7 апр. 2008 г.

В добрый путь, “Атриум”!

Интервью с руководителями театра перед московскими гастролями

“Москва. Как много в этом звуке...” Культурная столица мира, интереснейший город, в котором происходит невероятное количество событий, Москва, как магнит, притягивает к себе все лучшее, яркое, талантливое. От серости будней, от одиночества, в поисках лучшей жизни, в погоне за успехом, популярностью, славой – рецепт один: в Москву, в Москву, в Москву! Едут в столицу актеры и режиссеры, художники и музыканты. Едут на других посмотреть и себя показать. Спектакли, концерты, встречи... – в этом водовороте событий легко затеряться. Показать спектакль в Москве – Мекке театрального искусства – уже само по себе дорогого стоит! В Москве искушенный зритель. Москва знает, что такое настоящее искусство и умеет отличать подлинное от подделки. Так что в Москве выступать трудно, но очень-очень почетно.
20 и 21 мая в Москве в театре “Школа современной пьесы” состоятся гастроли чикагского русского репертуарного театра “Атриум”. Чтобы узнать подробности предстоящей поездки и новости о театре, я отправился к руководителям “Атриума” Вячеславу Кагановичу и Евгению Колкевичу.

- Ребята, вам не страшно?
- (В.К.) Страшно.
- (Е.К.) Очень страшно. Для нас ведь это очень большая ответственность.
- (В.К.) Не посрамить Соединенные Штаты... (Смеются.).
- (Е.К.) Это историческое событие в жизни не только театра, не только Чикаго, но и русскоязычной Америки. Эта акция происходит впервые в истории взаимоотношений России и Америки. Оттуда сюда коллективы приезжают часто. Кто-то привозит халтуру, кто-то - действительно достойные спектакли. Но русский репертуарный театр из США едет на гастроли в Россию впервые в истории!
- Расскажите, пожалуйста, кто был инициатором поездки.
- (В.К.) Эта история началась с приезда Михаила Михайловича Козакова в Чикаго. Мастер не только провел творческий вечер и пообщался со зрителями, но и посмотрел видеозапись нашего спектакля “Посвящается Вам”. Он хлопал, кричал “Браво”, а по окончании спектакля сказал, что лучшего прочтения Окуджавы в своей жизни не видел. Такая похвала из уст такого Мастера дорогого стоит! Козаков попросил копию спектакля и увез ее в Москву. Когда я был в Москве, я позвонил ему. Михаил Михайлович сказал: “Вам надо встретиться с Йосиком”. Йосик – это главный режиссер театра “Школа современной пьесы” Иосиф Райхельгауз. Иосиф Леонидович, видимо, рассчитывал потратить на меня минут десять. Вместо этого он просидел со мной полтора часа. Он задавал вопросы и после каждого ответа восклицал: “Невероятно! Не понимаю! Не может быть!” А кто, как не Райхельгауз, знает и понимает театр изнутри, его ежедневную жизнь?! В конце нашей встречи он пригласил “Атриум” принять участие в Фестивале памяти Окуджавы. На этом, наверно, можно было бы поставить точку. Мы получили приглашение от Райхельгауза принять участие в московском фестивале – чего еще желать! Я приехал в Чикаго и на общем собрании рассказал актерам об этом приглашении. Я был уверен, что все скажут: “Нет, куда нам, нам это не по силам...“ И вдруг коллектив единогласно сказал: “Едем! Если денег не заработаем, поедем за свой счет. На такие приглашения нужно отвечать. Такого шанса может больше не быть”. И мы с Женей с благословения коллектива взялись за работу.
- (Е.К.) Самым большим и главным спонсором является наш зритель. Благодаря нашему зрителю театр выжил. Только и исключительно благодаря нашему зрителю мы в состоянии делать новые спектакли и показывать старые. К сожалению, наши бизнесмены, за очень небольшим исключением, не интересуются нашим театром.
- (В.К.) Обидно, что компания “Аэрофлот”, к которой за спонсорской помощью обратился театр, не только ничем не помогла, но и заставила театр понести дополнительные расходы. “Аэрофлот” сильно подвел театр.
- (Е.К.) Те, кто помогают театру, помогают сохранению русской культуры в Америке. Ведь наши дети, если они не будут ходить в русский театр, уже будут другими. Есть опасность, что русское искусство, русские традиции уйдут вместе с нашим поколением.
- (В.К.) Мы хотели для второго спектакля искать другую площадку, но Райхельгауз сам предложил выступить у него в театре дважды. “Атриум” стал единственным коллективом, которому Райхельгауз выделил два дня. Мы очень обрадовались, поскольку это снимает много проблем.
- (Е.К.) Благодаря нам Фестиваль памяти Окуджавы стал международным... А потом мы боимся, что зрителей придет так много, что зал не вместит всех желающих... (Смеются.)
- (В.К.) На спектакль придет человек, с которого все началось, - Михаил Михайлович Козаков. Придут актеры театра “Школа современной пьесы”. Когда в Чикаго был Константин Аркадьевич Райкин, он оставил мне свой номер телефона и сказал, что если будет в Москве и не будет занят, то придет посмотреть наш спектакль. Придут наши режиссеры – Тупиков, Белякович, Офенгейм. Но, конечно, в первую очередь нам важно, что к нам придут москвичи – люди, которые любят и помнят Булата.
- Но ведь рядовой зритель вас в Москве не знает. Нужна реклама.
- (В.К.) Рекламой театра в Москве занимается доверенное лицо Олега Митяева. У меня есть приглашение от Нателлы Болтянской выступить в прямом эфире “Эха Москвы”. Это будет предположительно в первых числах мая. Митяев приведет меня на радио “Шансон“. Так что реклама будет. Уже полным ходом идет продажа билетов.
- (Е.К.) Мы хотим показать москвичам, что в Чикаго, в этой, как сказал Швыдкой, “меркантильной Америке”, существуют еще динозавры, которые занимаются русской культурой. Мы вряд ли переломим менталитет и взгляды простых людей, но нам хочется доказать, что и за океаном есть духовные ценности, которыми мы гордимся.
- На афише спектакля написано: “Третья, московская версия “Посвящается Вам!”” Чем вызвана необходимость создания новой версии?
- (Е.К.) Каждая версия спектакля проживает на сцене какую-то жизнь. “Посвящается Вам” отыгран в Чикаго восемнадцать раз, мы выезжали с ним в другие города Америки. Предстоящая поездка в Москву заставила нас более критично посмотреть на нашу постановку и поднять ее на качественно новый уровень. Мы начали “чистить” спектакль, и в процессе работы появилось много новых идей.
- (В.К.) Женя с автором сценария Аликом Фрейманом внесли много изменений в спектакль. В новой версии добавились стихи Окуджавы, старые песни зазвучали по-другому, изменились сценография и связки между песнями, появилось пять новых песен...
- Какие это песни?
- (Е.К.) “Солнышко сияет, музыка играет...”, “Капли датского короля”, “Песенка об Арбате” (“Ах, Арбат, мой Арбат”), “Дерзость, или разговор перед боем” (“Господин лейтенат, что это вы хмуры?”), “Главная песенка” (“Наверное, самую лучшую на этой земной стороне...”). Вводя новые песни, мы старались сохранить и развить тот эмоциональный заряд, который существует в спектакле.
Из разговора с автором сценической композиции Александром Фрейманом я узнал, что вместо арбатской песни Окуджавы, с которой раньше начинался спектакль, сейчас в исполнении Булата Шалвовича звучит песня “Надежды маленький оркестрик”. Лейтмотивом спектакля становится тема надежды – основная тема в творчестве Окуджавы.
- (В.К.) Спектакль живет и изменяется – это нормальное явление. Одна и та же песня вызывает разные ассоциации – это тоже нормально. Окуджава многогранен. Например, как по новому воспринимается сегодня песня “Ночной разговор”! Мы поем ее в еврейском блоке.
- Хотя эта песня совсем не эмигрантская...
- (В.К.) Совсем не эмигрантская, но когда подается определенный посыл, то слова “И снова он едет один без дороги во тьму” воспринимаются по-новому. Это же те мысли, о которых думали все мы. Куда я лечу, что будет со мной там, на чужбине? “На ясный огонь, моя радость, на ясный огонь, Езжай на огонь, моя радость, найдешь без труда.” В этом контексте песня получает совсем другое настроение, акценты расставляются по-иному...
- (Е.К.) Мы добавили четыре строчки Окуджавы: “Москва, ты не веришь слезам - это время проверило. Железное мужество, сила и стойкость во всем... Но если бы ты в наши слезы однажды поверила, Ни нам, ни тебе не пришлось бы грустить о былом”. А потом идет “Песенка о Моцарте“ с такими словами: “Моцарт на старенькой скрипке играет, Моцарт играет, а скрипка поет. Моцарт отечества не выбирает - Просто играет всю жизнь напролет”. В контексте еврейского блока песня звучит совсем по-другому. А в прошлой версии в этом месте звучала “Грузинская песня” (“Виноградную косточку в теплую землю зарою...”).
- (В.К.) Даже Чехова ставят каждый раз по-другому. Мне рассказали, что в спектакле “Вишневый сад” в постановке Кирилла Серебренникова дядя Ваня поет “Беловежскую пущу”... Новая редакция спектакля – это не попытка его адаптации для Москвы, это - попытка развития и улучшения спектакля.
- То есть московская версия создается не только для Москвы? Вы не вернетесь к старой постановке?
- (Е.К.) Ни в коем случае. Актерам-участникам спектакля очень нужна свежая струя, свежая кровь, свежее дыхание.
- Свежая кровь нужна и зрителям. Мне не хватает в театре как раз притока свежей крови. Из года в год мы видим на сцене одни и те же лица. Есть опасность превращения “Атриума” в некий закрытый клуб. Почему вы не приглашаете в театр новых актеров?
- (Хором.) Как это не приглашаем? Мы объявляли по радио, что нам нужны актеры. Объявляли и не раз. Но к нам никто не приходит. Актеров нет.
- Извините, господа руководители, но я отвечу словами Станиславского: “Не верю!” Актеры есть. Если к вам не приходят, значит, плохо зовете.
- (Е.К.) Хорошо. Записывай наше обращение. Дорогие актеры Чикаго! Друзья! Приходите к нам в театр, поговорите с нами, послушайте, что мы предлагаем, предложите что-нибудь сами. Давайте встретимся, давайте обсудим. Мы сегодня открыты для всех. И не только для профессиональных актеров, но также для тех, кто чувствует в себе актерскую жилку
- (В.К.) Нам нужны не только актеры. Нам нужен человек, который бы развивал наш Интернет-сайт. Нам нужен человек, который бы отвечал за то, что в Америке называют “public relations”. Приходите к нам – нам нужны талантливые, знающие, понимающие люди.
- Слава, мог ли ты когда-нибудь предположить, что твоя идея о создании театра не просто осуществится, но из компании студийцев-единомышленников вы станете Театром, что лучшие российские актеры и режиссеры станут проявлять к вам такой огромный интерес и приглашать на гастроли в Москву?
- (В.К.) Я не только мечтал об этом. Я в этом был уверен. Я был уверен, что если за это дело возьмутся люди, близкие нам по духу, успех гарантирован.
- А мог ли музыкант, дирижер Евгений Колкевич представить себе, что он когда-нибудь вернется в Москву актером и руководителем театра?
- (Е.К.) Я, в отличие от Славы, понятия не имел, что “подвальный междусобойчик” приведет к тому, что возникнет настоящий, серьезный театр, что на премьеру мы будем снимать пять тысячных залов и что я приеду в Москву не как музыкант и дирижер, а как актер. Когда я уезжал, мне многие говорили: “Что ты там будешь делать?” Я рад, что скоро смогу показать результаты моего труда. Я еду в Москву на высоком эмоциональном подъеме.
- (В.К.) Для меня огромное счастье, что “Атриум” помог нашим профессионалам – мы их так называем, потому что они закончили театральные институты и в прошлой жизни работали в театре - вернуться к любимой профессии. Оля и Олег Осташевы, Марина Смолина - приехав в Америку, они поставили на своей профессии крест. А сегодня вновь выходят на сцену. Для меня счастье, что вернулся в профессию ленинградский актер Дима Рено. Уезжая в Америку, он прощался со сценой навсегда. Благодаря “Атриуму” он снова почувствовал запах кулис и понял, что не может жить без театра. Дима Рено вернулся в родной город, стал востребованным актером. Сегодня он активно работает в театре на Литейном, снимается в кино, записывается на радио.
- Поездка в Москву – это предел мечтаний или всего лишь еще один шаг по пути вперед?
- (Е.К.) Мы не мечтаем – мы работаем. И приглашение в Москву у нас не единственное. Мы готовились к гастролям в Израиле, уже продумывали график выступлений, но помешала война. Дина Рубина сказала про “Посвящается Вам” словами Козакова: “Это должен увидеть Израиль”.
- (В.К.) Мы ведь получили еще одно приглашение. При Союзе театральных деятелей России уже четвертый год существует Центр поддержки русского театра за рубежом Я был у координатора проектов этого Центра Натальи Старосельской. Мы получили от нее приглашение в Саранск на ежегодный Международный театральный фестиваль “Соотечественники” – фестиваль русскоязычных театров. Все расходы по пребыванию театра в России берет на себя приглашающая сторона. Мы оплачиваем только проезд до Москвы и обратно.
- В Саранск, где были печально известные мордовские лагеря?
- (В.К.) Да. Нас пригласили туда, куда ссылали лучших людей страны. Сережа Никитин, когда узнал о приглашении, сказал: “Если вы поедете выступать у Райхельгауза, это будет очень престижно для Райхельгауза: к нему приехал коллектив из Америки. Если вы поедете выступать в Саранск, о вас моментально узнает весь театральный мир России”. В этом году мы не успели. Может быть, в следующем...
- Давайте заведем ежегодную традицию – весной “Атриум” отправляется на гастроли: в Москву, в Мордовию, в Израиль, далее – везде...
- Поживем-увидим...
- Москва – это одна неделя. Что дальше, господа руководители? Чем порадуете чикагцев?
- Если будут залы, летом будем играть спектакли. А 25 и 26 октября состоится премьера. Какой спектакль - пока не скажем. Мы люди суеверные.
- Назовите хотя бы имя режиссера.
- В конце августа к нам приезжает Андрей Леонидович Тупиков и мы начинаем новую работу.
- Ну что ж, желаю вам успешной поездки, полных залов, умной, понимающей и доброжелательной публики. Будем за вас болеть! В добрый путь, “Атриум”!

Наша справка. Премьера новой версии спектакля “Посвящается Вам” в театре “Атриум” состоится 12 апреля в 7.00 pm на сцене “Northbrook theatre” по адресу: 3323 Walters Ave., Northbrook. Билеты можно зарезервировать по телефону 847-729-6001. Дополнительную информацию вы найдете на сайте “Атриума”: http://www.atriumtheatre.org/.
Московская премьера “Посвящается Вам” состоится 20 и 21 мая в театре “Школа современной пьесы” по адресу: улица Неглинная, дом 29/14. Проезд до станций метро “Трубная” или “Цветной бульвар”. Дополнительную информацию вы найдете на сайте театра: http://www.neglinka29.ru.

Комментариев нет: