19 мая 2018 г.

The Met: Live in HD: лето с оперой. Памяти Хворостовского


Десятое лето подряд программа ”Метрополитен-опера в кино” повторяет лучшие спектакли, записанные в разные годы (The 2018 Live in HD Summer Encore). Этим летом мы увидим повторы четырех популярнейших классических опер. В двух из них главные партии исполняет Дмитрий Хворостовский. Метрополитен-опера отдает дань памяти выдающемуся русскому баритону, скончавшемуся 22 ноября 2017 года.

20 июня. “Мадам Баттерфляй” Дж.Пуччини.
Дирижер - Карел Марк Чичон. Режиссер - Энтони Мингелла. В главных партиях: Мадам Баттерфляй - Кристина Ополайс, Пинкертон - Роберто Аланья.
Постановка известного английского режиссера Энтони Мингеллы 2006 года.
3 часа 50 минут. Первый показ в кино - 2 апреля 2016 года.


27 июня. “Трубадур” Дж.Верди.
Дирижер - Марко Армилиато. Режиссер - сэр Дэвид Маквикар. В главных партиях: Леонора – Анна Нетребко, Азучена - Долора Заджик, Манрико – Йонг Хун Ли, Граф ди Луна - Дмитрий Хворостовский.
Это - совместная постановка Лирик-оперы Чикаго, Метрополитен-оперы и Оперы Сан-Франциско. В Чикаго мы видели ее осенью 2014 года, а в МЕТ она шла первой в сезоне 2015-16 годов. Пятый год подряд Анна Нетребко открывала сезон крупнейшего оперного театра мира. На этот раз - в партии Леоноры.
В многочисленных интервью перед премьерой Маквикар подчеркивал, что спектакль сделан под влиянием работ Франсиско Гойи. Действительно, влияние Гойи чувствуется, но при этом ничего лишнего, никакого “выпендрежа” – такое впечатление, что режиссер остался в тени, уделяя главное значение Музыке.
Партию трубадура Манрико замечательно исполнил корейский тенор Йонгхун Ли.
Как всегда, на высоте звучал оркестр и хор МЕТ. Хормейстер – Ренато Палумбо.
Главным героем спектакля стал Дмитрий Хворостовский. В июне 2015 года певец объявил, что у него была обнаружена опухоль мозга. Он отменил летние концерты и прошел курс лечения в онкологической клинике Лондона, а в октябре состоялось его триумфальное возвращение в партии Герцога ди Луны! Голос певца звучал, как и прежде, безукоризненно. Зрители устроили певцу овацию уже после первой арии, а в конце музыканты оркестра стали забрасывать его розами.
3 часа 10 минут. Первый показ в кино - 3 октября 2015 года.


11 июля. “Евгений Онегин” П.Чайковского.
Дирижер – Валерий Гергиев. Режиссер – Роберт Карсен. В главных партиях: Евгений Онегин – Дмитрий Хворостовский, Татьяна – Рене Флеминг, Ленский – Рамон Варгас, Ольга – Елена Заремба, князь Гремин  - Сергей Алексашкин.
Этот спектакль шел в Лирик-опере в марте 2008 года. Для постановки Роберта Карсена сцена чикагского оперного театра казалась слишком большой – спектакль в полном соответствии с замыслом композитора получился камерным. Кленовые листья, одинокие фигуры героев, мечты о счастье, которое “было так возможно”, и щемящая тоска, присутствующая в музыке Чайковского с первой ноты. Мне повезло: во время репетиций и после премьеры я встретился с исполнителями главных партий, в том числе – с Дмитрием Хворостовским.


Говорят, он часто был надменный, высокомерный. А я запомнил Хворостовского другим. Я в буквальном смысле слова поймал его в коридоре Лирик-оперы “тепленьким”. Он приехал в Чикаго накануне петь Онегина, отходил от гриппа.
(С Лирик-оперой Чикаго у Хворостовского отношения особые. Именно здесь в партии Жермона в “Травиате” Дж.Верди (сезон 1992-93 годов) состоялся американский дебют певца.)
Я попросил уделить мне время для короткого интервью, поспешив добавить: “Не сегодня. Как-нибудь, когда у вас будет свободное время”. Певец обреченно ответил: “Если мы не сделаем это сегодня, мы не сделаем этого никогда”. Честно говоря, я думал, что ответы Хворостовского будут короткими и он попытается спровадить меня восвояси довольно быстро. Даже придумывать ничего не надо было – певец был усталым и плохо себя чувствовал. Однако Хворостовский разговорился. Он отвечал довольно подробно и очень серьезно.
На репетициях в Лирик-опере Хворостовский создавал вокруг себя особую ауру. На сцене у него всегда было хорошее настроение. Артист явно наслаждался ролью покорителя женских сердец. Он шутил, гримасничал и веселился. “Замолчите... иль я убью вас!..” – с намеренно игривой интонацией пропевал он свою фразу, и все присутствующие смеялись. Прогоны оперы проходили легко, с остановками, шутками и прибаутками. В конце одной из репетиций певец, пропев “дежурное” “Позор!.. Тоска!.. О, жалкий жребий мой”, выразительно посмотрел на часы.
Он шутил с хором, обменивался репликами с солистами, заигрывал с Нино Сургуладзе – грузинской красавицей, впервые выступавшей на оперной сцене в Америке. Я был у нее в гримерке, когда в дверь постучали. На пороге стоял Хворостовский.
- Молодой человек, что вы себе позволяете? Ей же голос надо беречь, ей отдохнуть нужно, а вы ее мучаете.
Он игриво подмигнул Ниночке, та кивнула головой и подмигнула мне. “Эх, Хворостовский, такое интервью испортил”, - подумал я, а вслух сказал:
- Он меня сейчас убьет.
- Ничего. Поехали дальше...
В общем, Хворостовский извелся весь, пока мы с Ниночкой беседовали. Потом она убежала на сцену, Дмитрию стало опять скучно, и он со словами “Вы ему еще не дурили голову” познакомил меня с Виталием Ковалевым.
В то время одновременно с русской оперой в город пожаловал Грузинский балет во главе с неподражаемой Ниной Ананиашвили. Сургуладзе пошла посмотреть на выступление своей великой подруги-соотечественницы. Мы с женой встретились с ней в зрительном зале как добрые старые друзья. В тот день Сургуладзе пришла одна, но сообщила нам, что “уговорила Димочку на воскресенье”. “Да вы что? Весь зал будет смотреть не на сцену, а на Хворостовского”, - сказал я. Так оно и произошло.
В воскресенье давали “Дон Кихот”. Я чуть не вывернул шею, вертя головой в разные стороны в поисках оперных звезд. Хворостовский был в модном джинсовом костюме, о чем-то оживленно разговаривал с Нино и меньше всего был заинтересован в привлечении к себе внимания. Но куда денешься от внимания к такому красавцу? Первой подошла русская бабушка, от неожиданности перешедшая на английский. За ней потянулись другие. Люди были не готовы к появлению Хворостовского в зале, поэтому в ход пошли балетные программки. Певец расписывался на портрете танцующей Ананиашвили. “Надо было шапочку надеть”, - смеется он. “Не поможет”, - хором ответили мы. Хворостовский был в восторге от Ананиашвили и попросил Сургуладзе познакомить их. Он живо интересовался культурной жизнью Чикаго, спрашивал, что мы видели и где были. Поток ходоков не ослабевал. Подошла афроамериканка, поблагодарила за все. Подошла китаянка, попросила автограф. То, что русские бросились к Хворостовскому, удивления не вызвало. Но вот когда другие в зрительном зале узнавали русского певца, это было приятно не только ему, но и всем нам. Нино, хихикая, шепнула: “На нас с балкона в бинокль смотрят”. Оперные герои вели себя просто и непринужденно, а мне хотелось, чтобы антракт длился бесконечно, хотелось остановить мгновенье, которое столь не-пов-то-ри-мо...
В Равинии мы встречались с Хворостовским несколько раз. Первый – в августе 2009 года – он рассказал о своей работе с Рене Флеминг в необычной роли гидов по Санкт-Петербургу: “Мы с Рене снимались в Санкт-Петербурге в американо-российском музыкальном фильме. Я не принимал участия в экскурсиях, она этим занималась сама, рассказывала об истории Питера. Рене была замечательным гидом, проводила на съемках практически двадцать четыре часа в сутки. Удивительный человек!.. Мы вместе записали разговорную часть, а все остальное время пели шедевры оперной классики и камерную программу русских композиторов. Пели в двух залах Юсуповского дворца и в Петергофе. Мне кажется, получился очень красивый фильм”.
Последний раз я встречался с Хворостовским 24 февраля 2016 года на его сольном концерте в Лирик-опере. После выступления он сказал, что обязательно вернется в Чикаго...
2 часа 51 минута. Первый показ в кино - 24 февраля 2007 года.


18 июля. “Турандот” Дж.Пуччини.
Дирижер - Паоло Кариньяни. Режиссер - Франко Дзефирелли.
В главных партиях: Турандот - Нина Штемме, Калаф - Марко Берти.
Новое возобновление бессмертной постановки Франко Дзефирелли. Интерес представляет в первую очередь исполнительница главной партии – блестящая шведская певица Нина Штемме. В следующем, 64-м сезоне Лирик-оперы 2018-19 годов она дебютирует в своей коронной партии Электры в опере Р.Штрауса. На пресс-конференции генеральный директор Лирик-оперы Энтони Фрейд рассказал, что специально ради Штемме включил “Электру” в репертуар театра.  
3 часа 40 минут. Первый показ в кино - 30 января 2016 года.

В новом, тринадцатом сезоне серии ”Метрополитен-опера в кино” (2018-19 годы) мы увидим кинопоказы опер “Аида” Дж.Верди (6 октября), “Самсон и Далила” К.Сен-Санса (20 октября), “Девушка с Запада” Дж.Пуччини (27 октября), “Марни” Н.Мули (10 ноября), “Травиата” Дж.Верди (15 декабря), “Адриана Лекуврер” Ф.Чилеа (12 января 2019 года), “Кармен” Ж.Бизе (2 февраля 2019 года), “Дочь полка” Г.Доницетти (2 марта 2019 года), “Валькирия” Р.Вагнера (30 марта 2019 года), “Диалоги кармелиток” Ф.Пуленка (11 мая 2019 года). Рассказ о них - впереди.

Nota bene! Подробная информация о предстоящих показах серии “The Met: Live in HD”, а также адреса кинотеатров - на сайте http://www.metopera.org/season/in-cinema.

Фотографии к статье:
Фото 1. Кристина Ополайс - Мадам Баттерфляй, Роберто Аланья - Пинкертон. Сцена из оперы “Мадам Баттерфляй”. Фото – Fathom Events
Фото 2. Долора Заджик - Азучена, Йонг Хун Ли - Манрико. Сцена из оперы “Трубадур”. Фото – Fathom Events
Фото 3. Дмитрий Хворостовский – Евгений Онегин, Рене Флеминг - Татьяна. Сцена из оперы “Евгений Онегин”. Фото – Fathom Events
Фото 4. Дмитрий Хворостовский. Фото – Павел Антонов
Фото 5. Сцена из оперы “Турандот”. Фото – Fathom Events

Комментариев нет: