15 мая 2017 г.

Хибла Герзмава: “Музыка спасет мир”. Интервью с певицей

Со 2 по 11 июня в городах США и Канады состоятся концерты замечательной российской певицы Хиблы Герзмава и камерного оркестра “Виртуозы Москвы” под управлением Владимира Спивакова. Концерты пройдут в рамках V Международного фестиваля искусств “Вишневый сад”. Концерт в Чикаго пройдет 4 июня. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту Хибла Герзмава рассказывает о предстоящих выступлениях, работе над оперными партиями и о том, что она больше всего не любит в оперном театре.
Беседа с певицей началась с моих поздравлений. 31 марта Хибла Герзмава дебютировала в миланском театре Ла Скала. Она с триумфальным успехом исполнила главную партию в опере Г.Доницетти “Анна Болейн”. Я попросил певицу поделиться впечатлениями о работе в театре.
  • Для меня было великой честью выступить в Ла Скала - самом трудном из моих театров. Мне очень приятно, что меня приняли и приняли прекрасно. Тем более, что у “Анны Болейн” есть своя история. В Ла Скала оперу ставили лишь дважды: в 1957 году с Марией Каллас и в 1982 году с Монсеррат Кабалье. И вот в 2017 году со мной. Было трудно, но мы легких путей не ищем. Я была единственной русской певицей в составе. Нужно было показать все, на что я способна. Я довольна результатом. Счастлива, что в моей карьере появилось и будет в дальнейшем отдельное государство по имени Ла Скала. В Москву приехала уставшей, выжатой, но счастливой и наполненной впечатлениями. А впереди - Америка и Канада, тур с маэстро Владимиром Спиваковым и его оркестром.

“Мы вместе дышим”

В концертах североамериканского турне оркестра “Виртуозы Москвы” прозвучат Дивертисмент N1 ре мажор для струнного оркестра В.А.Моцарта, Камерная симфония для струнных до минор Д.Шостаковича (аранжировка Р.Баршая Восьмого квартета с посвящением “Памяти жертв фашизма и войны“), пьеса “Kol Nidrei” для виолончели и оркестра М.Бруха (солистка - пятнадцатилетняя израильская виолончелистка Даниэль Акта), Концертный полонез для виолончели и оркестра Д.Поппера (солистка - Даниэль Акта), Две элегические мелодии Э.Грига, “Гимн красоте” Ф.Гулда.
Хибла Герзмава исполнит арии “Casta Diva” из оперы В.Беллини “Норма”, “Stretto” Амалии из оперы Дж.Верди “Разбойники”, “Ecco...Io son l'umile ancella” из оперы Ф.Чилеа “Адриана Лекуврер”, песни “Les Chemins de l'amour” Ф.Пуленка, “Ti voglio tanto bene” Э.де Куртиса.
Я спросил у певицы, в какой мере выбор репертуара зависит от дирижера.
  • Когда мы готовим концерты с маэстро Спиваковым, мы все решаем вместе. Выбор репертуара - наш общий выбор.
  • Вы начнете свое выступление с признанного хита - арии “Casta Diva”. А вот чудесная ария Амалии из “Разбойников” Верди далеко не так известна. К сожалению, эта опера почти не исполняется сегодня. Почему, как вы думаете?
  • Трудно сказать. Может быть потому, что она очень трудная. Театры не хотят рисковать, любят обращаться к более раскрученным сочинениям Верди. Для меня “Разбойники” - отдельная история. В финале конкурса Чайковского я как раз пела эту изумительную арию Амалии и победила с ней. Я первой стала петь арии из “Разбойников”. Скоро в Римской опере я буду петь в новой постановке.
  • Рядом с Беллини и Верди – камерная музыка: песни Пуленка и де Куртиса...
  • Очень красивая музыка. Мы хотели познакомить публику не только с популярными ариями Беллини и Чилеа, но и с редко исполняемыми произведениями, такими, как “Разбойники” или музыка Пуленка. Любая оперная певица в своем репертуаре должна иметь камерные произведения. Нам хотелось, чтобы программа получилась изысканная. Надеюсь, что так и будет... Я счастлива, что столько лет сотрудничаю с маэстро Спиваковым и его прекрасным оркестром. Наша многолетняя дружба делает наши выступления все лучше и лучше. Когда Спиваков рядом, это счастье. Для меня этот человек очень много сделал. Я счастлива, что в первом туре по Америке я выступаю с ним и его оркестром. Он - великий скрипач, потрясающий дирижер, Музыкант с большой буквы. Мне всегда с ним интересно на сцене. Мы вместе дышим. Я очень дорожу дружбой с ним. Он – настоящий друг, который никогда не предаст и всегда будет рядом. Это правда. Таких сейчас нет.
  • Всем памятен ваш триумф в нью-йоркском Карнеги-холл в октябре 2015 года. Это была одновременно презентация ваших CD и пластинки. Критики писали, что такое в стенах Метрополитен-оперы случилось впервые. Что вы вспоминаете о том концерте?
  • К моему юбилею фирма “Мелодия” сделала мне подарок – винил с концерта со Спиваковым и диск с русскими романсами. У меня была отдельная автограф-сессия. В музыкальном магазине при Метрополитен-опере я встретилась с людьми, которые знают меня много лет (у меня там есть уже отдельная публика) и специально приходят на мои спектакли. Это был мой первый сольный концерт в Карнеги-холл. В первом отделении прозвучали изумительные романсы Чайковского и Рахманинова, второе отделение состояло из арий. Был очень изысканный, теплый концерт. Мой успех в полной мере разделила концертмейстер Екатерина Ганелина, с которой мы двадцать пять лет выступаем вместе. Я очень люблю Карнеги-холл и надеюсь, что еще не раз выступлю в этом зале.
  • Концерт в Карнеги-холл проходил в рамках фестиваля “Вишневый сад”, который проводят в Нью-Йорке Мария Шкловер и Ирина Шабшис. В рамках фестиваля пройдет и ваше будущее турне по городам США и Канады. Что вас привлекает в этом фестивале?
  • Прежде всего, его потрясающие организаторы. Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить Марию и Ирину. Они проводят прекрасные концерты классической музыки, устраивают гастроли драматических театров, готовят изумительные проекты. Они – настоящие, и делают они настоящее дело. В них столько энергии, добра, тепла... Поверьте, не с каждыми людьми можно работать. С ними - можно. Им можно доверять. Они в любой ситуации остаются рядом. Мы много лет дружим. Они - близкие мне люди. Я думаю, таких людей больше в Америке нет. Они – единственные. Я счастлива работать с ними, желаю успеха и процветания им и их семьям. Горжусь нашей дружбой и надеюсь, что она будет продолжаться.

“Служила и служу Театру”

  • Я читал, что в детстве вы мечтали стать органисткой. Как получилось, что вы пошли по пути вокального искусства?
  • Я родилась и выросла в Пицунде. Начинала органисткой, потому что в Пицунде находится изумительный концертный зал с замечательным немецким органом IX века. Важно, когда певица играет на каком-нибудь инструменте. А потом, когда мне надо было выбрать свою дорогу, я выбрала вокальный путь. Я не думаю, что была бы прекрасной органисткой. А какая я певица - судить публике.
  • Настоящий успех пришел к вам после победы на X Международном конкурсе Чайковского в 1994 году. Вы ведь единственная вокалистка за всю историю конкурса, завоевавшая Гран-при! Есть такое выражение: “На следующий день она проснулась знаменитой”. Это про вас?
  • Конкурс Чайковского был для меня хорошим трамплином, но он не дал мне контрактов по Европе и Америке. Я подписала контракт с Japan Art. Мы записывали диски, я очень часто выступала в Японии, у меня было там много концертов и спектаклей. Я очень поздно начала международную карьеру. Много лет оставалась в России и, как губка, впитывала все лучшее в мировой музыке. А сегодня я готова к любому театру мира. Я попросила своих импресарио рассматривать только первые театры и главные партии. Начала с Ковент-Гарден, потом появились Метрополитен-опера, Венская опера, Баварская опера, Парижская опера, Ла Скала - главные театры в карьере любой певицы. В планах - Римская опера, Опера Бастиль, я будут петь на открытии сезона Ла Скала в 2018 году, будут оперные театры Цюриха и Дрездена...
  • В 2015 году исполнилось двадцать лет, как вы стали солисткой Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. В чем секрет вашего долголетнего сотрудничества с художественным руководителем и главным режиссером театра Александром Тителем? Что вас притягивает в нем и в театре, почему вы храните им верность столь долгий срок?
  • У каждой певицы должен быть свой дом и свой режиссер. Мой дом – театр Станиславского и Немировича-Данченко, мой режиссер – Александр Борисович Титель. Он - мастер, он меня вырастил. С ним всегда можно посоветоваться, и не только по поводу наших спектаклей. Я могу позвонить ему из любой точки мира, если вдруг мне что-то нужно или я в чем-то сомневаюсь. Он всегда даст веский, хороший совет. Я счастлива, что у меня есть Дом, куда всегда можно вернуться. Это важно. Я считаю, что я это заслужила своим трудом. Служила и служу Театру.
  • Можно ли сказать, что в вашем театре вы опробовали те партии, которые в дальнейшем исполняли по всему миру?
  • Не все, но многие. “Травиату”, “Богему” я начинала петь в Музыкальном театре и дальше пела везде. Я люблю дома подготовиться. К сожалению, не со всеми партиями так можно сделать.

“Я слушаю свой голос”

  • Как меняется ваш голос?
  • Я была лирико-колоратурным сопрано. После рождения ребенка голос округлился, что ли. Конечно, сейчас он немного спускается, становится более массивным. У женщин-певиц вокальный век короче, чем у мужчин. Самое главное – иметь школу и обязательно следить за репертуаром. Я очень аккуратно отношусь к репертуару.
  • Если бы вам предложили на визитной карточке написать одну коронную партию, какую вы бы выбрали?
  • Мне очень сложно выбрать. Сейчас у меня в репертуаре Анна Болейн, Дездемона, Елизавета Валуа. Эти три партии для меня сейчас коронные. А вообще я люблю все свои партии. Если сказать, что одну я люблю больше, то другие обидятся. Я очень тактична по отношению к ним.
  • Есть ли партии, за которые вы боитесь браться?
  • Я пока не буду браться за “крепкий” репертуар. Это все-таки не мое. Я слушаю свой голос, доверяю и следую за ним. Я пою только свой репертуар. Расширяю его, конечно. Скоро буду петь Елену на французском языке – пятиактный французский вариант “Сицилийской вечерни”. Это мне не очень близко – я бы с удовольствием пела все на итальянском, но тем не менее... Впереди меня ждут Амалия в “Разбойниках”, Норма... Будем пробовать, будем стараться.
  • В вашем репертуаре нет музыки XX века. Луизу в “Обручении в монастыре“ Прокофьева вы уже давно не поете?
  • Конечно, это было много лет назад. Я из нее уже выросла. Точно так же, как я выросла из Мюзетты, например. Я ее могу петь в концертах, но в спектаклях не буду. Луиза была моей первой ролью, с которой я начинала в театре. Такие партии, как Луиза, Мюзетта или Адина в “Любовном напитке“, остались в прошлом. А сейчас – Лючия ди Ламмермур, Анна Болейн... Это уже немного другой опыт.
  • Почему вы не поете современные оперы? Не интересно, или вы не считаете, что ваш голос подходит для современной музыки?
  • Мой голос подходит для всего. Я могу много, но мне кажется, это не так интересно, как потрясающие белькантовые и другие классические оперы. Есть певцы, которые поют современную музыку, и они делают это прекрасно. Каждый должен петь то, что он любит и у него получается. Я пою другую музыку.

“Любовь правит миром”

  • Несмотря на занятость, вы регулярно проводите в Абхазии фестиваль “Хибла Герзмава приглашает...”. Что заставило вас открыть его?
  • Когда-то в Абхазии Лиана Исакадзе проводила фестиваль “Ночные серенады”. Я на этом выросла. Я была маленькой девочкой, и для меня фестивальные концерты были великим праздником. Я готова была бесконечно “пить” эту музыку. Мне хотелось, чтобы музыкальные праздники продолжались. Я – чистокровная абхазка, коренная жительница Абхазии. В знак признательности моей родине, в память о родителях я решила именно туда приглашать своих друзей. Так возникло название “Хибла Герзмава приглашает...”. У нас изумительный фестиваль. Он постоянно расширяет свои географические границы. Мы музицировали в венском зале Музикферайн и швейцарском Санкт-Морице, в Карнеги-холл и Москве в Большом зале консерватории, в моем театре на главной сцене...
  • То есть фестиваль в Абхазии превратился в фестиваль без границ!
  • Мне кажется, это прекрасно, когда в разных точках мира под эгидой фестиваля собираются друзья – замечательные музыканты. Каждый год люди ждут этого праздника. В прошлом году фестивалю исполнилось пятнадцать лет. В честь юбилея мы привезли оперу Керубини “Медея”, постановку нашего театра. Привезли Колхидскую царевну к себе домой, на побережье Черного моря... Мы устраиваем исторические концерты, которые не делает никто и никогда. В этом году был прекрасный оперный концерт в нашем театре и джазовый вечер в Санкт-Морице. Готовимся к третьему концерту. Обещаю: будет интересно!
  • Ваш последний диск называется “Опера. Джаз. Блюз”. В чем, по-вашему, сходятся эти музыкальные жанры?
  • Я люблю хорошую и разную музыку. Джаз люблю с детства, давно хотела иметь несколько джазовых программ. С моим другом, великолепным музыкантом Яковом Окунем, мы сейчас делаем новую программу. Мы записали пластинку с Даниилом Крамером и его Трио и почти десять лет выступали с этой программой. Это то, что во всем мире называется “кроссовер”. Мне кажется интересным, когда оперная певица может петь разными голосами и джаз, и блюз, и оперу. Можно от оперы немного отдохнуть и поработать с другим репертуаром. Певица должна быть разноплановой.
  • Насколько важно для вас доверять партнерам по сцене?
  • Очень важно. Конечно, когда нас приглашают в другие театры, бывает трудно. Все люди разные, все по-разному работают. Надо делать так, чтобы было комфортно на сцене. На моем пути всегда были прекрасные музыканты. Из дирижеров я бы отметила Лорина Маазеля, с которым исполнила много “Травиат” по всему миру, Владимира Спивакова, моих дорогих маэстро, стоящих за пультом Метрополитен-оперы... Я стараюсь любить всех коллег по сцене. Музыка спасет мир точно так же, как красота. А без любви не будет музыки. Чтобы создать хороший спектакль, надо любить. Любовь правит миром. Голос - любовь, звук – любовь, пение – любовь. Все идет через любовь.
  • Есть вещи, которые вас не  устраивают в оперном театре?
  • Я надеюсь, у меня никогда не будет каких-то ужасающих постановок, которые идут сейчас в мире и которые для меня неприемлемы. Надеюсь, что в такие постановки меня не будут приглашать. За этим следит мое агентство: Алан Грин и Брюс Земски (Zemsky/Green Artists Management, Inc.). Я им очень благодарна, они мне делают изумительную карьеру. Слава тебе Господи, пока все постановки были красивые. Я не боюсь трудностей. Если певица может петь, она может петь в любом состоянии. Конечно, когда подвешивают за ноги, петь неудобно, но можно всегда договориться с режиссером. Сегодня у нас игровой театр. Не играть, а просто петь уже не так интересно. Нужно быть драматической актрисой, которая на сцене умеет все. Но есть вещи, которые для меня неприемлемы. Я все-таки выбираю классические постановки.

“Самое важное – здоровье и звучание голоса”

  • Ваше имя переводится с абхазского как “златоглазая”, а фамилия – “волк”. Волк – животное одинокое, есть даже такое выражение - волк-одиночка. Но мне кажется, это не про вас. Вы ведь любите шумные компании, правда?
  • Я люблю шумные компании, обожаю друзей, но я по натуре одиночка. Я очень много времени провожу в театрах, на сцене, много отдаю, общаясь с друзьями. Я – открытый и теплый человек. Но для того, чтобы “перегрузиться”, “наполниться”, начать по-новому дышать, мне нужно свое пространство, нужно побыть немного одной. Мне очень важно, чтобы в это время меня никто не трогал. Так что я все-таки волчица-одиночка. Фамилия у меня правильная. Я ее никогда ни на что не променяю.
  • Вы волнуетесь перед выходом на сцену?
  • Очень. До дрожи в коленях. Но мне кажется, если это пройдет, то закончится певица Хибла Герзмава. Это не дрожь, а трепет перед сценой. Как только я выхожу к зрителям, все нормализуется. Я нахожусь в божественном потоке: отдаю тепло зрителям и принимаю любовь от них. Мы же как сосуды - наполняемся зрительской любовью и отдаем сполна.
  • Возвращаясь к предстоящим концертам. Американская публика всегда ждет от Спивакова сюрпризов. Кроме основного “меню” все знают, что обязательно будет бис–сюрприз, а то и не один...
  • Обязательно. Так будет во всех наших концертах, но на то и сюрпризы, чтобы их не раскрывать. Могу только сказать, что сюрпризы будут с участием оркестра и солистов. Мы будем с маэстро исполнять одну очень красивую “вещицу”... Я очень люблю, когда Спиваков играет на скрипке. Я иначе пою, иначе настраиваюсь. Иногда могу прибежать к нему в кабинет и попросить, чтобы он меня настроил. Он играет на скрипке, а я настраиваюсь... Я с нетерпением жду нашего североамериканского тура и новой встречи со зрителями.
  • Что дальше, Хибла? После Карнеги-холл и Ла Скала непокоренных вершин больше нет?
  • У меня еще очень много неспетого. Мне очень многое нужно сделать. Поэтому еще все впереди! Самое главное – здоровье и звучание голоса.
  • Я желаю вам и того, и другого. До встречи!
Nota bene! Концерт Хиблы Герзмава и камерного оркестра “Виртуозы Москвы” под управлением Владимира Спивакова состоится 4 июня в 7 часов вечера в Чикагском симфоническом центре по адресу: 220 South Michigan Ave., ChicagoIl 60604. Билеты - на сайте http://cso.org/, по телефону 312-294-3000, по почте или в кассе Симфонического центра.
Фотографии к статье:
Фото 1-5. Хибла Герзмава. Фото – Владислав Локтев
Фото 6. Владимир Спиваков
Фото 7. Камерный оркестр “Виртуозы Москвы”

Комментариев нет: