19 окт. 2013 г.

Нью-Йоркский городской балет и наследие Джорджа Баланчина


Впечатления в четырех частях с прологом и эпилогом

Я не люблю ничего описывать словами.
Мне легче показать.
Джордж Баланчин

Нью-Йоркский городской балет (New York City Ballet) занимает особое место на балетной карте мира. Театр был основан легендарным танцовщиком и хореографом Георгием Баланчивадзе, ставшим известным во всем мире под именем Джордж Баланчин. Изменить имя танцовщику посоветовал основатель парижских “Русских сезонов” и труппы “Русский балет” Сергей Дягилев. Они нужны были друг другу: импресарио Дягилев предоставил Баланчину свободу творчества, финансовую независимость и громкое имя своей труппы; в ответ Баланчин продлил жизнь “Русского балета” Дягилева на пять лет. С 1924 по 1929 годы специально для этой компании он поставил девять балетов и несколько небольших номеров. После смерти Дягилева Баланчин ездил по Европе, ставя балеты то в Лондоне, то в Копенгагене, то в Монте-Карло. Но это все было временно. Баланчин мечтал о своей труппе, своем балетном театре. И здесь ему на помощь пришел еще один знаменитый балетный импресарио Линкольн Кирстайн. Он предложил Баланчину создать в Нью-Йорке балетную труппу - предложение, от которого танцовщик не смог отказаться. Так в 1933 году Баланчин оказался в США. Но даже с деньгами Кирстайна балетный театр возник не сразу. Вначале была Школа Американского балета. Со студентами Школы Баланчин поставил балет “Серенада” на музыку П.Чайковского. Премьера балета состоялась во дворе дома друга Кирстайна Эдварда Ворбурга. Три раза (с 1936 по 1940 годы) Баланчин собирал профессиональные балетные труппы, и три раза его подстерегала неудача. После окончания Второй мировой войны Баланчин на деньги Кирстайна создал новую труппу - “Балетное общество”. С 1948 года труппа выступала в Нью-Йоркском центре музыки и вскоре получила название “Нью-Йоркский городской балет”. Официальная дата рождения театра – 11 октября 1948 года. С этого времени и до конца жизни творчество Джорджа Баланчина неразрывно связано с Нью-Йоркским городским балетом. Вплоть до своей смерти в 1983 году он был бессменным художественным руководителем этого коллектива. Сегодня театр возглавляет его ученик, танцовщик и хореограф Питер Мартинс.

Когда говорят, что Баланчин открыл Америке классический балет, имеется в виду, что впервые в Америке появился хореограф с великолепной классической балетной школой. При этом его постановки далеки от классики в привычном значении этого слова. Правильнее будет сказать, что Баланчин показал Америке возможности балета и расширил возможности классического танца. Его версия “Щелкунчика” П.Чайковского получила огромный успех и признание по всей стране, и вот уже более полувека исполнение этого балета является такой же непременной рождественской традицией, как елка с игрушками и подарками.

Баланчин поставил в Нью-Йоркском городском балете сто пятьдесят (из более чем четырехсот) спектаклей. Театр трепетно относится к наследию великого хореографа и регулярно показывает его балеты. Один из них мне удалось посмотреть во время недавней поездки в Нью-Йорк. Вечер назывался “Черно-белый Баланчин”. В программе были представлены четыре миниатюры Баланчина, созданные им специально для этой труппы.

Часть I. “Четыре темперамента” (“The Four Temperaments”)

Композитор – Пауль Хиндемит. Тема и четыре вариации для струнного оркестра и фортепиано (1940). Премьера – 20 ноября 1946 года, труппа “Балетное общество”. Премьера в Нью-Йоркском городском балете – 25 октября 1948 года.

Дирижер – Кэролин Куан. Солисты: Шон Суоцци, Саванна Лоуэри, Тайлер Энгл, Адриан Данчиг-Уоринг, Эшли Боудер и другие.

Символично, что вечер балетов Баланчина начинается с балета “Четыре темперамента”, ставшего “визитной карточкой” нью-йоркского театра. Этим балетом вместе с оперой М.Равеля “Дитя и волшебство” открылась компания “Балетное общество” – прямой предшественник нынешнего театра.

В книге Соломона Волкова “Страсти по Чайковскому. Разговоры с Джорджем Баланчиным” я нашел любопытный фрагмент, касающийся балета “Четыре темперамента”. Баланчин рассказывает о том, как вместо портсигара он выбрал музыку: “Помню, я работал на Бродвее, у меня водились кое-какие деньжонки. Дело было, кажется, в 1940 году. После всяких трат у меня еще осталось пятьсот долла­ров. Я думал: что мне на эти деньги сделать - купить порт­сигар какой-нибудь необыкновенный, что ли? А потом решил: ах! попрошу Хиндемита написать для меня что-нибудь... Я спросил Хиндемита: “У меня есть пятьсот долла­ров, можете написать для меня что-нибудь?” Хиндемит говорит: “А что вы хотите?” Я объяснил - что-нибудь для рояля со струнными. Хиндемит мне отвечает: “Хорошо, у меня есть сейчас время, с удовольствием сде­лаю что-нибудь”. Дал ему деньги. А через месяц он мне звонит, что готово, он сочинил тему с вариациями. На­зывается “Четыре темперамента”. Я созвал знакомых музыкантов - помню, Натан Мильштейн пришел, виолончелистка Рая Гарбузова, на альте играл Леон Барзан. Выпили, закусили, а потом музыканты сыграли Хиндемита - великолепно, про­фессионально сыграли. Хиндемит мне, помню, сказал (это было уже позднее): “Если желаете, можете эту штуку использовать для балета. Но я не хочу, чтобы “Че­тыре темперамента” играли сейчас в концертах. Пото­му что сейчас я пишу в другом стиле”. Он тогда, кажет­ся, писал свой фортепианный цикл “Ludus tonalis”. Я поставил “Четыре темперамента” в балете. Но интересно то, что сейчас эту вещь Хиндемита часто иг­рают в концертах. И даже записывают на пластинки. Потому что он написал качественную музыку, хоть и на заказ. Это и называется – профессионализм”. В книге “Сто один рассказ о большом балете” Баланчин писал: “Балет представляет собой выражение в танце и музыке четырех различных темпераментов: меланхолика, сангвиника, флегматика, холерика. Каждый из нас обладает признаками всех четырех. Все зависит от того, какой из них доминирует”. Понимание греческой и средневековой философий теории темпераментов было отправной точкой для композитора и хореографа.

Балет “Четыре темперамента” дает возможность раскрыться каждому исполнителю, и солисты прекрасно воспользовались этой возможностью. Особенно хороши были в своих образах Шон Суоцци и Саванна Лоуэри.


Часть II. “Эпизоды” (“Episodes”)

 
Композитор – Антон фон Веберн. Симфония (1928 год), Пять произведений (1911-13 годы), Концерт (1934 год), Музыкальное приношение – Фуга (Ricercata) Баха-Веберна для шести голосов (1935 год).

Премьера - 14 мая 1959 года, Нью-Йоркский городской балет. Дирижер – Клотильда Отранто. Солисты: Аби Стеффорд, Шон Суоцци, Тереза Райклин, Аск Ла Кур, Джени Тейлор, Крейг Холл, Сара Мернс, Джонатан Стеффорд, Себастьян Марковичи.

Пожалуй, самый авангардный из “черно-белых” балетов Баланчина. Фрагменты из всех четырех оркестровых произведений Антона фон Веберна используются хореографом в качестве основы для серии из четырех неоклассических балетных интермедий. Движения Баланчина отражают лаконичность музыкальной речи партитуры. По четкости холодных, абстрактных движений и геометрических фигур этот балет в чем-то напоминает “Аполлон” И.Стравинского. Танцовщики разыгрываются лишь в последнем произведении Веберна – “Музыкальное приношение”, где музыка имитирует орган эпохи барокко. Веберн сочинил эту музыку под влиянием пьесы Баха с длинным названием: “Regis Iussu Cantio Et Reliqua Canonica Arte Resoluta”. Если
прочитать первые буквы каждого слова, то получится “
ricercar”, то есть полифоническая пьеса. Тема (Thema Regium) пьесы принадлежит королю Фридриху II, который, кроме своих королевских обязанностей, обожал играть на флейте и сочинять музыку. Король сочинил эту музыку, получив в подарок новый инструмент – “пианофорте”, а Бах на королевскую тему ответил бессмертной Фугой. Цикл “Музыкальное приношение” Бах посвятил королю-музыканту. Спустя столетия этот цикл заинтересовал Веберна. Экспрессионист Веберн всю жизнь глубоко изучал музыку Баха. Известно выражение американского композитора и музыковеда Вирджила Томсона, что музыка Веберна – это диалект Баха”.

Мне в этом балете было любопытно сочетание диссонансов представителя венской школы XX века с классическими балетными движениями прошлых веков. Оказывается, эти, казалось бы, несочетаемые вещи вполне сочетаются.

 
Часть III. “Концертный дуэт” (“Duo Concertant”)

 
Композитор – Игорь Стравинский. Большой концертный дуэт (1932 год).

Премьера – 22 июня 1972 года, Нью-Йоркский городской балет.

Из четырех балетов вечера два поставлены Баланчиным на музыку Игоря Стравинского. Всего творческое сотрудничество композитора и хореографа насчитывает двадцать семь балетов. Они познакомились в 1925 году в Ницце во время репетиций балета “Песнь соловья”, быстро нашли общий язык и стали друзьями.

Большой концертный дуэт (так называется это сочинение) Стравинский посвятил ученику Леопольда Ауэра, блистательному скрипачу Самуилу Душкину. Он был первым исполнителем написанного для него Скрипичного концерта. На премьере в Берлине в 1931 году оркестром дирижировал сам композитор. В течение нескольких следующих лет композитор и скрипач объездили с концертами всю Европу. Специально для этих гастролей и был написан Большой концертный дуэт. На одном из концертов в числе слушателей был Джордж Баланчин. Тогда он еще не думал о том, что спустя четыре десятилетия вернется к этой музыке. Премьера балета прошла на фестивале музыки Стравинского в 1972 году.

“Концертный дуэт” - самый камерный и лиричный балет вечера. На сцене стоит рояль. Рядом с пианистом (Сюзан Уолтерс) – скрипач (Курт Никканен). Звучит медленная музыка. Балетная пара (Она – Меган Фейрчайлд, Он – Джеред Энгл) стоят, облокотившись о рояль, и слушают музыку. После вступления они медленно выходят на авансцену и начинают первые движения...

В Концертном дуэте музыка Стравинского не колючая, а лиричная, не рваная, а мелодичная. На пустой сцене танцуют двое. Их танец, помимо музыки, сопровождается игрой тени и света. За семнадцать минут перед нами разыгрывается драма страстной любви и трагического расставания. Солисты Меган Фейрчайлд и Джеред Энгл выразительно и точно передают все оттенки музыки Стравинского.

 
Часть IV. “Симфония в трех частях” (”Symphony in Three Movements“)

 
Композитор – Игорь Стравинский.

Премьера – 18 июня 1972 года, Нью-Йоркский городской балет. 

Дирижер – Кэролин Куан. Солисты: Стерлинг Хилтин, Ребекка Крон, Ана София Шеллер, Амар Рамасар, Эндрю Вейет, Даниэль Ульбрихт и другие.

Мысль о том, что Симфония в трех частях может быть использована в качестве музыки к балету, пришла в голову Стравинскому во время встречи с Баланчиным во время Второй мировой войны, и так же, как в случае с Концертным дуэтом, понадобилось четыре десятилетия, чтобы претворить идею композитора в жизнь.

Баланчин отрицал сюжет. Он говорил, что главное в балете - музыка и движения: “Нужно отбросить сюжет, обойтись без декораций и пышных костюмов. Тело танцовщика - его главный инструмент, его должно быть видно. Вместо декораций - смена света. Танец выражает все с помощью только лишь музыки”. Поражающий простотой и силой двадцатидвухминутный балет “Симфония в трех частях” аккумулирует в себе все лучшее, что есть в музыке Стравинского и хореографии Баланчина. Музыка и движения в этой Симфонии доведены до совершенства, сливаясь в одно целое, и солистам остается лишь добросовестно исполнить сочиненное двумя гениями. Мне кажется, со своей задачей они успешно справились.

В Нью-Йоркском городском балете очень сильная и ровная труппа: атлетичные солисты с сильными прыжками и легкие, грациозные женщины. В отличие от русских и европейских балетных театров (этуали в Парижском балете, балерины, премьеры, ведущие солисты в Большом театре), в Городском балете нет иерархии. Вся труппа разбита на две части: солисты и кордебалет. Большинство солистов составляют американские танцовщики, есть представители Испании, Дании, Аргентины, Албании. Из бывшего Советского Союза - только Украина: в кордебалете танцует Алина Дронова.

А теперь о том, в каком театре представляет свои спектакли Нью-Йоркский городский балет. Это здание (David H. Koch Theater) находится в самом центре Манхеттена. Стоящий рядом с Метрополитен-оперой и залом Эвери Фишера (Avery Fisher Hall – “дом” Нью-Йоркского филармонического оркестра), этот театр является частью грандиозного комплекса Исполнительных видов искусств имени Линкольна, известного во всем мире под названием Линкольн-центр (Lincoln Center). При том, что зрительный зал Городского балета огромный (он рассчитан на 2544 человека), он выглядит уютным и удобным. Я впервые был в этом зале, поэтому не поленился и прогулялся по бельэтажу и четырем балконам-“кольцам” с ложами справа и слева. Признаться, меня поразило, насколько хорошо видно со всех мест. Театралы знают, как это важно в театре – видеть всю сцену.

David H. Koch Theater невероятно красив. Он сочетает в себе традиционную схему европейских театральных залов и современность исполнения. На всех уровнях театра собраны произведения искусства на балетные темы. Эти маленькие шедевры созданы из мрамора, бронзы, дерева, и даже таких элементов, как плексиглас. Потолок расписан золотом. В центре зала – огромная сферическая люстра. Вышитый бисером занавес состоит из восьми миллионов золотистых металлических шариков - по одному на каждого жителя Нью-Йорка по состоянию на 1964 год, когда театр был открыт для публики. Со временем эти шарики приобрели серебристый цвет.

В Нью-Йоркском городском балете есть свой, особый стиль. Это видно даже по логотипу, написанному в одно слово (правда, не маленькими, а большими буквами). Этот черно-бело-серебристый логотип кажется скученным и многослойным, как нью-йоркские небоскребы. В таком же стиле выполнены фотографии актеров и сцен из спектаклей театра. Театр активно работает над своим имиджем. Его рекламу можно встретить на самых оживленных улицах города – урок для остальных театров, в том числе чикагских.

Нью-Йоркский городской балет не стоит на месте. Великое наследие Баланчина – тот фундамент, на котором строится репертуар. При этом руководители театра приглашают ведущих балетмейстеров мира. В дни, когда я смотрел балеты Баланчина, все только и говорили, что о последней премьере французского мастера Анжелена Прельжокажа – балете “Спектральный анализ” (“Spectral Evidence”) на музыку композитора-минималиста Джона Кейджа. В эти же дни другой прославленный хореограф нового поколения Алексей Ратманский представлял балет “Намуна. Большой дивертисмент” на музыку Эдуарда Лало. И все это в течение каких-то трех недель в сентябре-октябре. В дальнейших планах театра – новые балеты главного балетмейстера нью-йоркского балетного театра Питера Мартинса, артиста Английского королевского балета (The Royal Ballet) Лайама Скарлетта, танцовщика и хореографа Джастина Пека, возобновления классических постановок Джерома Роббинса и Джорджа Баланчина. Весной 2014 года будет торжественно отмечаться пятидесятилетний юбилей театрального здания в Линкольн-центре. Гала-концерт пройдет 8 мая, вслед за ним – Неделя хореографов XXI века. В общем, впереди нас ждет много интересных спектаклей. К сожалению, в отличие от Американского балетного театра (АБТ), Нью-Йоркский городской балет не гастролирует по Америке, поэтому единственная возможность увидеть его балеты – это приехать в Нью-Йорк. Этот театр заслуживает внимания!

Nota bene! Билеты на спектакли Нью-Йоркского городского билета можно заказать на сайте www.nycballet.com, по телефону 212-496-0600 или в кассе театра по адресу: New York City Ballet, David H Koch Theater, 20 Lincoln Center, New York, NY 10023.

Фотографии к статье:
Фото 1. Общий вид на David H.Koch Theater и Линкольн-центр. Фото Джона Саймона
Фото 2. Эшли Боудер и Тайлер Энгл в балете “Четыре темперамента”
Фото 3. Джени Тейлор, Себастьян Марковичи и другие в балете “Эпизоды”
Фото 4. Стерлинг Хилтин в балете “Симфония в трех частях”
(Фото 2-4 - Пола Колника)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментариев нет: