17 февр. 2018 г.

Все звезды в гости к нам. Объявлен новый, 128-й сезон ЧСО



30 января музыкальный руководитель Чикагского симфонического оркестра (далее - ЧСО) Риккардо Мути и президент оркестра Джефф Александр объявили программу нового, сто двадцать восьмого сезона. Главную новость вы уже знаете: музыкальный руководитель ЧСО Риккардо Мути еще на два года продлил контракт с оркестром. Будущий сезон станет для него девятым в должности руководителя. Как и в прошлые годы, маэстро проведет с оркестром в общей сложности десять недель: в сентябре, октябре и ноябре 2018 года, феврале, марте, мае и июне 2019. Новый контракт с дирижером заканчивается в конце сезона 2021-22 годов, в августе 2022 года.
Огромное количество интереснейших программ, любимые солисты, много дебютов - все это ждет нас в новом сезоне. Вот лишь некоторые подробности.


В 2018 году весь мир будет широко отмечать столетие со дня окончания Первой мировой войны. Этому событию посвящено несколько предстоящих концертов, в том числе - “Реквием” Дж.Верди. В четверке солистов - два дебютанта: сопрано из Южной Кореи Виттория Ео (она пела в паре с Анной Нетребко Аиду прошлым летом в Зальцбурге) и знакомый нам по оперным спектаклям польский тенор Петр Бечала (25 февраля он дает сольный концерт в Лирик-опере). Меццо-сопрано Даниела Барчеллона и бас Дмитрий Белосельский пели в прошлом составе “Реквиема” в 2013 году. 
Сезон откроется Тринадцатой симфонией (“Бабий Яр”) Д.Шостаковича (солист - Алексей Тихомиров, ранее выступавший с маэстро Мути в Риме, Зальцбурге и Вене), а завершится концертным исполнением оперы Дж.Верди “Аида”. Четвертый раз (после “Макбета”, “Отелло” и “Фальстафа”) маэстро Мути устраивает нам “открытый урок” на тему “Как исполнять Верди?” Из солистов пока известно только одно имя - партию Аиды исполнит замечательная Красимира Стоянова.
В новом сезоне состоится долгожданное возвращение одного из самых значительных музыкантов современности Даниэля Баренбойма. С 1991 по 2006 годы он был музыкальным руководителем ЧСО, последний раз с оркестром выступал в 2006 году. В программе предстоящего концерта - цикл Б.Сметаны “Моя родина”.


Огромное внимание привлечет единственный концерт созданного Баренбоймом Симфонического оркестра “Западно-восточный диван, в составе которого - израильские и арабские музыканты из стран Ближнего Востока.
В новом сезоне мы услышим мировые премьеры пьесы “Threnos” директора Парижской консерватории, французского композитора Бруно Мантовани и Концерта для бас-тромбона с оркестром чикагского композитора Джеймса Стивенсона. Среди тринадцати новых для оркестра произведений – не только сочинения молодых композиторов, но и композиторов-классиков. Впервые будут исполнены “Прометей” Ф.Листа, Симфониетта С.Прокофьева, Симфония “Буэнос-Айрес” А.Пьяццоллы.
Среди наиболее интересных произведений сезона - кантата Г.Берлиоза “Смерть Клеопатры” с участием замечательной Джойс Ди Донато (дирижер - Р.Мути), симфоническая поэма А.Землинского “Русалка” (дирижер - Э.Кривин), опера “Замок герцога Синяя борода” Б.Бартока с участием баса Джона Релье и меццо-сопрано Мишель Деянг (дирижер - Э.-П.Салонен).


Среди наиболее интересных концертов сезона - камерные вечера Ицхака Перлмана и Евгения Кисина, Пьера-Лорана Эмара и Тамары Стефанович, Мидори и Жан-Ива Тибодо, Анны Софии Муттер и Ламберта Ортиса, Пинхаса Цукермана и Иерусалимского квартета.
В новом сезоне состоятся совместные концерты ЧСО и Балета Джоффри. В программе: мировая премьера композиции на музыку камерного концерта И.Стравинского “Дамбартон-Окс” (фамилия балетмейстера пока неизвестна) и балет “Commedia” в хореографии Кристофера Уилдона на музыку Сюиты И.Стравинского из балета “Пульчинелла”.
В 2018 году отмечается столетие со дня рождения Civic Orchestra. 20 сентября в парке Миллениум будет совместный концерт ЧСО и Civic Orchestra, в течение всего сезона пройдут еще несколько мероприятий, приуроченных к важной дате.


Из любопытных дебютов сезона отмечу узбекского пианиста Бехзода Абдураимова (его концерт в Равинии прошлым летом прошел с огромным успехом), австралийского пианиста украинского происхождения Александра Гаврилюка (Первый фортепианный концерт П.Чайковского), американского пианиста Николаса Ангелича (Пятый фортепианный концерт Л.ван Бетховена), английского пианиста Бенджамина Гросвенора (Первый фортепианный концерт Ф.Шопена), канадского баритона Джошуа Хопкинса, шотландской скрипачки итальянского происхождения Николы Бенедетти (Второй скрипичный концерт С.Прокофьева), французского дирижера Фабиена Габеля (Барток, Дебюсси, Брамс), коста-риканского дирижера Джанкарло Герреро (музыка композиторов Испании и Аргентины), английских дирижеров Эдварда Гарднера (Вагнер, Штраус, Нилсен) и Мэттью Холлса (“Мессия” Г.Ф.Генделя).
Четыре концертмейстера ЧСО выступают в новом сезоне в качестве солистов. Среди них мы впервые услышим концертмейстера секции флейт Стефана Рагнера Хескулдссона с Концертом для флейты с оркестром ре мажор В.А.Моцарта.
Вновь в Чикаго выступят прославленные пианисты Даниил Трифонов, Митсуко Учида, Денис Мацуев, Лейф Ове Андснес, Пол Льюис, Эмануэль Акс, Маурицио Поллини, Дэвид Фрей, скрипачи Вадим Глузман, Лиза Батиашвили, Хиллари Хон, виолончелист Готье Капюсон. В числе приглашенных дирижеров - Бернард Хайтинк, Марин Алсоп, Пабло Херас-Казадо, Андрес Ороско-Эстрада, Осмо Вянскя.
В серии “Оркестры мира” - концерты Чешского филармонического оркестра под управлением нового музыкального руководителя Семена Бычкова (в программе: музыка Любоша Фишера, Девятая симфония “Из Нового света” и Виолончельный концерт А.Дворжака, солистка - А.Вайлерстайн), Симфонического оркестра Концертгебау под управлением главного дирижера Даниеле Гатти (в программе: Четвертая симфония И.Брамса и “Жизнь героя” Р.Штрауса), Симфонического оркестра Сан-Франциско под управлением музыкального руководителя Майкла Тилсона-Томаса (в программе: Скрипичный концерт Ф.Мендельсона, солист - Кристиан Тецлафф; Третья симфония Л.ван Бетховена).
Маэстро Мути второй раз возглавит тур ЧСО по странам Азии (девятый за всю историю оркестра). В программе - остановки в Тайпее (Тайвань), Шанхае и Пекине (Китай), Токио и Осаке (Япония). Кроме этого, ЧСО выступит в трех городах штата Флорида (Уэст-Палм-Бич, Нейплс, Майами). В следующих трех сезонах зимние гастроли оркестра в “летней” Флориде станут традиционными. Как всегда, я веду постоянную “трансляцию” из Симфонического центра, а это значит, что из нашей газеты вы узнаете о предстоящих концертах все самое интересное!

Nota bene! Абонементы на все концерты Чикагского симфонического центра сезона 2018-19 годов, а также одиночные билеты на концерты сезона 2017-18 годов можно приобрести на сайте www.cso.org, по телефону 312-294-3000, по почте или в кассе по адресу: 220 South Michigan Ave., Chicago, Il 60604.

Фотографии к статье:
Фото 1
. Виттория Ео. Фото предоставлено пресс-службой ЧСО
Фото 2. Алексей Тихомиров. Фото предоставлено пресс-службой ЧСО
Фото 3. Даниэль Баренбойм дирижирует ЧСО. Фото – Тодд Розенберг
Фото 4. Никола Бенедетти. Фото – Саймон Фаулер
Фото 5. Фабиен Габель. Фото предоставлено пресс-службой ЧСО

16 февр. 2018 г.

Альбина Шагимуратова: “Голосом выразить все эмоции”. Новая встреча с певицей



В эти дни на сцене Лирик-оперы Чикаго царит bel canto - театр представляет оперу Винченцо Беллини “Пуритане”. Партию Эльвиры впервые исполняет выдающаяся российская оперная певица Альбина Шагимуратова. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту певица рассказывает о последних событиях в ее жизни и делится планами на будущее.

Никакой отсебятины...


-        Рад снова приветствовать вас в стенах Лирик-оперы, Альбина. Это наша третья встреча: 2013 год - Джильда в “Риголетто”, 2016 год - Лючия в “Лючии ди Ламмермур”, и вот теперь - Эльвира в “Пуританах”. Как вы себя чувствуете в Чикаго?
-          Прекрасно. Лирик-опера - второй, после Метрополитен-оперы, театр в Америке, оперный дом очень высокого уровня. Генеральный директор Энтони Фрейд приглашает в театр лучших солистов. В Лирик-опере не издеваются над операми, не делают сумасшедшие спектакли. Поэтому я согласилась на мою первую Эльвиру именно в Чикаго. Опера “Пуритане” идет в традиционной постановке итальянского театрального режиссера Сандро Секуи. Постановка очень знаменитая. Ей уже много лет.
-          Очень много. На премьере в МЕТ в 1976 году главные партии исполняли Джоан Сазерленд и Лучано Паваротти.
-          Сазерленд должна была петь Эльвиру в Чикаго, но почему-то этого не случилось. В сезоне 1992-93 годов в Лирик-опере в этой постановке пела Джун Андерсон. И вот через двадцать пять лет оперу снова увидят в Чикаго. Постановка не точно такая же. Это новая редакция с небольшими изменениями, но декорации и дизайн не меняются. Лирик-опера сшила для нас новые костюмы по эскизам Питера Холла.
-          Второй раз в Чикаго вы работаете с признанным специалистом в операх bel canto, дирижером Энрике Маццола...
-          Он досконально знает этот репертуар. Энрике - достаточно дотошный дирижер. Он требует от певцов беспрекословного выполнения того, что написано в клавире, занимается деталями, обращает внимание на нюансы. С таким дирижером работать интересно.
-          Когда мы говорили о “Риголетто” и “Лючии...”, вы интересно рассуждали о трансформациях образов Джильды и Лючии. В этом отношении Эльвира меняется гораздо стремительнее, успевая сойти с ума, а потом быстро стать счастливой...
-          Вот в этом и сложность актерская - как это все сыграть? Очень неожиданные переходы, контрасты... Иногда я думаю, за что же Артуро ее так любит? Почему он решил на ней жениться? Девушка она неординарная. Немного сумасшедшая.
-          Может быть, лучше не углубляться в психологию характера? В операх bel canto сюжет часто “высосан из пальца”. Главное – показать красоту голоса, а не выразить характер героя.
-          Я за то, чтобы голосом выразить все эмоции. Это было во времена Сазерленд, Каллас, Ренаты Скотто, всех великих примадонн прошлого. Я очень часто к ним возвращаюсь и переслушиваю. Сейчас, готовясь к “Пуританам”, переслушала все исполнения Джоан Сазерленд именно этой партии.
-          Вы считаете ее исполнение эталонным?
-          Трудно сравнивать. У каждой певицы есть свои плюсы. Беверли Силлс и Эдита Груберова изумительно пели Эльвиру. Очень сложно кого-то выделить.
-          Вы не боитесь, слушая записи ваших великих предшественниц, попасть под их влияние?
-          Я слушаю оперу, когда ее изучаю, не зная партитуры. Слушаю фразировку, дыхание, каденцию. Если нам не опираться на великие голоса прошлого, тогда кого слушать? Я не могу взять клавир и, не послушав, начать самой разбираться. Мне надо выучить материал, а потом создавать свой образ. К “Пуританам” я готовилась очень быстро. Было мало времени на подготовку. Буквально за две недели выучила всю партию. Для меня это подвиг. Занималась по восемь-девять часов в день. Буквально жила с Эльвирой и 31 декабря, и на Новый год, и все январские праздники... Специально поехала в Питер к концертмейстеру Мариинского театра, который знает эту оперу... С музыкальной точки зрения Эльвира - потрясающая партия! Есть что попеть. И знаменитая Полька с вуалью, и сцена сумасшествия...
-          Какие моменты в опере для вас самые сложные в техническом отношении?
-          Вокальных сложностей нет. Необычность этой постановки в том, что Маццола исполняет оперу без купюр. Звучит оригинальная версия композитора со всеми повторами, которые обычно купировались. Из-за полного клавира “Пуритане” сложнее “Лючии...”.
-          В нашем прошлом разговоре вы сказали, что “Лючия – королева всех белькантовых партий”. Если Лючия – королева, то кто Эльвира? Принцесса?
-          Думаю, да. В техническом плане Эльвира не уступает по сложности Лючии, но Лючию все-таки чаще исполняют. В “Пуританах”, кроме сопрано, нужен сильный тенор. Это очень трудная партия, с верхним “фа”. Не все тенора справляются. Партию Артуро на сегодняшний день исполняют только Лоуренс Браунли и Хавьер Камарена.
-          Браунли справляется?
-          Он замечательный. Это наша вторая совместная работа. Мы пели вместе в Хьюстонской опере в “Похищении из Сераля” Моцарта. С ним легко находить общий язык.
-          Беллини сочинил эту оперу в расчете на лучших певцов своего времени – сопрано Джулию Гризи, тенора Джованни Баттисту Рубини, баритона Антонио Тамбурини и баса Луиджи Лабланки. На премьере публика заставляла исполнителей повторять на бис почти каждый номер. Успех был столь велик, что “пуританский” квартет решил не расходиться, а устроить турне по Европе. Певцы в течение нескольких лет ездили с концертами по главным оперным столицам...
-          Хорошая идея. Мне кажется, наш “пуританский” квартет - тенор Лоуренс Браунли, баритон Энтони Кларк Эванс, бас Адриан Сампетрян и я - тоже имел бы успех. На нас лежит огромная ответственность – четверть века в Чикаго не звучала эта опера.
-          Насколько для вас важны исторические события, описанные в опере?
-          Очень важны. А как иначе? Это историческая постановка. Режиссер нам все время рассказывал историю войны между пуританами и роялистами. Никакой отсебятины - только исторические факты!

Круг замкнулся


-          В недавнем интервью российскому каналу Культура вы сказали, что заканчиваете петь Царицу ночи. С ней вы дебютировали в Зальцбурге в 2008 году, ее вы последний раз споете в Зальцбурге в 2018 году. Круг замкнулся?
-          Круг замкнулся. Мой голос изменился, стал крупнее, больше. При всей моей любви к Царице ночи сколько можно ее петь? Нужно расширять горизонты, двигаться дальше, развиваться. Царица ночи – именно та партия, которая помогает молодой певице заявить о себе. В моем случае это был 2008 год, Зальцбургский фестиваль, маэстро Мути, европейский оперный дебют. После этого были Метрополитен, Ковент-Гарден, Ла Скала, Париж, Вена, Берлин, Большой театр, Мюнхен, Сан-Франциско, Лос-Анджелес. Где я только ее не пела!.. У каждого большого певца есть своя фирменная партия, которая его открыла. У Джойс Ди Донато – Розина в Севильском цирюльнике, у Анны Нетребко – Донна Анна. Моей визитной карточкой стала Царица ночи.
-          Тяжело расставаться с любимой партией?
-          И тяжело, и нет. Есть такой стереотип: если ты поешь Царицу ночи, то это навсегда. Очень сложно перейти на какой-то другой репертуар. Мне это удалось... Когда Зальцбург позвал меня на новую постановку “Волшебной флейты” – оперы открытия фестиваля, - я посчитала, что правильно будет, если я приму это предложение и спою Царицу ночи последний раз там, где я с ней начинала. Десять лет с Царицей ночи – это огромный срок. В основном, ее исполняют четыре-пять лет.
-          Какие еще оперные партии в вашей “обойме”?
-          Я собираюсь распрощаться только с Царицей ночи. Все остальные партии пока со мной. В репертуаре у меня по-прежнему Виолетта, Лючия, но мне уже хочется переходить на другой репертуар. Больше Россини. Весной я буду петь в опере “Турок в Италии”. Мне бы хотелось попробовать Анну Болейн и Марию Стюарт в операх Доницетти, оперы Верди...
-          Всю тюдоровскую трилогию Доницетти хотели бы спеть?
-          (Альбина на некоторое время задумалась.) Анну и Марию – конечно, да, а вот Элизабет в “Роберто Девере” – не знаю. Партия очень низкая.
-          От каких партий вы бы сегодня отказались?
-          От Луизы Миллер сегодня откажусь. “Трубадур” – нет. “Набукко” – нет. “Сила судьбы” – нет. Может быть, такой репертуар я вообще никогда не спою. Или, не знаю, лет через десять... Собиралась петь песни Рихарда Штрауса, но потом поняла, что еще рано. Позвонила Владимиру Теодоровичу Спивакову и попросила его поменять программу, когда мы готовились к совместному выступлению... Сейчас пошла такая тенденция – молодым певцам сразу давать Тоску. А это тяжелая партия, которую можно начинать в тридцать пять - сорок лет. В этом смысле Нетребко - молодец. Она в такой репертуар перешла попозже. Сейчас век быстрого взлета и короткой карьеры, а мне хочется петь дольше... Моцарта надо петь. Я Моцарта оставлять не собираюсь. С удовольствем продолжаю петь Донну Анну, Констанцу в “Похищении из Сераля”, с удовольствием бы спела Электру в “Идоменее” или даже Графиню в “Свадьбе Фигаро”. Вы знаете, я распеваюсь на Царице ночи. На Моцарте певцы не могут петь широко. Голос остается здоровым, в хорошей форме. Эдита Груберова до последнего пела высокие партии. И в сорок пять, и в пятьдесят. В сорок пять она еще пела Царицу ночи. Это при том, что она рожала, у нее есть дети. После родов в женском организме происходит столько изменений. Голос меняется. Многие после родов не могут в принципе петь... Я вспоминаю интервью Ферруччо Фурланетто о том, как он поет Моцарта больше тридцати лет.
-          Это он мне сказал и добавил: “Моцарт – бальзам для голоса”. Он уверен, что сохранил голос благодаря Моцарту.
-          Он прав. Меня Моцарт научил дисциплине. Если ты умеешь петь Моцарта, ты умеешь петь все. Можно “пойти” в bel canto или в Верди. Дальше - легче... Недавно я начала преподавать и предложила своим студентам Моцарта: концертные арии, арию Графини. Студенты начали петь по-другому! Они “поют на дыхании”, все осмысливают, голос собирают, фокусируют, не кричат...

Только бы не испортить, лишь бы не навредить!..


Так неожиданно в нашем разговоре возникла новая тема - педагогическая. Я попросил Альбину рассказать подробности.

-          О преподавании меня просил ректор Казанской консерватории. Он несколько лет меня уговаривал, а я все время отказывалась, потому что понимаю ту огромную ответственность, которая на меня ложится. Работать с молодым голосом трудно. Думаешь: только бы не испортить, лишь бы не навредить!.. У меня занимаются аспиранты, пять лет отучившиеся в консерватории. Сейчас - два студента: сопрано и баритон. Занятия с ними помогают мне самой в технике, работе, профессии. Студенты живут в Казани, но если я в Москве, приезжают на два-три дня в Москву; если в Петербурге – приезжают в Петербург, и мы занимаемся там. Они жаждут моих занятий. Уже есть первые результаты. Сопрано Айгуль Хисматуллина стала солисткой Мариинского театра, баритон Артур Исламов – солист Татарского театра оперы и балета. У меня учится его жена, лирическое сопрано Эльза Исламова. В январе она выступила на конкурсе в Китае, прошла на третий тур.
-          Вы такая молодая, а уже занимаетесь педагогикой...
-          Когда, поездив на Западе, поучившись у больших мастеров, я приезжаю в Россию и вижу молодых малообученных певцов, мне становится немного боязно за наше будущее.
-          С другой стороны, посмотрите на западные оперные театры: кругом русские имена!
-          Их могло бы быть намного больше! Знаете, сколько талантов в России? Выбиваются на большой уровень единицы. А сколько талантов в глубинке... Не смогли себя раскрыть, никто не помог, попали не в те руки... Что будет через десять-двадцать лет? Где наше следующее поколение певцов? Где будущие звезды?.. Мне невероятно повезло. Я очень многому научилась на Западе: в Европе и Америке. После Хьюстона я стала другим человеком. А у многих студентов российских консерваторий нет возможности приехать на мастер-класс знаменитой примадонны. Например, Кири Те Канавы или Ренаты Скотто... Российская земля богата на таланты, а талант требует огранки. Эту огранку мы получаем на Западе.

Ливайн, Гергиев, Мути


-          Мне всегда казалось, что дирижер может одинаково успешно дирижировать и оперой, и балетом, и симфоническими произведениями. А для вас есть такое понятие: оперный дирижер?
-          Есть, но на сегодняшний день в мире больше симфонических дирижеров, чем оперных.
-          Какая специфическая особенность оперного дирижера?
-          Дышать с певцами и любить певцов. Мало сейчас таких, мало... Настоящий оперный дирижер – Джеймс Ливайн. Музыкант от Бога, настоящий оперный дирижер, который совместно с певцами создает произведения искусства. Спектакль – это ведь не только солист, но и команда певцов, дирижер, оркестр, хор. Режиссер – единственный человек, который остается на берегу. А мы “поплыли”... Настоящий оперный дирижер - Валерий Гергиев. При этом Валерий Абисалович потрясающе дирижирует симфоническими произведениями. Он с полуслова-полузвука понимает, о чем идет речь. Музыкант, которому не требуется много репетиций, который идет за солистом. Это редкое качество. Недавно мы пели “Царскую невесту” в Мариинском театре с Ольгой Бородиной. Это была моя первая Марфа... Я бы назвала еще одно имя - Риккардо Мути. Сколько я всему научилась у него! Я бы с удовольствием продолжала с ним работу, но он дирижирует “тяжелым” Верди. Ливайн, Гергиев, Мути - вот кто для меня настоящие оперные дирижеры.

Каждое предложение рассматривается индивидуально


-          Альбина, каким был для вас 2017 год? Что было самым интересным, запоминающимся?
-          Работа в Ковент-Гарден с Грэмом Виком на опере Моцарта “Митридат, царь Понтийский”. Я дебютировала в партии греческой королевы Аспазии. Это была очень интересная работа. Вик – настоящий мастер. Мои с ним совместные работы – в Чикаго “Лючия...” и в Лондоне “Митридат...” – были очень запоминающимися. Пожалуй, на сегодняшний день ни один из режиссеров меня так тонко не чувствует, как Вик. Я буквально влюбилась в него и хочу с ним еще работать, создавать новые роли. Он - режиссер старой школы, знает, как работать с певцами, как выстроить рисунок роли. Многим режиссерам нужна красивая картинка, а внутри – пустота. А Вик заполняет эту пустоту и знает, что делать в этой пустоте. Я бы очень хотела пригласить его в Россию... В прошлом году я дебютировала в Опере Бастиль с “Волшебной флейтой”. Должна была дебютировать в другой опере три года назад, но тогда только-только родила и не могла восстановиться через месяц, чтобы полететь в Париж.
-          Переходя в год 2018... Что будет главным для вас?
-          В мае приступаю к репетициям оперы Россини “Семирамида”. Это огромное событие для меня. Партия написана для легендарной Марии Малибран. Достаточно низкая партия.
-          Вы пели Семирамиду в сентябре 2016 года в концертном исполнении на Би-Би-Си Промс и рассказывали потом, что после Семирамиды вам уже ничего не страшно...
-          Да, а вы спрашиваете у меня, сложно ли мне петь “Пуритане”. Какая Эльвира после Семирамиды?.. Диск с записью концертного исполнения выходит в марте, а в июне будет новая постановка в Баварской опере. Красивая постановка. Традиционная.
-          Удивительно. Обычно в Баварской опере предлагают самые радикальные решения...
-          Я как-то “попала”. В одной сцене в “Дон Жуане” режиссер хотел, чтобы Донна Анна разделась сама и раздела Дона Оттавио. Я сказала режиссеру, что этого делать не буду.
-          Подписывая контракт, вы знаете, какая вас ждет постановка?
-          Знаю. Я спрашиваю. Мне приходит предложение, и я вижу весь состав исполнителей, имена режиссера и дирижера. Приведу вам один пример. Цюрихская опера звала меня на “Путешествие в Реймс” Россини. Оперу ставил кинорежиссер. Мне прислали видео, чтобы показать, как он работает. Это оказалось неприемлемо для меня. Я поняла, что не смогу с ним работать, и не приняла предложение... Для меня важно, кто будет дирижировать, кто - ставить, в каких костюмах я буду выступать. Только если все компоненты сходятся, я подписываю контракт. С “Пуританами” я знала, что будет дирижировать Энрике Маццола, и знала, с кем буду петь. Каждое предложение рассматривается индивидуально.
-          Я заметил, что, являясь солисткой Татарского театра оперы и балета, в Мариинке вы выступаете чаще, чем в родной Казани.
-          Это правда. Благодаря маэстро Гергиеву.
-          И в Большом театре вы - гость редкий...
-          Я дебютировала в Большом театре с Царицей ночи в 2010 году. Пела Людмилу в “Руслане и Людмиле”. Потом была “Травиата”. И все.
-          Не приглашают, не можете совпасть по расписанию или просто менеджерские способности Гергиева гораздо выше, чем в Большом театре?
-          Его ассистенты оказались дальновиднее. Они просят мое расписание на два-три года вперед, а потом делают так, чтобы оно совпало с расписанием Валерия Абисаловича. Каждый год я выступаю в Мариинке несколько раз.
-          И Пуритане можете спеть с Гергиевым, если он захочет, правда?
-          Надо поговорить с маэстро...
-          Вы чувствуете конкуренцию в оперном мире?
-          Нет. В моем репертуаре нет.
-          Но ведь вам многие завидуют?..
-          Я стараюсь об этом не думать. У меня столько забот: семья, маленький ребенок, работа. Каждый день расписан буквально по минутам.
-          В ноябре вашей дочурке Аделине исполнилось три года. Расскажите, пожалуйста, о ней.
-          Растет потихоньку. Сейчас она осталась с моей свекровью. После Чикаго у меня выступление в Казани, а потом три недели проведу с ней.
-          Вы живете в Москве?
-          Да, у меня квартира в Москве. Мой муж работает в Москве.
-          Аделина гордится вами?
-          Когда видит меня по телевизору, показывает пальчиком и говорит: “Мама”. В сентябре я пела на концерте, посвященном 85-летию Владимира Ивановича Федосеева. Концерт записывали на телевидении и радио. Через несколько дней был День города. Мы с семьей пошли гулять. Сели в машину, муж включил радио “Орфей”, и Аделина вскрикнула: “Мама, мама поет”. Звучала ария “Casta diva” из “Нормы”. Мы были поражены. У нее музыкальный слух.
-          Подрастает новая оперная певица?
-          Не знаю. Посмотрим. Она слишком маленькая. Пока она просто песни поет и книжки читает.

К общей радости всех любителей музыкального искусства Альбина Шагимуратова вернется в Лирик-оперу в следующем сезоне. Она исполнит партию Виолетты в опере Дж.Верди “Травиата”. До новой встречи, Альбина!

Фотографии к статье:
Фото 1. Альбина Шагимуратова. Фото – Павел Ваан и Леонид Семенюк
Фото 2. Альбина Шагимуратова в спектакле “Пуритане” (Лирик-опера, февраль 2018 года). Фото – Тодд Розенберг
Фото 3. Альбина Шагимуратова и Лоуренс Браунли в спектакле “Пуритане” (Лирик-опера, февраль 2018 года). Фото – Эндрю Киоффи
Фото 4. Альбина Шагимуратова и Адриан Сампетрян в спектакле “Пуритане” (Лирик-опера, февраль 2018 года). Фото – Тодд Розенберг
Фото 5. Альбина Шагимуратова. Фото – Павел Ваан и Леонид Семенюк
Фото 6. Альбина Шагимуратова. Фото – Павел Ваан и Леонид Семенюк

15 февр. 2018 г.

От Генделя до Джека Перлы, от “Богемы” до “Американской мечты”. Герои нового, 64-го сезона Лирик-оперы Чикаго



6 февраля генеральный директор Лирик-оперы Энтони Фрейд и музыкальный руководитель сэр Эндрю Дэвис объявили программу нового, 64-го сезона 2018-19 годов. Подробный рассказ об операх и солистах - впереди. А пока – главные новости.


В новом сезоне Лирик-оперы мы увидим десять постановок. В основной программе – девять опер: (перечисляю по порядку) “Богема” Дж.Пуччини (новая постановка, совместно с Ковент-Гарден и Мадридским театром “Реал”), Идоменей” В.А.Моцарта (новая для Чикаго постановка принадлежит Метрополитен-опере), Зигфрид” Р.Вагнера (новая постановка Лирик-оперы), Трубадур” Дж.Верди (возобновление совместной постановки Лирик-оперы, Метрополитен-оперы и Оперы Сан-Франциско), Золушка” Ж.Массне (премьера Лирик-оперы, совместная постановка Ковент-Гарден, Барселонского театра Лисео, Оперного театра Брюсселя и Оперы Лилля), “Электра” Р.Штрауса (возобновление постановки Лирик-оперы), Травиата” Дж.Верди (совместная постановка Лирик-оперы, Хьюстонской Гранд-оперы и Канадской оперной компании), “Ариодант” Г.Ф.Генделя (премьера Лирик-оперы, постановка фестиваля Экс-ан-Прованс совместно с Амстердамской оперой, Канадской оперной компанией и Лирик-оперой), камерная опера “Американская мечта” Джека Перлы (премьера Лирик-оперы, мировая премьера состоялась в Опере Сиэттла).
После основного сезона Лирик-опера покажет мюзикл Вестсайдская история” Л.Бернстайна (премьера Лирик-оперы, совместная постановка Лирик-оперы, Хьюстонской Гранд-оперы и фестиваля “Глиммергласс”).


2 декабря с сольным концертом на сцене Лирик-оперы впервые выступит Анна Нетребко. 23 марта 2019 года в театре пройдет концерт, посвященный двадцатипятилетию со дня дебюта в Лирик-опере Рене Флеминг.


Итак, семь новых или новых для Чикаго постановок, включая четыре премьеры. Три бессмертных итальянских хита - “Богема”, “Трубадур”, “Травиата” - и три редко ставящиеся оперы: “Идоменей”, “Золушка”, “Ариодант”. К последней – особое внимание. Направление bel canto, представленное в прошлом сезоне именами Доницетти и Беллини, в этом - Беллини, в новом сезоне отсутствует. Зато после многих лет в репертуар чикагского театра возвращается барочная опера Генделя – при прошлом музыкальном руководителе У.Мэйсоне барочные оперы были почти в каждом сезоне. После “Золота Рейна” и “Валькирий” нас ждет третья часть “Кольца нибелунга” – “Зигфрид”.
Русских опер, к сожалению, опять нет. За семнадцать лет в театре дважды ставился “Евгений Онегин” и один раз Борис Годунов - непростительно мало для одного из крупнейших оперных театров мира. На мой традиционный вопрос о русских операх сэр Эндрю Дэвис снова загадочно улыбнулся и сказал: “Запаситесь терпением”. Похоже, ничего другого не остается...


Главная сенсация нового сезона - сольный концерт примадонны мировой оперной сцены Анны Нетребко. Единственный раз она пела в Лирик-опере в сезоне 2013-14 годов в прошлой постановке “Богемы”. Недавно она отменила несколько выступлений, в том числе - летние концерты на Зальцбургском фестивале и “Лоэнгрин” в Баварской опере. Уверен, ее предстоящий концерт вызовет в Чикаго настоящий ажиотаж.
О солистах. Я с нетерпением жду новых встреч с замечательными Альбиной Шагимуратовой в партии Виолетты (Травиата) и Марией Агрестой в партии Мими (“Богема”). Для Альбины это будет четвертая (после Джильды, Лючии ди Ламмермур и Эльвиры в “Пуританах”, которую она поет в эти дни) главная партия в театре, для Марии – вторая, после Лю в “Турандот”. Нас ждут новые встречи с великолепными Мэтью Поленцани и Желько Лучичем. После недавних Искателей жемчуга и Риголетто“ Мэтью исполнит партию Идоменея, а Желько после Набукко и Риголетто возьмется за Жермона в “Травиате”. Джейми Бартон (Джованна Сеймур в “Анне Болейн” сезона 2014-15 годов) предстанет в образе Азучены (“Трубадур”).
Английская оперная певица Элис Кут участвует в двух премьерах Лирик-оперы – “Золушка” (партия принца Шармана) и “Ариодант” (главная партия).
Кристина Герке и Эрик Оуэнс – снова в партиях Брунгильды и Вотана.

Впечатляют имена новых для Чикаго исполнителей. Особый интерес представляет дебют Нины Штемме. Знаменитая шведская певица выступит в своей коронной партии Электры в опере Штрауса. В партии Золушки на американской оперной сцене дебютирует молодая австралийская певица Шобан Стэгг. Многого ждут от чикагского дебюта американской певицы Тамары Уилсон (Леонора в “Трубадуре”). Солист Национальной оперы Украины, бас Андрий Гонюков дебютирует в Чикаго с партией Фафнера в “Зигфриде”. В культовых партиях тенорового репертуара – тоже новые голоса: американский тенор Майкл Фабиано - Рудольф в “Богеме”, итальянский тенор Джорджо Берруджи – Альфред в “Травиате”.

Как и в прошлых сезонах, сэр Эндрю Дэвис будет дирижировать тремя операми (“Идоменей”, “Зигфрид”, “Золушка”). Дирижеров-дебютантов в новом сезоне три (в этом был только один) – выходец из Венесуэлы, тридцатисемилетний красавец, муж Сони Йончевой (это непременно повторяют все, кто о нем пишут) Доминго Хиндоян (“Богема”), музыкальный руководитель Немецкой оперы Берлина, шотландский маэстро Дональд Ранниклс (“Электра”), американский маэстро Майкл Кристи (“Травиата”). Имена двух остальных дирижеров нам известны по прошлым сезонам: Марко Армилиато (“Трубадур”) и Гарри Бикет (“Ариодант”).
Режиссерские имена все, как на подбор, очень громкие – Ричард Джонс (“Богема” и “Ариодант”), Дэвид Паунтни (“Зигфрид”), Лоран Пелли (“Золушка”), сэр Дэвид Маквикар (“Трубадур” и “Электра”) и покойный Жан-Пьер Поннель (возобновление его постановки “Идоменей”).
Сезон начнется 6 октября 2018 года и продлится до мая 2019 года. Важное изменение: с нового сезона все спектакли с понедельника по пятницу начинаются в 7 часов вечера, а не в 7.30, как это было раньше.
Как обычно, за час перед началом каждой оперы (за исключением дня открытия сезона) можно будет послушать получасовую лекцию об истории создания произведения. Первые спектакли всех опер в прямом эфире транслируются на радиостанции 98.7 WFMT Chicago. Все оперы хранятся в архиве на сайте радиостанции www.wfmt.com.

Nota bene! Абонементы на спектакли сезона 2018-19 годов и билеты на спектакли сезона 2017-18 годов можно заказать на сайте Лирик-оперы http://www.lyricopera.org/home.asp, по телефону 312-332-2244, а также приобрести в кассе по адресу: 20 North Wacker Drive, Chicago, IL 60606. Одиночные билеты на спектакли будущего сезона появятся в продаже летом.

Фотографии к статье:
Фото 1. Сцена из спектакля “Идоменей” Метрополитен-опера. Фото – Марти Шол
Фото 2. Сцена из спектакля “Электра”. Фото – Роберт Касел
Фото 3. Сцена из спектакля “Золушка”. Ковент-Гарден. Фото – Билл Купер
Фото 4. Анна Нетребко. Фото – Владимир Широков
Фото 5. Рене Флеминг. Фото –Тимоти Уайт/DECCA