15 мая 2010 г.

Иосиф Райхельгауз: “Прогулки по бездорожью”


Продолжается девятый сезон чикагского русского репертуарного театра “Атриум”. В этом месяце “Атриум” объявляет “Театральный уик-энд с Иосифом Райхельгаузом”. Мы вновь увидим последнюю премьеру театра – спектакль “За сценой не шуметь!” по пьесе английского драматурга Майкла Фрейна “Шум за сценой” - и непременно идущую с огромным успехом феерически смешную комедию Рэя Куни “Номер 13, или Безумная ночь”. Главным событием уик-энда станет приезд в Чикаго известного российского режиссера, профессора ГИТИСа, основателя и художественного руководителя театра “Школа современной пьесы” Иосифа Райхельгауза. Наш разговор начался с моего вопроса о культурных связях режиссера с Америкой. Иосиф Леонидович рассказывает:
- Я в Америке очень много работал. Долгое время преподавал на актерской кафедре и кафедре филологии Рочестерского университета, ставил со студентами дипломные спектакли, читал спецкурс “Драматургия Чехова”. Несколько лет назад читал лекции в одном из нью-йоркских университетов. Кроме этого, по приглашению Эллен Стюарт мы играли спектакль “Чайка” в нью-йоркском театре “Ла МаМа”. (В 1961 году американский режиссер Эллен Стюарт основала экспериментальный театр “Ла МаМа”. В разные годы на сцене театра играли Аль Пачино, Роберт Де Ниро, Харви Кейтель, Денни Де Вито, Ник Нолте. Театр гастролировал в России и на Украине. – Прим. автора.) Наш театр “Школа современной пьесы” практически с первых лет своего существования регулярно гастролирует в Америке. Мы играли в Америке наши первые спектакли “Пришел мужчина к женщине” с Любовью Полищук и Альбертом Филозовым, “А чой-то ты во фраке?”. Несколько лет назад у нас был большой тур с акунинской “Чайкой”. Именно тогда мы встретились в Чикаго с руководством “Атриума” и договорились, что театр будет участвовать в фестивале Окуджавы в Москве. Кроме того, в ГИТИСе, где я преподаю, у меня стажируются американские студенты – как артисты, так и критики и сценографы.
- Как вы собираетесь построить вашу творческую встречу?
- В Чикаго я выступаю впервые, поэтому начну с представления своего театра. Расскажу о своих книгах. Их три: “Не верю”, “Мы попали в запендю” и “Прогулки по бездорожью”. Третья книга никак не соотносится с моей основной профессией, а связана с моим хобби, если можно так сказать (хотя я занимаюсь этим профессионально).
- Расскажите, пожалуйста, об этой книге подробнее.
- В книге “Прогулки по бездорожью” пять повестей о наших экспедициях на экстремальных видах транспорта: гидроциклы, квадроциклы, мотоциклы, спортивные джипы, снегоходы, баги... Мы выбираем самые непроходимые маршруты - настоящее бездорожье. Не так давно у нас закончилась экспедиция по Латинской Америке: Перу-Боливия-Чили. В экспедициях я снимаю фильмы, и на встрече я представлю отрывки из этих документальных картин... Еще я бы хотел, чтобы меня услышали, страшно сказать, как актера. Иногда я этим занимаюсь серьезно. Не так давно в Нижнем Новгороде у меня был творческий вечер, и я при полном зале больше трех часов читал поэзию и прозу. Я этим очень горжусь. В конце встречи я буду готов выполнить любые просьбы и пожелания зрительного зала. Единственное, о чем я не смогу рассказать, - это кто на ком женился и кто кого оставил. Этого я не знаю. Но обо всем, что касается театральной, музыкальной, литературной и даже спортивной жизни, я готов разговаривать с нашей замечательной чикагской диаспорой.
- Расшифруйте, пожалуйста, название вашего театра. Современная пьеса – это понятно. Почему “Школа...”?
- Меня интересует современная пьеса по той же причине, по которой меня интересуют не просто увлекательные туристские туры, а именно движение по бездорожью. Для меня новая пьеса, которую никто не ставил, - как незнакомый человек, неизвестный город, неиспробованная еда. Мне кажется, что живой театр – это всегда театр современной пьесы. Античный театр – это школа современной пьесы. Шекспировский, мольеровский театры, Малый театр Островского – это все театры современной пьесы. Я уже не говорю о МХАТе Чехова, Горького, Булгакова... Для меня очередная трактовка классики банальна, а постановка пьесы, которую никто никогда не ставил, - надежда на открытие нового автора и новой драматургии. Этим и занимается театр “Школа современной пьесы” вот уже двадцать один год.
- В школе обычно учатся ученики и преподают учителя. В вашей “Школе...” вы еще ученик или уже учитель?
- И то, и другое. Я не настолько самонадеян, чтобы думать о том, что я могу чему-нибудь научить людей, приходящих в театр. Им можно только чуть-чуть помочь, не более того. Человек приходит в театр так же, как он приходит в храм. Я религию, к сожалению, не принимаю. Для меня единственное место, куда можно прийти со своей душевной болью и вечными вопросами, - это театр. Если театр честен (а это очень трудно сегодня – быть честным!), то он обнаруживает опухоль, пытается понять причины и поставить верный диагноз. Не вылечить, но хотя бы поставить диагноз. Тогда театр имеет смысл. Но, увы, чаще всего и мой, и другие театры морочат людям голову.
- Через все ваше творчество лейтмотивом проходят несколько имен: Семен Злотников, Людмила Петрушевская, Виктор Славкин, Евгений Гришковец...
- Я горжусь тем, что пьесы всех тех, кого вы назвали, я первым поставил в Москве. Нашему театру отдали первые пьесы Борис Акунин, Людмила Улицкая. Я могу назвать еще десятки замечательных авторов, с которыми мы сотрудничаем.
- Как проходит ваша работа с авторами?
- Никак. Автор приносит пьесу, я ее читаю. Если она мне нравится, я ее ставлю. Автору я никогда ничего не заказываю. Правда, год тому назад я позвонил Гришковцу и сказал: “Женя, скоро двадцать лет театру. Нехорошо без подарка ко дню рождения”. Он говорит: “Да я уже десять лет пьес не пишу”. Мы перешли на другую тему, и вдруг он говорит: “Ты знаешь, я недавно дом покупал, денег пытался одолжить. Все, гады, отказывали. Никто не давал. Так интересно, прямо хоть пьесу пиши”. Я говорю: “Вот и пиши”. Он взял и записал свои наблюдения. Так появилась пьеса “Дом”. Или, например, спектакль “Проститут(ка)”. Это рассказ главного адвоката правительства России и игры “Что? Где? Когда?” Миши Барщевского. Недавно он выпустил книгу рассказов и подарил ее мне. Один рассказ называется “Проститутка”. Рассказик на полторы страницы: легкий, незатейливый... Едет в машине некий продюсер. Останавливает девочку. Спрашивает: “Ты чего делаешь?” Она говорит: “Все делаю”. “Сколько стоит?” “Минет – пятьсот рублей, минет с ласками – семьсот, потрахаться - тысяча”... Я читаю и думаю, как про это играть и как это в театре такие слова произносить. Поделился своими идеями с нашим артистом Саидом Баговым, стали мы с ним шутить-импровизировать. Решили, что если ставить спектакль, надо позвать на роль проститутки студентку. Так я и сделал. Эту роль играет моя студентка... В результате мы поставили в театре роскошный кабриолет, переоборудовали фойе, посадили зрителей на ступеньках центральной лестницы и сыграли спектакль. Два артиста в кабриолете час пятнадцать импровизируют с текстом Барщевского. Официальной премьеры пока не было. Я репетирую, пробую, смотрю... Возникло что-то, что имеет отношение к этой жизни. Оказалось, что продюсер – еще большая проститутка, чем девочка, которая зарабатывает себе на жизнь. Поэтому наш спектакль называется “Проститут”, а в маленьких скобочках стоит “(ка)”... Недавно я сделал спектакль-импровизацию “Звездная болезнь”. Там вообще нет автора, и перед каждым спектаклем я меняю артистам сюжет, договариваюсь о каких-то событиях, сам присутствую на сцене и эти события провоцирую... Все возникает прежде всего от интереса к теме. Сейчас, например, я думаю о переписке Улицкой, Акунина и Стругацкого с Ходорковским. При том, что Ходорковский для меня абсолютно неоднозначен – я прекрасно понимаю, что нормальному человеку невозможно за такое короткое время стать самым богатым человеком в стране, - но и наше правосудие (если его можно назвать этим красивым словом) тоже совсем неоднозначно. Может быть, я буду этим заниматься. Сейчас идет суд, и можно сделать документальный спектакль “Переписка с Ходорковским” с врезками-репортажами из зала суда.
- Не боитесь навлечь на себя гнев властей?
- Знаете, к счастью, за двадцать один год жизни театра никто ни разу не сказал мне: “Не делай этого”. Я сам себе цензор, сам себе худсовет, сам себе начальник. А если уволят, я знаю, чем заниматься. Буду ездить по миру и ставить спектакли.
- По какому принципу вы строите взаимоотношения с актерами? Они у вас на контракте или в штате?
- Наш театр – обычный русский репертуарный драматический театр. Здесь лежат трудовые книжки актеров, все они играют опеределенное количество спектаклей. Кто больше, кто меньше. Чемпион у нас – Альберт Филозов. Он играет более двадцати спектаклей в месяц. Невероятно! Татьяна Васильева играет пять-шесть спектаклей в месяц, Ирина Алферова – шесть-семь. В нашем театре живут и трудятся Нина Шацкая, Владимир Качан, Юрий Чернов. Это штатные артисты театра. Естественно, актеры хотят заработать деньги, и они их зарабатывают. Когда Васильева уезжает с антрепризой и “шарашит” по Америке, то в день она получает столько, сколько в театре за месяц. Но здесь ее Театр, и когда она хочет пригласить театральных критиков или своих друзей, она приглашает их посмотреть “Русское варенье” по пьсе Улицкой, где играет потрясающе, а не антрепризу, название которой выговорить неприлично. Только три актера не находятся в штате театра. Это Лев Дуров, Сергей Юрский и Василий Бочкарев. Они совмещают работу у нас с работой в других театрах.
- Что вам интереснее: ставить спектакли или учить студентов?
- Я думаю, что я больше педагог, чем режиссер. Подтверждение этому – мои студенты, которые стали ведущими артистами практически во всех лучших московских театрах. Когда я спрашиваю своих коллег-режиссеров о моих студентах, в ответ слышу только восторженные отзывы. Я преподаю всю жизнь. Много лет преподавал во ВГИКе, сейчас - в ГИТИСе, устраиваю регулярные мастер-классы во Франции, Швейцарии, довольно много занимаюсь со студентами в Израиле.
- А правда, что вас отчисляли из нескольких театральных вузов за профнепригодность?
- Да, меня много раз отчисляли. Это нормально. Хорошего студента должны отчислять. Я сам отчисляю и часто ошибаюсь.
- Иосиф Леонидович, вы приезжаете в Чикаго не только для творческой встречи. Чикаго полон слухов о вашей предстоящей постановке в “Атриуме”. Поделитесь, пожалуйста, вашими планами.
- Театр предложил мне поставить у них спектакль. Для этого нужно несколько компонентов. Первое – я должен увидеть артистов и узнать возможности театра. Второе – самое сложное для меня – найти время. А дальше уже начинаются технические моменты: какая пьеса, какие сроки, как репетировать. Вот прилечу, познакомлюсь с труппой, мы обговорим все вопросы, я все соотнесу со своей чудовищно расписанной жизнью и тогда можно будет говорить о планах.
- Спасибо, и до скорой встречи в Чикаго!
- Приходите!

Nota bene. Итак, 21-23 мая театр “Атриум” представляет “Театральный уик-энд с Иосифом Райхельгаузом”.
21 мая, 8.00 pm. “За сценой не шуметь!” М.Фрейна. Постановка Андрея Тупикова. В ролях: Л.Гольдберг, А.Непокульчицкий, К.Гузикова, Б.Кофман, М.Смолина, В. Каганович, Е.Колкевич, З.Фрейман, Б.Борушек.
22 мая, 7.00 pm. “Номер 13, или Безумная ночь” Р.Куни. Постановка Андрея Тупикова. В ролях: О.Осташев, Е.Колкевич, Б.Борушек, К.Гузикова, В.Каганович, М.Смолина, Б.Кофман, О.Осташева, С.Родионова.
23 мая, 7.00 pm. Театральная встреча с Иосифом Райхельгаузом.
Christian Heritage Academy, 315 Waukegan Rd., Northfield, IL 60201. Справки и заказ билетов по телефону 847-729-6001. Подробная информация на сайте театра
www.atriumtheatre.org.

PS.
Выражаю благодарность Евгению Колкевичу и Вячеславу Кагановичу за помощь в организации интервью.

Фотография к статье:

Иосиф Райхельгауз с актерами театра “Школа современной пьесы”

Комментариев нет: