июня - “Риголетто” Дж.Верди, 27 июня - “Искатели жемчуга” Ж.Бизе. Остановлюсь подробно на четырех операх июльской программы и вспомню их главных героев.



4 июля. “Валькирия” Р.Вагнера. Действующие лица и исполнители: Вотан - Эрик Оуэнс, Зигмунд - Брендон Йованович, Зиглинда - Элизабет Стрид (дебют в Лирик-опере), Фрикка - Таня Ариане Баумгартнер, Хундинг - Айн Ангер (дебют в Лирик-опере), Брунгильда - Кристина Герке, Герхильда - Уитни Моррисон, Ортлинда - Лаура Уйальд, Швертлейта - Лорен Декер. Дирижер - сэр Эндрю Дэвис. Режиссер-постановщик - Дэвид Паунтни. Премьера - 1 ноября 2017 года.

После “Золота Рейна” в сезоне 2016-17 годов мы увидели и услышали, как писал Вагнер, первый день музыкального представления, то есть вторую (после Золота Рейна) часть тетралогии ”Кольцо нибелунга”. Последний раз в Лирик-опере тетралогия ставилась в сезоне 2004-05 годов в постановке немецкого режиссера Герберта Келлнера. Английский режиссер Дэвид Паунтни поставил тетралогию как семейную сагу, и потому “Валькирия” оказался на удивление спокойным, домашним спектаклем. Паунтни знаком нам по опере М.Вайнберга “Пассажирка” сезона 2014-15 годов. Над новым “Кольцом...” работала та же команда, что и над “Пассажиркой”: сценограф - Роберт Иннес Хопкинс, дизайнер по костюмам - Мари-Жан Лекка, хореограф - Денни Сайерс. К сожалению, финала этой истории пока нет: “Гибель богов” и показ всей тетралогии по известным причинам пришлось перенести на будущее.

Обратите внимание на двух дебютантов. В партии Зиглинды на сцене Лирик-оперы впервые выступила певица из Швеции Элизабет Стрид, в партии Хундинга - эстонский бас Айн Ангер. На сцене Немецкой оперы Берлина Ангер пел Бориса Годунова в одноименной опере Мусоргского, а в Ковент-Гарден - партию Пимена. Я впервые услышал Ангера не в Чикаго, а в Венской опере в сентябре 2017 года. Он блестяще исполнил партию Досифея в Хованщине”.

Спектакли Валькирии прошли под знаком тридцатилетия со дня дебюта музыкального руководителя сэра Эндрю Дэвиса в Лирик-опере. Впервые он встал за пульт оркестра чикагского театра 14 ноября 1987 года. Он дирижировал Свадьбой Фигаро В.А.Моцарта.



11 июля. “Фауст” Ш.Гуно. Действующие лица и исполнители: Фауст - Бенджамин Бернхайм, Маргарита - Айлин Перес, Мефистофель - Кристиан ван Хорн, Валентин – Эдвард Паркс. Дирижер - Эммануэль Вийом. Режиссер-постановщик - Кевин Ньюбери.

Новая постановка, совместно с Оперой Портленда. Премьера - 3 марта 2018 года.

Этой оперой завершалась основная программа шестьдесят третьего сезона Лирик-оперы. Больше всего в спектакле мне запомнились сценография и дизайн костюмов, за которые отвечала “создательница пространства” Вита Цыкун. С “Фаустом” она дебютировала в Лирик-опере. Во время репетиционного процесса мне удалось поговорить с Витой. Она рассказала мне интересные подробности о том, как создавалась опера. Перед вами - фрагменты нашей беседы.

- В чем оригинальность вашего "Фауста"?

- В уникальной личности художника, скульптора, аниматора, художника-постановщика спектакля Джона Фрейма. Джон абсолютно не эгоцентрик, он мягкий, тихий, спокойный человек. Живет на горе в двух часах езды от Лос-Анджелеса. Месяцами может ни с кем не разговаривать, а только сидеть у себя и работать. Ему больше шестидесяти. За плечами - тридцать пять лет работы, сотни скульптур, фильмов. Он и в оперном театре, работая над постановкой “Фауста”, чувствует себя комфортнее всего в художественном и бутафорском цехах, работая с декораторами и бутафорами над деталями дизайна костюмов и реквизитов. Посмотрите на его работы на сайте johnframesculpture.com/... Джон дал мне полный доступ к работам и карт-бланш на оформление мира “Фауста”. Используя дизайн мастера, мне надо было все пропустить через себя, отобрать элементы, которые, я считаю, больше всего подходят к истории “Фауста”, и оформить пространство и персонажей. В этой постановке Джон является художником-постановщиком, я - художником пространства. Некоторые персонажи уже существовали в его работах, некоторые сделаны специально для этой постановки. Мы с ним вдвоем придумали нового Мефистофеля. Подобно Джону, в нашей версии Фауст - скульптор, художник, творец. Он закрыт в своем интерьере, занимается своими скульптурами и ищет ответы на вопросы через свое искусство. В какой-то момент он понимает, что весь его аскетизм ни к чему не приводит, никаких ответов у него нет. Тогда он решает создать Мефистофеля. Он делает его скульптуру. Мы видим это через потрясающую покадровую анимацию Джона. Видим, как фигура Мефистофеля рождается из деревянного скульптурного блока, а потом появляется настоящий Мефистофель, который выглядит точно так, как скульптура Джона. Идея спектакля заключается в том, что в каждом из нас есть светлая и темная части. Между ними идет постоянная война. Часто, как в случае с Фаустом, мы сами создаем своих чертей. По ходу действия Мефистофель разламывает скорлупу, в которой существуют Фауст и его ателье. Стены разламываются, и сквозь них начинают входить животные инстинкты любви, похоти, зависти, ревности...

- Как выглядит Маргарита?

- Все скульптуры Джона - миниатюры. Он никогда не делает женские скульптуры. Его персонажи, скорее, сказочные, лишенные пола. Все женские персонажи, в том числе Маргарита, созданы мной под впечатлением работ Джона. У Джона соединение аутентичного стиля с намеками на викторианский период. Я продолжила его стиль в своем дизайне. Есть намек на викторианский период, но стилизованный... Представьте себе, что Энтони Фрейд сказал бы мне: “Вита, оформи, пожалуйста, “Фауста” в стиле Пикассо”. Я бы сделала пространство персонажей в стиле Пикассо. Так вот в этом спектакле у меня была задача сделать оформление пространства в стиле Джона Фрейма. Для меня это, конечно, уникальный эксперимент. Ничего подобного не было.

- Вы говорили про ваше трио с Джоном и Кевином. Какая роль отводится дирижеру спектакля, маэстро Эммануэлю Вийому?

- Я ему показала дизайн, и он был очень заинтригован. Понимаете, у нас у всех одна и та же задача: передать эмоции зрителям. Просто каждый работает в своей области: задача Эммануэля - показать эмоции через музыку, вокал, инструменты; задача Кевина  - “вынуть” эмоции через движения; моя задача - раскрыть эмоции через визуальную атмосферу. Мне кажется, директора оперных театров должны создавать такую атмосферу, при которой дирижер, режиссер, сценограф, художник по костюмам, художник по свету... - все находятся в постоянном общении друг с другом. В этом случае дирижер с самого начала может высказать свое мнение, мысли, чувства, пожелания. По крайней мере, он будет знать заранее о постановке. Если говорить о том, что мне не нравится в опере, то это полное разделение оркестровой ямы и сценического пространства. Но зритель-то получает единый спектакль... Я аккуратно выбираю коллег. Не берусь за любой проект. Стараюсь работать с людьми, которые понимают в опере, чувствуют музыку, пространство, историю.



18 июля. “Орфей и Эвридика” К.Глюка. Действующие лица и исполнители:

Орфей - Дмитрий Корчак (дебют на сцене Лирик-оперы), Эвридика - Андриана Чукман, Амур - Лорен Сноффер. Дирижер - Гарри Бикет. Режиссер-постановщик, балетмейстер, сценограф, дизайнер - Джон Ноймайер. Новая совместная постановка Лирик-оперы, Оперы Лос-Анджелеса и Балета Джоффри. Премьера - 23 сентября 2017 года.

Этим спектаклем открылся шестьдесят третий сезон Лирик-оперы. Все началось с того, что художественный руководитель Балета Джоффри Эшли Уитер пригласил выдающегося хореографа нашего времени Джона Ноймайера поставить балет с его труппой. Так возникла “Сильфида” 2015 года. После триумфального успеха балета хореограф согласился продолжить работу с чикагской труппой. В свою очередь, генеральный директор Лирик-оперы Энтони Фрейд поинтересовался, почему никогда прежде не сотрудничали вместе крупнейший оперный театр Чикаго (Лирик-опера) и одна из лучших балетных трупп Америки (Балет Джоффри). Вразумительного ответа не последовало. Тогда-то и возник замысел будущего спектакля.

Опера “Орфей и Эвридика” представлена в парижской версии 1774 года. Написанную для мужского альта (кастрата) партию Орфея Глюк переписал для тенора, поскольку во Франции кастратам не разрешалось петь на сцене. Кроме того, для премьеры в Париже Глюк вставил несколько балетных сцен, включая “Танец фурий” и “Танец блаженных духов”.

В Лирик-опере с партией Орфея дебютировал российский тенор Дмитрий Корчак. В беседе со мной он рассказал подробности о работе с Джоном Ноймайером.

- Я счастлив, что судьба свела меня с этим великим Мастером. Я был чрезвычайно удивлен, как для него оказался важен личный контакт с артистом. Два года назад театр прислал мне письмо о том, что условием Ноймайера является встреча со мной. Я приехал к нему в Гамбург, мы встретились, пообщались. Ему было важно увидеть меня, обсудить контуры будущего спектакля. Он сказал: “Мне всегда важен человеческий контакт. Мало того, чтобы человек хорошо пел. Я соединяюсь с людьми в одно целое, когда мы что-то создаем”. Я вам открою один секрет, который никто не знает. Ноймайер ходил на каждую примерку, он болеет душой за каждый костюм. Привезли огромный гардероб: миллион рубашек, свитеров, брюк... Ничего из этого Ноймайеру не понравилось, и он принес для меня деталь костюма из личного гардероба. “В этой сцене с таким светом нужен другой костюм. У меня он есть. Примерь.” В итоге я буду петь Орфея отчасти в костюме Ноймайера. Это дорогого стоит. Все равно что дирижерская палочка Риккардо Мути или подаренный Пласидо Доминго клавир. Таких людей сегодня практически нет. Между нами не просто отношения начальника и работника, а намного ближе. Во время репетиций мы превратились в одну музыкальную семью. Пусть на месяц, но тем не менее... Наверно, это называется Магией творчества.

- Как бы вы определили жанр спектакля Ноймайера?

- Балетный спектакль с оперной музыкой. Ноймайер не ставил оперу, он не оперный режиссер. У него другая профессия. Оперный режиссер обычно сталкивается с проблемой, что делать с балетными номерами. Они либо купируются, либо делаются с минимальными движениями. Как правило, балетные сцены в опере провальные. Действие останавливается, и на сцене ничего не происходит. Здесь - наоборот. У нас очень буйный балетный спектакль, и мы должны каким-то образом войти в ритм, движение балета. Сделать шаг, осанку, повороты, руки, глаза в том внутреннем темпе, как это делают балетные артисты, было трудно, но мне кажется, мы нашли ключик... Ноймайер “обрамил” нас балетом и сделал эстетский спектакль, как и все его балеты... Я считаю, что сегодня в руках директора театра - джокер. Знаменитая история, которую все знают со школы, великий балетмейстер, хорошие певцы, прекрасная балетная труппа - все компоненты успеха! Спектакль интересен всем. Знаете, как бывает: кидаешь дротик и попадаешь в десятку. Мне кажется, что “Орфей и Эвридика” -  абсолютное попадание в десятку.

- Вы бы хотели исполнить Орфея в других странах?

- С удовольствием. Джона Ноймайера обожают в России. Моей мечтой было бы привезти эту постановку в Россию. Мне безумно интересно работать с Ноймайером, и я очень надеюсь, что наше сотрудничество продолжится.



25 июля. “Пуритане” В.Беллини. Действующие лица и исполнители: Эльвира Вальтон - Альбина Шагимуратова, Артуро Тальбо - Лоуренс Браунли, Риккардо Форто - Энтони Кларк Эванс, Джорджо Вальтон - Адриан Сампетрян. Дирижер - Энрике Маццола. Режиссер-постановщик - Сандро Секуи. Режиссер - Эрик Айнхорн. Новая для Чикаго постановка принадлежит Метрополитен-опере. Премьера - 4 февраля 2018 года.

Одна из вершин bel canto - опера “Пуритане” - после долгого перерыва вернулась на сцену Лирик-оперы. Основной проблемой постановки всегда были солисты, вернее - их отсутствие. Невероятно трудная партия для высокого сопрано, баритональные колоратуры, теноровая партия, требующая высоких “ре” и “фа”..., - какой театр может себе позволить набрать такой состав?! Лирик-опера рискнула и выиграла! Главной героиней спектакля стала выдающаяся российская певица Альбина Шагимуратова. Для нее это была первая Эльвира. Вот фрагмент нашей беседы.

- Когда мы говорили о “Риголетто” и “Лючии...”, вы интересно рассуждали о трансформациях образов Джильды и Лючии. В этом отношении Эльвира меняется гораздо стремительнее, успевая сойти с ума, а потом быстро стать счастливой...

- В этом и сложность актерская - как это все сыграть? Очень неожиданные переходы, контрасты... Иногда я думаю, за что же Артуро ее так любит? Почему он решил на ней жениться? Девушка она неординарная. Немного сумасшедшая.

- Может быть, лучше не углубляться в психологию характера? В операх bel canto сюжет часто “высосан из пальца”. Главное – показать красоту голоса, а не выразить характер героя.

- Я за то, чтобы голосом выразить все эмоции. Это было во времена Сазерленд, Каллас, Ренаты Скотто, всех великих примадонн прошлого. Я очень часто к ним возвращаюсь и переслушиваю. Сейчас, готовясь к “Пуританам”, переслушала все исполнения Джоан Сазерленд именно этой партии.

- Вы считаете ее исполнение эталонным?

- Трудно сравнивать. У каждой певицы есть свои плюсы. Беверли Силлс и Эдита Груберова изумительно пели Эльвиру. Очень сложно кого-то выделить.

- Вы не боитесь, слушая записи великих предшественниц, попасть под их влияние?

- Я слушаю оперу, когда ее изучаю, не зная партитуры. Слушаю фразировку, дыхание, каденцию. Если нам не опираться на великие голоса прошлого, тогда кого слушать? Я не могу взять клавир и, не послушав, начать самой разбираться. Мне надо выучить материал, а потом создавать свой образ. К “Пуританам” я готовилась очень быстро. Было мало времени на подготовку. Буквально за две недели выучила всю партию. Для меня это подвиг. Занималась по восемь-девять часов в день. Буквально жила с Эльвирой и 31 декабря, и на Новый год, и все январские праздники... Специально поехала в Питер к концертмейстеру Мариинского театра, который знает эту оперу... С музыкальной точки зрения Эльвира - потрясающая партия! Есть что попеть. И знаменитая Полька с вуалью, и сцена сумасшествия...

- Какие моменты в опере для вас самые сложные в техническом отношении?

- Вокальных сложностей нет. Необычность постановки в том, что Маццола исполняет оперу без купюр. Звучит оригинальная версия композитора со всеми повторами, которые обычно купировались. Из-за полного клавира “Пуритане” сложнее “Лючии...”.

- В нашем прошлом разговоре вы сказали, что “Лючия - королева всех белькантовых партий”. Если Лючия - королева, то кто Эльвира? Принцесса?

- Думаю, да. В техническом плане Эльвира не уступает по сложности Лючии, но Лючию все-таки чаще исполняют. В “Пуританах”, кроме сопрано, нужен сильный тенор. Это очень трудная партия, с верхним “фа”. Не все тенора справляются. Партию Артуро на сегодняшний день исполняют только Лоуренс Браунли и Хавьер Камарена.

- Браунли справляется?

- Он замечательный. Это наша вторая совместная работа. Мы пели вместе в Хьюстонской опере в “Похищении из Сераля” Моцарта. С ним легко находить общий язык.

- Беллини сочинил эту оперу в расчете на лучших певцов своего времени – сопрано Джулию Гризи, тенора Джованни Баттисту Рубини, баритона Антонио Тамбурини и баса Луиджи Лабланки. На премьере публика заставляла исполнителей повторять на бис почти каждый номер. Успех был столь велик, что “пуританский” квартет решил не расходиться, а устроить турне по Европе. Певцы в течение нескольких лет ездили с концертами по главным оперным столицам...

- Хорошая идея. Мне кажется, наш “пуританский” квартет - тенор Лоуренс Браунли, баритон Энтони Кларк Эванс, бас Адриан Сампетрян и я - тоже имел бы успех.



Ведущие радиотрансляций - драматург Лирик-оперы Роджер Пайнс и журналистка WFMT Лиза Флинн. Все подробности - на сайте wfmt.com.



Фотографии к статье:

Фото 1. Сцена из спектакля “Валькирия”. Фото - Кори Вевер

Фото 2. Сцена из спектакля “Фауст”. Фото - Кори Вевер

Фото 3. Сцена из спектакля “Орфей и Эвридика”. Фото - Тодд Розенберг

Фото 4. Лоуренс Браунли и Альбина Шагимуратова в спектакле “Пуритане”. Фото -  Тодд Розенберг