30 янв. 2014 г.

Гидон Кремер. Загадочность звуков. Интервью с музыкантом перед встречей в Чикаго


7 февраля в Чикаго состоится концерт одного из самых выдающихся музыкантов современности Гидона Кремера и камерного оркестра “КРЕМЕРата Балтика”. В программе вечера: Соната для скрипки и фортепиано Д.Шостаковича (солист – Г.Кремер), “Вариации на тему Франка Бриджа” Б.Бриттена, Десятая симфония для струнного оркестра Моисея (Мечислава) Вайнберга, “Антиформалистический раек” Д.Шостаковича. За неделю до концерта Гидон Маркусович любезно согласился ответить на мои вопросы. Я получил ответы в письменном виде и публикую их в авторской редакции.

-        Расскажите, пожалуйста, подробнее о программе предстоящего концерта. Есть ли в ней некая объединяющая идея?

-        Вся программа нынешнего турне Кремераты выстроена вокруг сочинений выдающихся композиторов XX века, которые были друзьями Д.Д.Шостаковича. В первую очередь это касается многолетних близких отношений Шостаковича и М.Вайнберга, которого мир постепенно открывает для себя сегодня. Я рад вместе с Кремератой внести свою лепту в этот процесс. Шостакович не раз отмечал, как он ценит Вайнберга, поддерживал его в трудные времена и восхищался его творениями. К величайшему сожалению, Вайнберг, несмотря на то, что его музыку играли самые лучшие русские музыканты (Гилельс, Баршай, квартет Бородина, Ростропович, Коган), при жизни был “заклеймен” как “вторичный Шостакович”. На самом деле, он был подлинной личностью со своим почерком. К счастью для нас, его партитуры сохранились и мы нынче имеем возможность их для себя открывать. Я счастлив, что недавно появился и наш с Кремератой диск, посвященный Вайнбергу.

-        Заключительным аккордом концерта станет “Антиформалистический раек” Шостаковича - гениальная пародия на партийные съезды и сатира на политическую цензуру. Как вы считаете, способен ли оценить это произведение американский слушатель, далекий от реалий нашей жизни? Не кажется ли вам, что со временем “...раек” Шостаковича не становится менее актуальным?

-        На самом деле “Раек” никогда не предназначался для исполнения. Его можно назвать горькой шуткой гения. Естественно, этот опус не потерял актуальности в наши дни, и я очень надеюсь,что американская аудитория будет способна проникнуться им.

-        В составе оркестра “КРЕМЕРата Балтика” - молодые музыканты Литвы, Латвии и Эстонии. Сегодня, когда речь идет о новых музыкантах, географический принцип по-прежнему преобладает, вы по-прежнему “вдыхаете воздух Балтики”, или возможны варианты?

-        Мне важно сохранить балтийский дух в этом коллективе. У нас, правда, подчас гостями в оркестре бывают музыканты из Польши, России, Украины, не говоря уже о том, что с оркестром, солистами и дирижерами выступают крупнейшие музыканты со всего мира. За семнадцать лет (а мы 9 февраля в США отмечаем именно эту годовщину со дня первого концерта в Риге в 1997 году) частично поменялся и состав. На смену основателям оркестра (коих в Кремерате еще сохранилась треть) пришло новое поколение. Это прекрасно. Именно молодые ребята вносят необходимый энтузиазм и неиспорченность в наше общее дело и позволяют мне оставаться молодым...

-        Ориентируетесь ли вы на публику в ваших выступлениях?

-        Я рад, когда наши концерты находят отклик и признание, но я не движим успехом, а, скорее, желанием быть нужным - авторам, коллегам, заинтересованной публике.

-        Какой композитор, по вашему мнению, в наибольшей степени отразил вторую половину XX века?

-        Таких много. Шостакович, Бриттен, Вайнберг будут в первых рядах. Но нельзя забыть и Луиджи Ноно, Филиппа Гласса, Джона Адамса, Дьерди Куртага. Я был счастлив сотрудничать с Альфредом Шнитке. До сих пор я тесно связан с С.Губайдулиной, А.Пяртом, Гией Канчели, Виктором Кисиным, Леонидом Десятниковым, В.Сильвестровым.

-        В прошлом году мне довелось побеседовать с замечательным композитором Александром Бакши. Он говорил много хорошего о вас, о вашем исполнении его “Полифонии мира”. В первые годы ни один концерт “КРЕМЕРаты...” не обходился без музыки Бакши, а потом вы как-то перестали его исполнять. Почему? В беседе со мной он говорил о кризисе концертного исполнения в традиционной форме. Он сказал: “Исчерпала себя идея монолога, где публика молча слушает и внимает искусству исполнителя”. Согласны ли вы с этим? У вас на концертах тоже только монолог или все-таки диалог со слушателем?

-        Интересная мысль - о диалоге. И “Полифония мира” был дерзкий и интересный проект. Не могу сказать, что я “перестал” сотрудничать с Сашей Бакши. Просто меня “отвлекли” иные проекты, как, например, недавнее сотрудничество с великим клоуном Славой Полуниным, собственные спектакли “Быть Гидоном Кремером” и многое другое.

-        Каково ваше отношение к музыкальным конкурсам? Позволяют ли они объективно определить профессиональный уровень исполнителя? Вы победили на конкурсе Чайковского, а Спиваков завоевал Вторую премию. Значит ли это, что вы “на одно место” лучше его играете?

-        Это все дела давно минувших лет. Конкурсы с его спортивным элементом для меня были испытанием юности. К счастью, в искусстве есть место для всех и нет необходимости “побеждать”. Нынче многие исполнители делают карьеру и без конкурсов, но это не значит, что всем восходящим звездам есть что сказать. О задачах музыканта мною написано много текстов, вошедших в недавно опубликованную в Москве, Париже и Вене книгу. На русском языке она называется “Признания миражиста”.

-        Следите ли вы за творчеством молодых коллег-скрипачей?

-        Всегда рад слышать молодые дарования и прежде всего те, которые одержимы музыкой, а не жаждой славы или восхищением самими собой.

-        Норман Лебрехт давно предрекает смерть классической музыке. Правда ли, что все так плохо и классическая музыка умирает?

-        Думаю, настоящая великая Музыка всегда будет кому-то необходима. Она обогащает каждого, кто умеет вслушиваться.

На протяжении почти десяти лет Гидон Кремер выступал в поддержку Михаила Ходорковского и других политических заключенных. В октябре 2012 года в Берлине состоялся концерт “К России с любовью”, посвященный годовщине гибели Анны Политковской и 50-летию со дня рождения Ходорковского. В нем, кроме Гидона Кремера, приняли участие Марта Аргерих и Даниэль Баренбойм. Я спросил Гидона Маркусовича, как он встретил сообщение об освобождении Ходорковского и что нужно делать, чтобы на свободе оказался Платон Лебедев. На прошлой неделе Лебедев был освобожден. В своем ответе Кремер написал:

-        Действительность опередила часть моих ответов. Очень рад, что в данном случае это так. Сегодня пора беспокоиться уже о других (хотя и родственных) процессах. Я имею в виду Майдан и все опасности и искушения, которые он вызывает. Цивилизованное общество - мечта, но, наверное, потребуются десятилетия, чтобы избавиться от советского прошлого и его наследия.

-        Я родился в Минске, живу в Чикаго с 2001 года. В этом году исполнится двадцать лет правления Лукашенко в Беларуси. Выросло целое поколение, не знающее другой власти. Когда я приезжаю на Родину, некоторые люди мне говорят: “Зачем нам свобода? Придет новый “батька” – будет только хуже”. Что бы вы им ответили? Вообще, как можно объяснить человеку, зачем ему свобода, и можно ли навязывать свободу обществу, большинство которого ее отвергает?

-        Свобода - это огромная ответственность. Перед собой, своей жизнью, своими моральными ценностями. Многие люди предпочитают не иметь ее. Им так проще - всегда “валить” все на других, на обстоятельства. Тем самым они изменяют шансу прожить свою собственную жизнь.

-        Что для вас Родина и где она? Где вы сейчас чувствуете себя дома?

-        Часто задумываюсь о том, что такое для меня “Родина”? Место рождения? Так это Латвия... Духовное наследие моих предков? Тогда надо говорить о немцах, шведах, еврействе... Даже в месте жительства я не обнаруживаю свою “родину”. Вот уже десятилетиями скитаюсь по всему миру. На самом деле я больше всего в жизни говорил по-русски. Язык для меня - одна из основ моего самоощущения. Наверное, мое самое родное пространство - это музыка, театр, кино, искусство.

-        Раньше вы называли себя бездомным “летучим голландцем”. Вы по-прежнему такой? С годами ничего не поменялось?

-        Да, я все еще пытаюсь объять необъятное.

-        Вас по телевизору я вижу редко, а вот вашу дочь Лику - почти ежедневно на любимом канале “Дождь”. Как вы относитесь к ее журналистской карьере?

-        Всегда счастлив видеть Лику и очень рад тому, что она “нашла” себя и свое дело.

-        Самый последний и самый банальный вопрос о творческих планах. Есть ли какие-либо музыкальные произведения, которые вы еще не исполняли и хотели бы это сделать в будущем?

-        Есть еще много музыки, к которой хочется прикоснуться. Недавнее занятие поздними квартетами Бетховена с Кремератой - только подтверждение того, что загадочность звуков соответствует тому таинству, которое называется Жизнь.

Nota Bene! Концерт Гидона Кремера и камерного ансамбля “КРЕМЕРата Балтика” состоится 7 февраля в 7.30 pm в Театре музыки и танца “Харрис” по адресу 205 East Randolph Street, Chicago, IL 60601. Билеты - $15 - $30. Их можно заказать по телефону 312-334-7777 или зарезервировать на сайте www.harristheaterchicago.org.

Фотографии к статье:
Фото 1. Гидон Кремер. Фото Майкла Бенабиба
Фото 2. Гидон Кремер. Фото Саши Гусова
Фото 3. Камерный оркестр “КРЕМЕРата Балтика”. Фото Кристиана Лутца

 

Комментариев нет: