23 сент. 2007 г.

“Я абсолютно счастлив, потому что свободен!”

Риккардо Мути и Чикагский симфонический оркестр: встреча через 32 года

Как-то после одной из репетиций с Чикагским симфоническим оркестром (дальше – ЧСО) Рихард Штраус сказал: “Господа, репетицию, которую мы провели с вами сегодня утром, никак нельзя назвать работой. Это огромное удовольствие, и я от всего сердца благодарен вам за него”. Сколько выдающихся музыкантов – солистов и дирижеров – могли бы повторить эти слова за более чем столетнюю историю Чикагского оркестра?! Высочайший уровень профессионализма, идеальная ансамблевая слаженность и, конечно, особый чикагский звук, с первых секунд поражающий полнотой, объемом и каким-то суперстереофоническим качеством, - вот что выделяет ЧСО в ряду других оркестров. И сколько бы ни говорили о глобальной унификации звучания симфонических оркестров, чикагский звук не спутаешь ни с каким другим.
15 сентября 2007 года в торжественной обстановке открылся новый, сто восемнадцатый сезон прославленного ЧСО. Особый, итальянский колорит концерту придавало участие в нем замечательного “дуэта”: оперной певицы Барбары Фриттоли и дирижера Риккардо Мути. Вечер так и назывался - “Festa Italiana”. К программе вечера я еще вернусь, а пока – о главном герое первого месяца нового сезона ЧСО.
Гордость Италии, любимец миланской публики Риккардо Мути – один из самых выдающихся дирижеров современности. Он родился в Неаполе 28 июля 1941 года. Музыкальные способности проявились у него рано. Он легко поступил и с отличием окончил консерваторию Сан Пьетро а Маелла по классу фортепиано, дирижирования и композиции. Размышляя над тем, стоит ли ему становиться музыкантом-профессионалом, Мути изучал философию в университете Неаполя. Отдав предпочтение музыке, он решил, что одной консерватории ему мало. Мути переезжает в Милан и поступает в консерваторию имени Джузеппе Верди, где учится под руководством Бруно Беттинелли по классу композиции и Антонино Вотто по классу дирижирования. Впервые Мути привлек внимание критиков и публики в 1967 году, когда жюри дирижерского конкурса Гвидо Кантелли в Милане единодушно присудило ему первую премию. С этого момента карьера молодого музыканта стремительно пошла вверх. На следующий год он был назначен главным дирижером оркестра “Maggio Musicale Fiorentino” (этот пост дирижер занимал до 1980 года). В 1971 году Герберт фон Караян пригласил маэстро на Зальцбургский музыкальный фестиваль. Это выступление положило начало постоянному сотрудничеству Мути с этим фестивалем, которое продолжается и сегодня. Для Америки дирижера открыл великий Юджин Орманди. Побывав на репетиции молодого итальянца, мэтр пригласил его отобедать с ним, а позднее предложил выступить с Филадельфийским симфоническим оркестром в качестве приглашенного дирижера. Американский дебют Риккардо Мути состоялся 27 октября 1972 года. Дебют Риккардо Мути в качестве дирижера ЧСО прошел на фестивале в Равинии летом 1973 года. Потом он всего один раз появился на сцене Чикагского симфонического центра. Было это в марте 1975 года. После этого – перерыв длиной в жизнь!
Впечатляет список оркестров, которыми руководил Риккардо Мути: Лондонский филармонический (1972-1982 годы; итальянский виртуоз сменил на этом посту Отто Клемперера), Филадельфийский симфонический оркестр (1980-1992 годы; этот оркестр достался ему из рук Юджина Орманди), оркестр “Filarmonica della Scala” театра “Ла Скала” (1986-2005 годы).
Когда 7 декабря 1986 года Мути впервые появился за дирижерским пультом миланского оперного театра (это была опера Дж.Верди “Набукко”), успех был так велик, что публика заставила повторить на бис знаменитый хор “Va, pensiero”, почитаемый в Италии как неофициальный гимн страны. Подобного не случалось в “Ла Скала” со времен Артуро Тосканини, полвека назад строго запретившего бисы. Казалось, дирижера ждет в театре безоблачная жизнь. Мути принялся последовательно преобразовывать репертуар. Он вернул в театр самые популярные оперы Верди: “Риголетто”, “Травиата”, “Сила судьбы”. Одновременно с ними в “Ла Скала” шли оперы Моцарта, Бетховена, Глюка, до сих пор не приживавшиеся в итальянских театрах. Мути совершил настоящую революцию, открыв миланской публике оперы Вагнера, считавшегося ранее чуть ли не антагонистом итальянской музыки. Мути познакомил аудиторию со многими редко исполняемыми шедеврами, среди которых оперы К.Ф.Глюка, Луиджи Керубини, Гаспаре Спонтини. За постановку “Диалогов кармелиток” Ф.Пуленка Мути был удостоен престижной итальянской музыкальной премии “Abbiati”.
Однако годы, проведенные в миланском театре, не были легкими для дирижера. То и дело вспыхивали разногласия между ним и политиками, между ним и профсоюзом оркестра. На открытии сезона 1999-2000 годов в “Ла Скала” Мути отказался играть гимн Италии, справедливо посчитав премьеру оперы “Фиделио” Л. ван Бетховена более значимым событием, чем присутствие президента страны, которого по протоколу полагается встречать национальным гимном. И ничего, президент Италии пережил нарушение протокола. В другой раз Мути пожурил министра культуры за то, что он не пришел на премьеру “Гибели богов” Вагнера: “Посещение театра, который открывает сезон оперой Вагнера, могло бы помочь министру многое понять в работе и проблемах такого сложного организма, как оперный театр. Культуру не делают, ограничиваясь разговором в офисе”. И ничего, министр культуры проглотил эти слова.
В 1998 году оркестр взял да и забастовал на премьере “Травиты”, и бедному Мути ничего не оставалось, как, извинившись перед публикой, самому сесть к роялю. Певцы допевали оперу под аккомпанемент рояля. В 2001 году ситуация повторилась на премьере “Фальстафа”. Спектакль был в последний момент отменен. На посту музыкального руководителя “Ла Скалы” Мути провел девятнадцать лет – самый большой срок в истории легендарного миланского оперного театра. Однако обстоятельства сложились так, что дирижер вынужден был уйти. “Чтобы рассказать об этой истории, не хватит и трех часов, - смеется Мути. – Причина моего ухода не была связана с музыкой и творчеством, конфликт лежал не в сфере искусства. Для меня стало невозможно продолжать работать в театре. Я провел там девятнадцать прекрасных лет, но потом наши пути разошлись.”
Похоже, скандальная отставка дирижера с поста руководителя оркестра “Ла Скала” в 2005 году лишь добавила популярности Мути. Теперь за ним стоят в очереди менеджеры крупнейших оркестров, а сам маэстро, упиваясь славой, наслаждается свободой. Прямо как в анекдоте про Герберта фон Караяна. Садится как-то Караян в такси. Шофер спрашивает: “Куда везти?” Караян устало машет рукой: “Все равно. Меня везде хотят видеть”. Мути тоже хотят видеть везде, но сам итальянский дирижер соглашается далеко не на каждое предложение. Совсем недавно Риккардо Мути настойчиво уговаривали возглавить Нью-Йоркский филармонический оркестр, но маэстро остался непреклонен. Советы – да, дирижирование оркестром – да, но никаких постов! В итоге новым музыкальным руководителем нью-йоркского оркестра стал сорокалетний дирижер Алан Гилберт, а Риккардо Мути подписал контракт, согласно которому он, начиная с 2009 года, будет проводить с этим коллективом шесть-восемь недель в году, но только в качестве приглашенного дирижера. Кроме контракта с нью-йоркским оркестром, в сезоне 2009-2010 годов состоится давно ожидаемый дебют Мути в Метрополитен-опере. Он будет дирижировать оперой Дж.Верди “Аттила”. По просьбе своего друга, мэра Рима Вальтера Велтрони Мути каждый год в течение четырех лет, начиная с 2008 года, будет дирижировать одной современной оперой. Надо полагать, что музыкант продолжит выступать и с “Венскими филармониками” – оркестром, с которым у Мути сложились особые отношения. На концерте, посвященном стопятидесятилетию коллектива, музыканты в знак уважения и любви преподнесли Мути золотое кольцо - символ брака между оркестром и дирижером. Еще Мути увлечен работой с новым молодежным оркестром “Луиджи Керубини”. В составе оркестра – молодые ребята до тридцати лет. Мути создал этот оркестр в своем городе Равенна всего три года назад, с ним он регулярно выступает в последнее время. Мути убежден, что его моральная обязанность – подготовить новое поколение музыкантов.
Как видим, несмотря на отсутствие официальных постов, рабочий график итальянского дирижера расписан на много лет вперед. И тем не менее на предложение поработать с ЧСО Мути согласился сразу. В свете продолжающихся поисков дирижера на вакантное место музыкального руководителя чикагского оркестра приезд итальянского маэстро дал повод говорить о нем как об одном из возможных кандидатов.
Приезд Риккардо Мути в Чикаго после тридцатидвухлетнего перерыва – явление исключительное! Уже первая репетиция показала, что между дирижером и оркестром установились дружеские взаимоотношения. Мути пел отрывки из музыкальных произведений, чтобы показать музыкантам, как они должны звучать, а музыканты, смеясь, аплодировали теплому, южно-итальянскому баритональному голосу дирижера. “Весь мир знает, что вы – самый мощный оркестр в мире. Теперь давайте покажем миру, что вы можете звучать мягче всех”, - говорил дирижер оркестру на репетиции увертюры из “Силы судьбы” Дж.Верди. А в начальных тактах Второй сюиты из балета Мануэля де Фальи “Треуголка” дирижер остановил оркестр со словами: “Вы звучите так, как будто слишком плотно пообедали. Даже для испанской музыки это слишком. Испанцы, конечно, ленивый народ, но не до такой же степени?!” После репетиции ассистент концертмейстера Дэвид Тейлор сказал: “У меня было такое чувство, что я знал Риккардо Мути всю жизнь. Он четко знает, чего он хочет добиться от оркестра, и не тратит время впустую. Надеюсь, что мы еще много сделаем с этим замечательным музыкантом”.
Что касается самого дирижера, то он опровергает все слухи о своем возможном назначении на пост музыкального руководителя ЧСО. В беседе с музыкальным критиком газеты “Чикаго трибюн” маэстро сказал: “Поскольку чикагский оркестр сейчас находится без музыкального руководителя, многие могут подумать, что я интересуюсь этой должностью. Это не так. Меня не интересуют официальные посты, будь то музыкальный руководитель оркестра, президент или римский Папа. Я не хочу никаких должностей ни сейчас, ни в будущем. Я хочу сам дирижировать своей жизнью. Сегодня я абсолютно счастлив, потому что свободен! Я прилетаю в Чикаго, чтобы поработать с виртуозным оркестром. Для меня большая честь – открывать новый, сто семнадцатый сезон оркестра и возглавлять его во время европейского турне”.
До приезда Мути в Чикаго все разговоры о дальнейшем сотрудничестве дирижера с оркестром мне казались преждевременными. Как можно говорить о чем-то, если Мути не работал с оркестром тридцать два года?! Да он просто не знает этого коллектива, не знает людей, не знает традиций оркестра! И вот – позади первые концерты, и уже можно говорить о взаимной симпатии музыкантов и дирижера. После первого же выступления сложилось впечатление, что итальянский маэстро давно дружит с чикагским оркестром. Итальянский темперамент, помноженный на острый ум и врожденное чувство юмора и огромную энергию, нашли в Чикаго благодатную почву.
Первый вечер нового сезона ЧСО начался мощными аккордами увертюры Верди из оперы “Сила судьбы”. А потом на сцену вышла замечательная итальянская певица Барбара Фриттоли. Подумалось: если каждый месяц в Чикаго мы слышим ТАКИЕ голоса, значит, опера еще жива! В августе мы наслаждались пением прелестной Анны Марии Мартинес, и вот – новое открытие: лирическое сопрано Барбара Фриттоли. Голос у нее глубокий, нежный, мягкий, легкий, она великолепно берет тончайшие колоратуры, а уж в итальянских ариях чувствует себя как рыба в воде.
Певица родилась и выросла в оперной Мекке, в Милане. В раннем детстве родители гуляли с ней в парке неподалеку от оперного театра. Позднее она стала посещать прославленный театр, слушать великие голоса. Пока она еще не подозревала, что в будущем закончит консерваторию имени Дж.Верди, выйдет на сцену “Ла Скалы”, станет примой, и уже ее искусству будут рукоплескать самые искушенные и придирчивые в мире миланские любители оперы. Карьера Фриттоли началась в 1989 году ошеломляющим дебютом на сцене “Театро Коммунале” во Флоренции, после которого последовали приглашения в лучшие оперные театры Италии, а потом и всего мира. Итальянцы первыми открыли великолепный голос Фриттоли. Может быть, поэтому она неохотно покидает родную страну, хотя, конечно, выступает на крупнейших оперных сценах мира. Фриттоли сотрудничает с самыми выдающимися дирижерами. Назову только имена Клаудио Аббадо и Валерия Гергиева, Зубина Меты и Антонио Папано. Особые отношения связывают Фриттоли со своим земляком Риккардо Мути. В годы руководства театром “Ла Скала” Мути певица часто пела в операх, которыми дирижировал итальянский маэстро. Кстати, обвиняя во всем “Ла Скала” и протестуя против ухода маэстро из театра, обожающая его Барбара Фриттоли заявила, что отменяет все свои спектакли в этом театре. Вскоре ее примеру последовала еще одна любимица Мути - певица Мария Гулегина. (Потом, правда, обе вернулись на прославленную сцену.)
В свой первый приезд в Чикаго Барбара Фриттоли исполнила арии из опер “Трубадур” Дж.Верди (“Tacea la notte placida… Di tale amor”), “Тоска” (“Vissi d’arte”) Дж.Пуччини и “Адриена де Лекуврер” Ф.Чилеа (“Ecco: respiro appena. Io son l’umile ancella”). К всеобщему сожалению, всего три арии! Как и в случае с Анной Марией Мартинес, нам остается только надеяться, что когда-нибудь мы услышим ее прекрасный голос в Лирик-опере.
А потом наступило время праздника уже франко-испанской музыки – страстной, эмоциональной, взрывной. ЧСО под управлением Риккардо Мути исполнил Вторую сюиту из балета Мануэля де Фальи “Треуголка”, Испанскую рапсодию и Болеро Мориса Равеля. Заезженные до неприличия произведения оркестру под управлением Риккардо Мути удалось сыграть свежо, ярко, по-новому – так, как будто они написаны специально для приезда итальянского гостя. Glissando тромбонов и мощный ансамбль ударных инструментов (тарелки, большой барабан, тамтам) в заключительных тактах стали кульминацией не только Болеро, но и всего вечера. Отмечу прекрасную игру хрупкой Синтии Страус на ударных.
Совсем другой стала вторая программа, предложенная оркестром и итальянским дирижером. Шестая (“Патетическая”) симфония П.И.Чайковского, сюита из балета “Nobilissima visione” П.Хиндемита и “Поэма экстаза” А.Н.Скрябина – произведения, наполненные философской глубиной, внутренним драматизмом и необычайной трагедийной силой. Неслыханные созвучия, невероятное сочетание музыкальных тембров и оркестровых красок, сложность трактовок требуют от оркестра особого внимания к деталям, ритмической четкости и инструментального баланса. Всего этого удалось достичь музыкантам под чутким руководством Риккардо Мути. Назову выразительные фразы основной темы Шестой симфонии (кларнет Ларри Комбса) и темы труб - темы рока, грозного образа смерти (первый трубач оркестра Кристофер Мартин); соло первой скрипки (Роберт Чен) в сюите Хиндемита; изумительное звучание волторн (первая волторна - Дэйл Клевенджер), гобоев (первый гобой – Евгений Изотов), флейт (первая флейта – Мэттью Дюфор), всех духовых инструментов в “Поэме экстаза” Скрябина.
Когда на концерте 19 сентября после Третьей части “Патетической” (Allegro molto vivace) раздались аплодисменты, Мути обратился к аудитории со следующими словами: ”Когда вы приходите на концерт слушать музыку, пытайтесь идти за ней. В этой Симфонии есть своя музыкальная логика: от радости к трагедии, от веселья к траурному финалу, полному отчаяния и разочарования. Когда Чайковский писал Шестую симфонию, он знал, что она станет его последним произведением”. Действительно, обстоятельства смерти Чайковского по-прежнему остаются тайной. Была ли причиной его смерти холера, как гласит официальная версия, или самоубийство, - неизвестно. Но то, что гениальный художник предвидел скорый уход из жизни и выразил это своей гениальной музыкой – в этом сомнений нет!
Аплодисменты зрителей и последовавшие за ними комментарии Мути прервали музыкальную последовательность Симфонии. Некоторая часть публики, возможно, посчитала слова Мути оскорбительными, однако это стало хорошим уроком для слушателей, и финал (Adagio lamentoso – Andante) – лирическая исповедь и реквием Чайковского – слушался залом на одном дыхании. Кстати, было бы интересно попросить маэстро сравнить уровень подготовленности американской и европейской аудитории. Возможно, это удастся сделать в следующий раз. В свой нынешний приезд в Чикаго маэстро был слишком занят и отказался от интервью.
Риккардо Мути придирчив, требователен и строг во всем, что касается работы. Он готов часами сидеть над одной музыкальной фразой, добиваясь совершенства. Иногда его называют тираном, но это не так. “В моем возрасте мне не нужно уже бороться за власть или успех. Я просто хочу профессионально заниматься любимым делом,” - подчеркивает дирижер. А вот что говорит о нем Мария Гулегина: “Мути для меня - идеальный маэстро. Он не только разбирает с певцами партию, но и учит жизни. Он никогда не выпячивает себя - просто делает все для музыки и для композитора. Я ему верю”.
Риккардо Мути дирижирует по-разному: иногда довольствуясь лаконичными жестами, иногда широко, энергично, танцуя и приседая за пультом. Риккардо Мути - не только прекрасный дирижер, но и актер. За ним интересно наблюдать: позы, жесты, театральные движения – все тщательно отрепетировано и великолепно сыграно. И сам он – артистичный, изысканный, аристократичный...
Про него рассказывают удивительные веши. Он сам готовит партии с солистами, не жалея времени на отделку мельчайших фраз, пока не добьется стилистической точности. Он является одним из главных популяризаторов музыки, часто выступает в университетах и по телевидению с лекциями. Он доводит публику до гомерического хохота ироничными пересказами и комментариями старинных либретто, а попутно в доступной форме разъясняет проблемы стиля и драматургии классических произведений.
Президент ЧСО Дебора Кард сказала, что они с Мути обсуждали возможность дальнейшего сотрудничества. Все зависит от результатов месячного общения дирижера с музыкантами. Несомненно одно: на личной карте мира итальянского виртуоза появился еще один город, где его всегда ждут.
А что касается “Festa Italiana”, то “festa” продолжится 7 октября. В этот день состоится единственный концерт оркестра “Filarmonica della Scala” – того самого, которым девятнадцать лет руководил Риккардо Мути. В программе – увертюра из оперы Дж.Россини “Вильгельм Тель”, балетная сюита Нино Роты из фильма Ф.Феллини “Дорога”, а также произведения Отторино Респиги. За дирижерским пультом – Риккардо Челли. А ЧСО вместе с Риккардо Мути отправляется в двухнедельное европейское турне. Впереди – концерты в Турине, Вероне, Риме, Эссене, Мюнхене, Париже и Лондоне.

PS.
Концерт оркестра “Filarmonica della Scala” состоится 7 октября в 3 часа дня в Симфоническом центре Чикаго по адресу: 220 S. Michigan Ave, Chicago, IL 60604. Билеты можно заказать по телефону (312) 294-3000 или зарезервировать на Интернет-сайте http://www.cso.org/.

Комментариев нет: