20 окт. 2017 г.

Вена оперная. Впечатлениям вдогонку


Мы прилетели в Вену 4 сентября. Только что закончился Зальцбургский музыкальный фестиваль и открылся сезон в Венской опере (Opernring 2). Оперой открытия стал шедевр Джузеппе Верди “Трубадур” с Анной Нетребко и Юсифом Эйвазовым (премьера состоялась 5 февраля 2017 года). В первый вечер примадонна Анна не пела – она присоединилась к составу 7 сентября. Режиссер Даниэль Аббадо (сын великого Клаудио) предложил достаточно традиционную постановку, и тем не менее “Трубадур” стал главным хитом первых двух недель сентября. Нетребко – любимица Вены. Билеты на спектакль были сразу раскуплены, за стоячими надо было занимать очередь с утра. Как обычно, ажиотаж вызывает “Женитьба Фигаро”, и уже неважно, кто поет и какая это постановка. В Вене прошло возобновление спектакля французского режиссера Жана-Луи Мартиноти. В числе исполнителей – Карлос Альварес, Доротея Решманн, Адам Плачетка, Маргарита Грицкова.
Остановлюсь подробней на третьей опере первых недель сезона – “Хованщине” Модеста Петровича Мусоргского.


Как известно, Мусоргский “Хованщину” так и не закончил. В июле 1872 года он написал Стасову: “Сделал тетрадку и назвал ее “Хованщина”, народная музыкальная драма”. Мусоргский дописал клавир, не хватило (по словам композитора) лишь “маленького куска в заключительной сцене самосожжения”, однако партитура оперы осталась незавершенной. После смерти композитора за дело взялся его друг и “ангел-хранитель” Римский-Корсаков. Погрузившись в музыкальный мир Мусоргского, он признался: “Мне кажется, что меня даже зовут Модестом Петровичем”. Однако в Венской опере “Хованщина” исполнялась в редакции Шостаковича 1956 года. Почему? Ответ на этот вопрос находим в словах дирижера Семена Бычкова (из интервью Андрею Золотову): “В музыке Мусоргского присутствует невероятный реализм. Вся грязь, вся жестокость, весь юмор, сарказм - все эти моменты есть в музыке самого Шостаковича, как и в музыке Мусоргского. Есть органичное сочетание между языком двух композиторов. У Римского-Корсакова дух совершенно иной – как оркестровки, так и его собственной музыки. Лучшая музыка, которую он сочинил, связана со сказками. Поэтому всегда ощущение, что это немножко парфюмерно. Это очень красиво, но это слишком чисто. Поэтому сегодня, когда существует возможность выбора, для меня намного ближе версия Шостаковича”.

“Хованщина” не ставилась в Вене более двадцати лет, с 1989 года. Тогда за дирижерским пультом стоял Клаудио Аббадо, а партию Ивана Хованского исполнял Николай Гяуров.
Премьера новой постановки состоялась 15 ноября 2014 года. Режиссер-постановщик спектакля - Лев Додин, художник – Александр Боровский. Первыми спектаклями дирижировал Семен Бычков. Я был на спектакле 8 сентября, когда состоялось одиннадцатое представление оперы. За дирижерским пультом стоял Михаэль Гютлер.

В интервью тому же Золотову Додин объяснил, в чем современность “Хованщины”: “Все вожди выступают, руководствуясь определенной идеологией. Иногда даже верят в эту идеологию, считают, что она самая народная и самая лучшая. Они за нее вступают в борьбу, тянут в эту борьбу других, которыми очень легко манипулировать. И незаметно почти всегда эта борьба за идею перерастает в элементарную борьбу за власть. В результате цель всегда оправдывает средства, а средства незаметно полностью меняют цель. И эта борьба всех со всеми - каждый под каким-то знаменем, а на самом деле, как выясняется, в борьбе честолюбий, амбиций и политической власти - как мне кажется, чрезвычайно актуальна. Так же, как и простота манипулирования народом, который уже давно и чаще всего является не субъектом истории, а объектом манипулирования. Мы можем вспомнить и проблемы сталинизма, и проблемы гитлеризма, и то, что недавно происходило на площади Тахрир в “арабской весне”, когда в результате все борются со всеми, в какой-то степени то, что происходило на Майдане, в какой-то мере то, что происходило в Москве на Болотной площади, - примеры можно множить бесконечно. Что такое фанатизм и что такое секта - будь это традиционная большая религия или экзотические культы, которые не раз совершали коллективные самоубийства? Это все очень знакомо. Если это хоть в какой-то мере выразить, то “Хованщина” становится универсальной историей”.

Вот такую универсальную историю мы увидели в Венской опере. На сцене – сложная массивная конструкция (подъемник с платформой) из строительных лесов разных уровней. Иерархия четкая: народ и стража – внизу, власть – наверху. Опоры на лесах в зависимости от сцены выполняют роль то православных крестов, то тюремных решеток-пут. Солисты и хор не выходят, как обычно, из-за кулис, а выплывают снизу вверх.

Замечательный состав солистов возглавляет Ферруччо Фурланетто в партии Ивана Хованского. После трех встреч с певцом в Лирик-опере я был очень рад услышать его новую русскую партию. Голос Фурланетто звучит по-прежнему завораживающе. В сочетании с выразительной актерской игрой работу певца смело можно назвать выдающейся.
Замечательна российская певица Елена Максимова в партии Марфы. У нее чистый, сильный голос, ее Марфа умна, красива, эротична.

В партии Досифея – один из лучших басов современной оперной сцены, певец из Эстонии Айн Ангер. (В ноябре мы услышим его в опере “Валькирия” на сцене Лирик-оперы Чикаго.)
Достойными партнерами главных солистов выступили немецкий тенор Херберт Липперт (Голицын), английский тенор Кристофер Вентрис (Андрей Хованский), польский баритон Анджей Доббер (Шакловитый).
В “Хованщине” много народных сцен, а это значит – много хорового пения. Как в греческих трагедиях, в операх Мусоргского хор – полноправное действующее лицо спектакля. Здесь и стрельцы, и раскольники, и “пришлый люд московский”. Даже в самых сложных местах “Хованщины”, где хор вступал обрывочными фразами, перекликаясь с солистами, в Венской опере все звучало на очень высоком уровне.

В “Хованщине” нет главного героя – может быть, поэтому так важны все действующие лица. Мусоргский вольно обращается с историей, меняет времена, события, эпизоды. Но, в отличие от выдуманного мира Вагнера, мир Мусоргского – мир непридуманных героев,  неподдельных страстей, реальных жизненных ситуаций. Недаром еще в первой рецензии на оперу критик Стасов отмечал в ней “океан русских людей, жизни, характеров, отношений, несчастья, невыносимой тягости, приниженности, зажатых ртов”. И через сто тридцать один год после премьеры - снова утраченные надежды на новую Россию, скорбь о ней: “Ох ты, родная матушка Русь ”. И некому “родимую утешить, успокоить”. И жутко становится, когда слышишь финальный хор “Господь мой”, под которую вся четырехэтажная конструкция – читай Россия - уходит под землю. Как там у Блока: “Живи еще хоть четверть века - Все будет так. Исхода нет”.


Венская опера – главное здание города, его центр притяжения. От Оперы выезжают автобусные экскурсии, у Оперы назначаются встречи, с Оперы начинается Вена.
Венская опера - первое здание на Бульварном кольце (Ringstrasse), которое открыл кайзер Франц Иосиф Первый в 1865 году. Открытие Придворной Венской оперы состоялось 25 мая 1869 года. Первой оперой стал “Дон Жуан” Моцарта. К несчастью, во время Второй мировой войны большая часть здания была разрушена. Сохранились только Фойе Швинда (единственный исторический зал Оперы), Мраморный зал и Чайная комната – место, где император пил чай и отдыхал, утомившись длинными представлениями. Для зрителей Чайная комната закрыта (ее показывают только во время экскурсии по Опере), но ее можно снять в аренду. Один антракт - 500 евро.
Зрительный зал Оперы был полностью разрушен и представляет собой реконструкцию пятидесятых годов XX века. Второе открытие состоялось 5 ноября 1955 года с новой постановки оперы Бетховена “Фиделио”. За дирижерским пультом стоял маэстро Герберт фон Караян.
Сегодня Венская опера – огромная фабрика по производству спектаклей. Каждый год в театре показывают шестьдесят разных спектаклей: пятьдесят опер и десять балетов! Сцена используется для спектаклей и репетиций с утра до вечера. Во время нашей экскурсии по Опере рабочие сцены меняли декорации, а оркестровая яма была на уровне сцены. Только что закончилась репетиция с оркестром.
В Венской опере постоянная труппа в составе семидесяти человек и хор в составе девяноста человек. В оркестре Оперы - сто сорок восемь музыкантов. Лучшие из них попадают в Венский филармонический оркестр. Обязательное условие – три года службы в оперном оркестре.
Зрительный зал Оперы рассчитан на 2300 сидячих мест. Они разбиты на десять ценовых категорий. Обычно продаются девяносто девять процентов билетов. Глубина сцены – пятьдесят метров, в два раза больше, чем в зрительном зале. Все заднее пространство используется для подготовки декораций. Нижняя сцена уходит под землю на одиннадцать метров. Во время первого акта на платформе нижней сцены готовятся декорации второго акта, и так далее. Двести рабочих сцены готовят декорации посменно с 7 утра до 11 вечера. Склад декораций находится в двадцати минутах езды от Оперы. Каждый день грузовики перевозят декорации: одни – на склад, другие – в театр. В театре места для декораций нет.

Венский бал ежегодно проходит в четверг перед “пепельной средой” (первым днем Великого поста в католической традиции). Каждый год участниками бала становятся пять тысяч человек. Церемонию открывает выступление дебютантов. Дебютантом можно побыть раз в жизни. Дебютанты разбиты на сто сорок четыре пары. Обязательных условий два – возраст (от семнадцати до двадцати четырех лет) и умение танцевать венский вальс. Молодые люди проходят конкурс. Счастливчиков, прошедших на бал, приглашают на три репетиции. Последняя из них проходит в главном зале Оперы. В конкурсе каждый год принимают участие молодые люди со всего мира. Молодежь Чикаго, у вас тоже есть шанс! Да, не забудьте: на бал проходят только в бальном платье и фраке. Дресс-код обязателен.

С 2010 года директором Оперы является герр Доминик Майер. После ухода Франца Вельзера-Места должность музыкального руководителя вакантна уже три года. Недавно театр объявил, что новым музыкальным руководителем с 2020 года станет сорокадвухлетний швейцарский маэстро Филипп Джордан. В настоящее время он является руководителем Парижской оперы и главным дирижером Венского симфонического оркестра.
В Опере прекрасно работает система приглашенных дирижеров. В течение одного сезона оркестром дирижируют более тридцати маэстро.
Опера чтит своих дирижеров. На самом видном месте бюсты Герберта фон Караяна, при котором была введена практика исполнения оперы на языке композитора, и Клеменса Крауса – основателя Новогодних концертов Венского филармонического оркестра. Предмет особой гордости - зал имени Густава Малера. Он был руководителем театра с 1897 до 1907 года. До Малера публика могла есть и пить в зрительном зале во время представления. Спектакли шли при полном освещении. Было легко выйти из зала, взять бокал шампанского и снова зайти. Малер же стремился, чтобы публика смотрела и слушала оперу, а не ходила туда-сюда. Он закрыл двери, выключил свет и ввел понятие “антракт”. Помогло.

Этим летом Венская опера поменяла старую (шестнадцатилетней давности) систему субтитров на новую. Теперь на спинке каждого сидения - экран с меню из шести языков. На выбор - английский, немецкий, итальянский, французский, русский, японский (в прошлом был выбор только между английским и немецким). Кроме перевода система предлагает либретто, общую информацию об опере, солистах и венском театре. Говорят, по сравнению со старой системой, новая не такая яркая. Не могу ничего сказать, не видел старой.

Весь сентябрь каждый вечер спектакли можно увидеть на площади перед Оперой. Приходите – занимайте места – внимайте. К началу оперы не остается ни одного свободного места. Люди замирают перед огромным экраном, и площадь наполняется прекрасными звуками.
После окончания “Хованщины” мы по совету Фурланетто славно посидели в ресторане “Sole” (Annagasse 8) - том самом месте, где встречаются после спектаклей солисты Оперы. Хотите увидеть звезд – отправляйтесь в “Sole” на ужин! Нам повезло: мы встретили Елену Максимову и Айна Ангера. Поужинав в “Sole”, мы изменили венской аутентичной кухне, променяв ее на итальянскую. Во всем виновата опера! (Замечу в скобках, что второй раз это случилось в итальянском кафе “Zanini und Zanini” – идеальном месте для любителей мороженого и желато. Как всегда в Вене, музыкальные изыски крепко связаны с изысками кулинарными.)

К концу дня, усталые, но довольные, мы идем домой, наслаждаясь живым городом. Кто говорит, что жизнь в Вене заканчивается в шесть вечера? Неправда! В одиннадцать все только начинается. Но нам некогда. Впереди нас ждет Вена музыкальная. Не прощаюсь...

Фотографии к статье:
Фото 1. Венская опера. Фото автора
Фото 2. Фойе Венской оперы. Фото автора
Фото 3-8. Сцены из оперы “Хованщина”. Фото – Майкл Пен (Фотографии предоставлены пресс-службой Венской оперы)

Фото 9. Нетребко и Эйвазов на большом экране. Трансляция из зала Венской оперы. Фото автора