9 сент. 2007 г.

Продолжатель традиций

Интервью со струнных дел мастером Руменом Райковским

Существует несколько мнений о происхождении скрипки. С VIII века на востоке были известны арабские струнные смычковые инструменты, в средневековой Европе музыканты играли на фиделе и ребеке при помощи смычка. В XV веке в Европе повсеместно любили нежное и мягкое звучание виолы, на которой играли, водя смычком по струнам. Классический тип скрипки выработался где-то к XV-XVI векам в Италии и во Франции. Маленький итальянский городок Кремона – именно там делали самые неповторимые инструменты великие мастера прошлого Страдивари, Амати, Гварнери.
Звучание скрипки часто сравнивают с прекрасным пением. Инструмент действительно поет, когда музыкант водит по струнам смычком, но красота голоса скрипки зависит не только от умения владеть смычком. На звук скрипки влияет абсолютно все – размер и форма корпуса, сочетание пород дерева, из которого сделаны различные детали, качество клея, которым скреплены части скрипки, состав лака, которым покрывается инструмент. А еще у скрипки есть душа. Только “оживить” ее может настоящий мастер. Такой, как живущий в пригороде Чикаго мастер по изготовлению струнных инструментов Румен Райковский. Я встретился со струнных дел мастером, чтобы поговорить о музыкальных инструментах, и о том, как они делаются.

- Почему так ценятся старые инструменты?
- Потому что со временем, когда высыхает дерево, у инструмента появляются качества, улучшающие его звук. Есть и другая причина: на инструменте надо играть! Инструмент, на котором часто играли, звучит лучше, чем тот, на котором не играли никогда. У инструментов старых мастеров появляется антикварная стоимость. Все музыканты стремятся приобрести инструменты старых мастеров. Страдивари, Амати, Гварнери – эти имена говорят сами за себя.
- Инструменты этих мастеров действительно лучшие, или это – дань моде?
- Старые инструменты очень хороши. Они выдержали испытание временем. Хотя настоящий виртуоз может заставить заиграть любую скрипку. Сегодня все хотят, чтобы у них были старые инструменты, это модно. Поэтому мы искусственно “состариваем” их, ставим царапины, трещины и т.д. По-английски это называется “to antique” инструмент.

Румен показывает две скрипки, сделанные в одно и то же время. Одна – новенькая, блестящая; другая – с выбоинами, царапинами, “загрязненная”. Различия в звуке нет, вся разница во внешнем виде.

- Вы пользуетесь секретами старых мастеров?
- Секретов уже не осталось. О секретах говорят, чтобы поддержать интерес к антикварным инструментам. Но специалистам давно уже все известно: и сам процесс изготовления, и используемые породы дерева, и даже формула лака... Меня учили делать инструмент по классическому методу старых мастеров. Когда я делаю новый инструмент, я не использую машинную технологию. Все делаю вручную. Так же, как в старину.
- Значит ли это, что, несмотря на всю механизацию, инструменты ручной работы остаются непревзойденными?
- Фабричные инструменты тоже имеют хорошее качество, но я хочу сохранить традицию ручного изготовления инструментов.
- Так вас можно назвать продолжателем традиций великих мастеров прошлого?
- Да. Я делаю скрипки, альты, виолончели по методу Гварнери.
- Получается, что за триста лет в этом ремесле ничего не изменилось?
- Размер инструментов такой же, форма – такая же, дерево – такое же. Для верхней деки используется особый тип дерева, называемый спрусом; для нижней – клен. За эти годы разве что немного изменились углы и поменялись крепления. Раньше инструменты делались для маленькой аудитории, а сейчас скрипку, альт, виолончель можно услышать в огромных залах и на стадионах. За эти годы улучшилась техника игры. Во времена Паганини никто не мог сыграть так, как он. А сейчас техника есть у всех. Правда, с душой сложнее. Музыканты играют без ошибок, но все больше холодно и отстраненно... Сейчас в мире наблюдается тенденция поиска лучшей формы для музыкальных инструментов, но ничего лучше классической формы не придумано. Можно, конечно, сделать скрипку по-другому, и она будет хорошо звучать, но это будет уже другой инструмент, она не будет звучать так, как скрипка!
- А попытки такие были?
- Конечно. И были, и есть. Ищут другую форму, ищут другой материал. Сейчас пытаются делать инструменты из балсы – особо тонкой породы дерева. Говорят, что нас ждет революция в производстве музыкальных инструментов, но я так не думаю. Мне кажется, все останется по-прежнему.
- Почему один и тот же инструмент у разных музыкантов звучит по-разному. Например, у одного скрипка звучит глуше, у другого – звонче. Это зависит от мастера?
- Прежде всего, это зависит от того, как инструмент настроен. Внутри каждого инструмента есть душка – маленькая деревянная палочка. От нее во многом зависит звучание инструмента. Малейшее передвижение душки меняет звук. Таким образом, хороший мастер может добиться более ласкового или, наоборот, более жесткого звука.
- Где вы берете материалы?
- Все закупается. Я не беру материалы в большом количестве, потому что у меня просто физически не хватает времени делать много инструментов. Но покупаю я всегда материалы самого высокого качества. Дерево, например, я покупаю в Италии.
- Сколько времени занимает у вас изготовление одной скрипки?
- Если я работаю каждый день по восемь часов, на одну скрипку у меня уходит примерно тридцать дней. Но я говорю сейчас о скрипке ручной работы.
- Вы все делаете сами? Без помощников?
- Да. Я все делаю сам. Мне помогает только моя дочь Ильяна.

Румен повел меня в святая святых – мастерскую, где происходит таинство создания инструмента. В этой мастерской Румен творит, создавая новые скрипки, альты, виолончели. Признаться, мне никогда до этого не приходилось видеть музыкальные инструменты в разобранном виде. Румен показал мне недавно купленный мягкий, тонкий спрус и кленовое дерево.

- Когда я получаю дерево, первым делом разрезаю его, делаю отверстия для струн и шлифую рипсы. Потом помещаю дерево в темной комнате, где оно сохнет. Дерево должно сохнуть как минимум пять лет, прежде чем начинать с ним работать.

“Интерес к музыке и музыкальным инструментам возник у Румена в детстве. – К нашему разговору присоединяется очаровательная супруга Румена Иорданка. - Мы родились в царстве музыки. Болгария – очень музыкальная, певческая страна. Болгарская поговорка гласит: “Кто поет – плохого не думает.”” Румен продолжает:

- Мы с женой приехали в Чикаго из Пловдива десять лет назад. Я пошел учиться в “Chicago School of Violin Making”. Эта школа находится в Скоки, в ней учат мастерству изготовления скрипок. Я прошел полный курс обучения – три с половиной года. После окончания Школы работал в компании по ремонту музыкальных инструментов. Последние два года работаю менеджером ремонтного отдела в компании “William Harris Lee & Co.” – одной из ведущих в мире фирм по продаже сделанных вручную струнных инструментов. В 2003 году мы с женой основали компанию “Solo Classic” и открыли магазин музыкальных инструментов. Здесь же находится моя мастерская. Моя жена ведет все текущие дела в магазине, а я работаю в мастерской по вечерам и выходным. На большее не остается времени. В нашем магазине мы продаем, ремонтируем и сдаем напрокат струнные музыкальные инструменты: скрипки, альты, виолончели. Обычно, когда родители приводят ребенка заниматься музыкой, они не знают, надолго ли это. Поэтому они не торопятся сразу покупать инструмент. В этом смысле очень удобно взять его напрокат на определенное время, а уже потом думать о покупке. На нашем сайте http://www.soloclassic.com/ вы можете более подробно ознакомиться с возможностями, предоставляемыми нашей компанией.

Я бы не называл помещение, где находится компания “Solo Classic”, магазином. Это, скорее, Дом, где все дышит музыкой. Инструменты ручной работы Румена, смычки, аксессуары, ноты... Звучит скрипка – в отдельной комнате идет занятие. В этом доме, кроме главного зала и мастерской, есть еще школа музыки. Педагоги-профессионалы дают индивидуальные уроки игры на фортепиано, скрипке, альте, виолончели, уроки вокального мастерства. Школа “Solo Classic” тесно связана со школами пригородов Чикаго, особенно со “Stevenson High School”. Многие ученики этой школы – любители и участники симфонического оркестра – пользуются инструментами работы Румена.

- Ваша дочь тоже занимается в школе?
- Моя дочка Ильяна занимается скрипкой с девяти лет. Уже семь лет! Ее первым учителем был наш большой друг, талантливый скрипач Борис Горелик. Ильяна играет в скрипичной группе школьного оркестра (Stevenson High School Symphony Orchestra).
- А для нее вы сделали специальную скрипку?
- Да, она играет на моей скрипке. (Смеется.)
- Вы сами играете на своих инструментах?
- Я обычно проверяю звук, но не играю. Поэтому мне всегда важно услышать мнение профессионала. Я продаю свои инструменты в Чикаго, в других городах Америки. Мои скрипки есть даже в Австралии. Их покупают как профессионалы, так и любители.
- У вас есть любимый музыкант?
- Среди скрипачей я выделяю Ицхака Перлмана, среди виолончелистов люблю Ростроповича... Во время работы я всегда слушаю классическую музыку. Помогает.
- Не могу не спросить вас о любимом композиторе.
- Бах. Я люблю его Партиты для скрипки. Это – божественная музыка.
- Как там у Бродского: “В каждой музыке - Бах, в каждом из нас - Бог”. Я желаю вам успехов и процветания в вашем благородном деле. Встретимся на концерте учеников вашей школы.
- Спасибо. Приходите.

PS.
Концерт учеников школы “Solo Classic” состоится 30 сентября в 1.00 pm в Публичной библиотеке Вернон Хиллс по адресу: 300 Old Half Day Rd., Lincolnshire, IL 60069. Справки по телефону: (847) 276-2710.

1 комментарий:

Скрипка комментирует...

Интересно Спасибо!