7 авг. 2010 г.

Ремесло актера, или Как мы провели лето...


Актеры Кристина Гузикова и Сергей Межеричер – о Международной театральной школе в России и будущих театральных проектах в Чикаго

“За три года работы Международная летняя школа Союза театральных деятелей России выпустила триста молодых актеров из стран СНГ, Балтии, Европы и Азии. Участниками четвертого проекта, стартовавшего в конце мая, впервые стали студенты из Северной и Центральной Америки.” Такими словами на российском канале “Культура” начинался один из репортажей о четвертой Международной летней театральной школе Союза театральных деятелей России в Звенигороде (Московская область). Этот уникальный проект, созданный в 2007 году по инициативе председателя СТД России Александра Калягина в рамках Программы государственной и общественной поддержки русских театров стран СНГ и Балтии, первоначально планировался для работы с молодыми актерами из театров ближнего зарубежья. Однако уже на второй год своего существования популярность школы шагнула далеко за пределы “условных” географических границ. Ведь ее целью является налаживание творческих связей и обмен опытом между молодыми артистами разных стран. А в искусстве, как известно, границ нет!
“Студенты из Северной и Центральной Америки”, о которых так часто говорили журналисты и организаторы школы, – это актеры русских театров Чикаго Кристина Гузикова (“Атриум”) и Сергей Межеричер (“Тет-а-тет”). В Звенигороде НАШИ были нарасхват. Кристина и Сергей выступали по Первому каналу российского телевидения, в новостях на канале ТВЦ, в новостях культуры в программе “Вести” (канал “Россия”), говорили о русском искусстве в Чикаго, делились своим опытом и новыми впечатлениями. Вернувшись в Чикаго, актеры рассказали о Летней театральной школе, репетициях и спектаклях, мастер-классах и встречах с мэтрами русского театрального искусства.

- С каким чувством вы отправлялись в театральную школу? Был страх?
- (КГ) До приезда в школу страха не было. Было ощущение, что наконец-то я начну профессионально учиться актерскому мастерству. А вот когда я приехала и увидела ребят, с которыми мне предстояло провести месяц - замечательных, талантливых, профессиональных актеров, - слегка испугалась. Такое состояние у меня было несколько дней, пока не началась работа. Потом все кардинально перевернулось. В работе все грани стерлись.
- (СМ) У меня был элемент неуверенности и объективное знание того, что я могу не уметь многого из того, что они умеют. Мне надо было мобилизовать все свои внутренние ресурсы, чтобы за месяц как можно больше успеть. Но я люблю “поднимать себя за волосы”.
- Какие страны дальнего зарубежья были представлены в школе?
- Италия, Франция, Болгария, Коста-Рика, Германия, Монголия, Ливан, Чехия, Венгрия... Всего тридцать стран ближнего и дальнего зарубежья.
- Неужели во всех этих странах есть русские театры?
- Нет, во всех этих странах есть говорящие на русском языке актеры. Не все из них из русских семей. В школе училась француженка, у которой дедушка и бабушка из России. Сама она родилась и выросла во Франции. Мы подружились с парнем из Греции, для которого русский язык был иностранным. Просто он интересуется Россией и с удовольствием занимался с нами.
Театральная школа расположена на территории оздоровительного центра в Звенигороде. Больше всего она напоминает пионерский лагерь, только вместо одного флага – флаги тридцати государств, а вместо речевок – занятия и репетиции с утра до вечера. Актеры шутят: “Мы попали в “all inclusive resort” с театральным уклоном. Питание “на убой”, массаж, бассейн, сауна...”. Вот как они описывают обычный день пребывания в школе:
- Подъем в восемь утра. После завтрака, с девяти утра до двух часов дня – три пары занятий с пяти-десятиминутным (чаще – пяти-) перерывом. Общие лекции, как в институте. Потом обед, и с трех до восьми – репетиции спектаклей. После ужина многие задерживались и продолжали репетировать.
- Какие предметы вы проходили?
- (КГ) Сценическое движение. Мы начали по кусочкам, со стопы и пальцев ног разбирать свое тело. Нас учили, как двигаться по сцене плавно и незаметно... Сценическая речь. Оказывается, надо вызывать вибрации по всему телу, потому что голос проходит через все тело. Поэтому перед спектаклем надо разминать каждую часть тела. На наших уроках мы это подробно разбирали. Мы стояли на карачках, лаяли, гавкали... Если бы кто-то зашел к нам на занятия по сценической речи, он бы не поверил, что мы занимаемся именно этим...
- (СМ) В этот момент я подумал: “И этим они занимаются пять лет?”
- Нет, так они повышают квалификацию.
- (КГ) Ритмика. Акробатика. Пластика. Пантомима. Фехтование. История театра. Грим. История театрального костюма. Среди педагогов - преподаватели РАТИ (бывший ГИТИС), Щукинского, Щепкинского училищ, несколько педагогов из Питера.
- (СМ) Занятия продолжались по двенадцать часов в день. Единственный класс, который был каждый день, - актерское мастерство. Сто пятьдесят шесть часов актерского мастерства! Этот курс вел профессор кафедры мастерства актера Театрального института имени Щукина (легендарной “Щуки”) Родион Юрьевич Овчинников. Полдня – лекции, полдня – репетиции спектаклей.
На второй день в школе прошел кастинг, и всех студентов разделили на четыре группы. Каждая группа во главе со своим режиссером репетировала свой спектакль, а в последнюю неделю состоялись четыре премьеры. Кристина и Сергей рассказывают:
- Пластический спектакль без слов “Всюду жизнь” на темы балканских мелодий выпустил один из интереснейших балетмейстеров России Егор Дружинин. Когда-то он играл Васечкина в старой доброй картине “Приключения Петрова и Васечкина”. В его спектакле “Всюду жизнь” драматическим актерам удалось в танце рассказать целую историю из жизни одной маленькой деревни, где люди влюбляются, женятся, расстаются, плачут и вновь находят свое счастье... Двукратный обладатель театральной премии “Золотая маска”, режиссер из Санкт-Петербурга Борис Константинов поставил кукольный спектакль “Палата N9” – парафраз с перевернутой цифрой на темы чеховского рассказа. Константинов не первый раз работает со студентами школы. Его прошлогодний спектакль до сих пор живет у него в театре. Конечно, без тех актеров, но с теми куклами, которые ребята сами сделали, вложив в них всю душу. Если бы “кукольники” могли не спать, они бы занимались куклами круглые сутки. Они сидели по ночам и актерское мастерство совмещали с изготовлением кукол.
Наши герои репетировали и играли в двух разных драматических спектаклях.
- (СМ) Я участвовал в постановке чеховской “Чайки”. Постановщиком спектакля был главный режиссер Московского театра на Малой Бронной Сергей Голомазов. Он с нами репетировал двадцать дней по шесть, семь, иногда - восемь часов в день. Первые шесть дней он провел невероятно детальный психологический разбор персонажей “Чайки”. Когда разбор закончился, Голомазов сказал: “Все, я поехал. Остальное вы сделаете сами”. Но когда начались репетиции “Чайки”, пошла совсем другая история... Я репетировал Шамраева – управляющего имением.
- (КГ) Я играла в спектакле о деревенской жизни “Вон бежит собака” по шести рассказам Юрия Казакова. Постановщиком спектакля был наш педагог по актерскому мастерству Родион Овчинников. Я играла роль Некрасивой. На распределении ролей режиссер спрашивал нас: “Как вы считаете, кто подойдет на эту роль?” И мы сами выбирали “жертву”. Все шумно говорили, пока не дошли до рассказа “Некрасивая”. А тут вдруг замолчали. И когда режиссер предложил эту роль мне, а я сразу согласилась, вокруг все завизжали от восторга. (Смеется.) У меня не было никаких комплексов по этому поводу. Это была интересная роль и потрясающий партнер, актер из Казахстана. Он очень помогал мне. Было одно удовольствие с ним работать! Я сыграла все пять спектаклей: два раза в Звенигороде, в Мытищах, Серпухове и в Москве, в помещении Союза театральных деятелей России. Это было очень интересно. Наконец-то я почувствовала, что это такое: гастроли! Овчинников - супердемократичный режиссер. Актер получал определенное пространство, в рамках которого мог достаточно свободно себя вести. Мы придумывали сцены, предлагали свои идеи, в процессе репетиций играли нескольких персонажей.
- (СМ) У нас все было наоборот.
- Режиссер-тиран и ”ежовые рукавицы”?
- (СМ) Голомазов - не тиран, но он не слышал актера. Даже когда он задавал вопросы, он задавал их вслух себе и потом сам же на них отвечал. Актеры для него были чем-то вроде пластилина, из которого он лепил образы. При разборе он глубоко анализировал поступки персонажей, а на репетициях многое из этого разбора было как бы отрезано. Было ощущение, что главное – форма. Содержание – потом. Честно говоря, мне эта манера не очень понравилась. Это не мой режиссер.
Восхитительным “десертом” называют Гузикова и Межеричер мастер-классы выдающихся актеров, режиссеров, педагогов Александра Калягина, Камы Гинкаса, Ирины Мирошниченко, Сергея Женовача, Армена Джигарханяна, Андрея Кончаловского, Анатолия Смелянского.
- Разве можно научить чему-либо за два часа мастер-класса?
- (СМ) Многие из мастеров так и говорили: “За два часа при всем желании мы вас ничему научить не сможем”. Поэтому большинство из них построило мастер-класс по принципу вопросов-ответов.
- Какие встречи произвели на вас наибольшее впечатление?
- (СМ) Как художественному руководителю театра “Тет-а-тет” мне интереснее всего была встреча с Сергеем Женовачем. Мы посмотрели в его постановке спектакль “Мальчики” - сценическую композицию по девяти главам романа Ф.Достоевского “Братья Карамазовы”. Это была дипломная работа студентов его курса в РАТИ. После окончания учебы Сергей Женовач и его студенты приняли решение остаться работать вместе и создали театр “Студия театрального искусства”. Сейчас у режиссера по одиннадцать выпускников с первого и второго наборов и огромный театр в центре Москвы.
- (КГ) На первых местах нашего с Сережей “хит-парада” мастер-классы Андрона Кончаловского, Сергея Женовача и Армена Джигарханяна. Они заражали нас своим отношением к профессии, “раскрывали нам крылья” и рождали желание творить. Было приятно, что происходит живое общение на равных, что мэтры относятся к нам, как к актерам-профессионалам. Они делились с нами своим опытом, а мы задавали те вопросы, которые нас волнуют. Это был очень интересный и полезный разговор.
- (СМ) Джигарханян говорил о любви между актером и режиссером. Создание роли – это вынашивание ребенка. Если мы хотим, чтобы ребенка любили, надо зачать и выносить его в любви. Тогда то, что получится, будет любить зритель. Джигарханян не знает, что делает актера актером: “Кто знает, в чем секрет актерского мастерства, расскажите, образуйте старика-дурака. Я этого не знаю”. Он подарил нам фразу Фридриха Ницше: “Искусство дано нам для того, чтобы не умереть от истины”... А в следующем году в школе на постоянной основе будет преподавать председатель СТД России Александр Калягин.
- А вы поедете в следующем году еще раз повышать квалификацию?
- (СМ) К сожалению, второй раз в школу не принимают, но в театре “Тет-а-тет”, уверен, найдутся желающие поучиться. Правда, ходят слухи, что пятую школу хотят сделать из выпускников первых четырех. Но, мне кажется, это миф.
- (КГ) Есть шанс попасть в другие проекты. Например, проект “Дорога памяти”, посвященный Великой Отечественной войне. В прошлом году участники из десяти стран создали спектакль “Письма памяти” и объездили с ним десять городов России.
- Вы рассказывали в школе о вашем чикагском театральном опыте?
- (КГ) Да, я рассказывала о работе с Андреем Тупиковым и Валерием Беляковичем в театре “Атриум”.
- (СМ) А я говорил о театре “Тет-а-тет”.
- (КГ) И все удивлялись, что в далеком Чикаго есть два русских театра. Мой педагог Овчинников учился в одном институте с Тупиковым, только на два курса старше. Они прекрасно знают друг друга.
- Каковы для вас результаты учебы?
- (КГ) Для меня стала понятней вся “черновая” работа над спектаклем. Раньше, играя в театре, я читала произведение полностью всего один раз и больше к нему не возвращалась. В школе меня научили, как обращаться с текстом, “разговаривать” с автором, задавать вопросы режиссеру, пытаться ответить самой.
- (СМ) Школа расширила наш театральный кругозор. Мы приобрели огромный опыт общения с актерами и режиссерами и прикоснулись к тому, что называется “ремеслом актера”. Наша поездка еще более укрепила меня в правильности цели театра “Тет-а-тет” - заниматься НАСТОЯЩИМ ИСКУССТВОМ. Это свято и неизменно! В угоду финансовым или любым другим соображениям мы никогда не пойдем на подмену этого понятия. И я горжусь тем, что в этом наш коллектив абсолютно един...
- (КГ) Еще один результат учебы – новые друзья. Я привыкла их видеть каждый день, и сейчас так странно, что их нет рядом – шумных, веселых, остроумных...
- (СМ) Многие лекции, приемы, этюды по освоению актерского ремесла записаны нами на диктофон. Теперь мы бы хотели передать наши знания коллегам-актерам. Это будет еще одним реальным результатом поездки... Мы достигли предварительной договоренности, что некоторые из мастеров приедут в Чикаго для проведения семи-десятидневных мастер-классов и образовательных программ, финансируемых Союзом театральных деятелей России. Так что театральная жизнь Чикаго будет активно развиваться.
- (КГ) Мне бы очень хотелось, чтобы Овчинников приехал в Чикаго. А если бы я могла выбирать режиссера, я бы выбрала Женовача.
- (СМ) Я подружился с двумя ребятами. Один из них был моим соседом по комнате. Родом из Баку, учился на курсе Семена Спивака, сейчас работает в Молодежном театре на Фонтанке в Питере. Кстати, единственный режиссер из всей нашей большой компании. Второй парень – талантливый актер из Луганска.
В конце беседы Кристина Гузикова и Сергей Межеричер сообщили мне о главном результате поездки.
- Мы сейчас вынашиваем “двойню”. Театр “Тет-а-тет” готовит два новых спектакля.
- Вот об этом, пожалуйста, поподробнее.
- (СМ) Находясь в театральной среде, я попросил коллег-актеров порекомендовать мне интересные пьесы. Мой сосед по комнате, тот самый режиссер из Питера предложил пьесу Леонарда Герша “Эти свободные бабочки”. Я начал ее читать и сразу понял, что она – для нас. С режиссером Владимиром Федоровым мы начинаем репетировать спектакль по этой пьесе. К участию в постановке приглашены актеры “Атриума”. Мы с Кристиной играем в спектакле главные роли. А вторую пьесу подсказал актер из Луганска. Она называется “Очень простая история”, ее написала Мария Ладо.
Во время церемонии закрытия школы Кристина Гузикова и Сергей Межеричер, как и остальные актеры, получили из рук Александра Калягина дипломы о повышении квалификации и напутствие с пожеланием творческих успехов.
Наши герои приобрели в Подмосковье новых друзей, получили бесценные уроки театрального мастерства. Я увидел их горящие глаза, “раскрытые крылья”, огромное желание творить... Им надо было поехать в Россию, им необходимо было встретиться с актерами, они заслужили это! Как здорово, что рядом с нами есть люди, которые во главу угла не ставят меркантильные соображения, а думают, мечтают, говорят о чистом искусстве. Как здорово, что на свете есть такое уникальное место, где можно беззаветно служить искусству, наслаждаясь и растворяясь в нем. Место это называется ТЕАТР!
Удачи вам, ребята! Новых свершений и побед! Вы – молодцы!
“Школьное” время пролетело незаметно, и вот уже наши герои творят в Чикаго. Как усвоили они уроки мастеров, мы увидим совсем скоро. Старая добрая русская традиция – открывать театральный сезон премьерами – теперь будет и в Чикаго.
27 августа в 8 часов вечера и 29 августа в 7 часов вечера – премьера спектакля “Эти свободные бабочки”. 3 сентября в 8 часов вечера, 4 и 5 сентября в 7 часов вечера – премьера спектакля “Очень простая история”.
Northbrook Theater, 3323 Walters Avenue, Northbrook, IL 60062. Заказ билетов по телефону 847-644-4262 и на сайте театра http://www.tetatetchicago.com/.

Комментариев нет: