24 дек. 2007 г.

Опера Генделя спустя 283 года после премьеры

“Юлий Цезарь” на сцене Лирик-оперы

“Чикагская Лирик-опера впервые обращается к одной из лучших опер Георга Фридриха Генделя.” “Нас ждет необычная постановка, покорившая чопорную Англию.” “Спешите!” Выдержки из газетных статей звучали интригующе. Как ставить Генделя сегодня, чтобы не было скучно? Как ставить этого вспыльчивого, нетерпеливого и капризного гения, питавшего отвращение ко всему, что могло стеснить его свободу?
В истории музыки нет, наверно, композитора более неуступчивого, чем Гендель. Один английский карикатурист изобразил его в виде “зверя-обольстителя”, топчущего ногами свиток, на котором написано: “Пенсия”, “Бенефис”, “Знатность”. Гендель равнодушный, флегматичный - это фасад. Кто его видит только с этой стороны, тот никогда его не поймет, никогда не проникнет в его душу, взлетающую в порывах энтузиазма, гордости, гнева и радости, в душу, порой охваченную почти галлюцинациями. Он висел над пропастью на грани безумия - этот самый здоровый из гениев. Но об этих провалах сознания, о болезнях Генделя мир узнал после его смерти благодаря случайно открытой переписке. Его буйные выходки, его вспышки гнева сдерживались высочайшим самообладанием. Всю жизнь он сохранял в своем искусстве глубокую невозмутимость. В те дни, когда умирала его мать, которую он обожал, композитор писал беззаботную и счастливую оперу “Поро”. Ужасный 1737 год, когда он был на пороге нищеты, вошел в историю музыки двумя ораториями “Празднество Александра” и “Саул”, бьющими через край радостью и телесной силой. “Спокойны сердце, грудь, душа...”, - поется в конце одной из его опер. Искусство великого композитора Ганса Фридриха Генделя было независимо от его жизни. В нем была нечеловеческая концентрация воли. Он достиг господства над вещами и над собой, и никто не подозревал о том напряжении нервов и сверхчеловеческой воли, которое было необходимо для поддержания этого спокойствия.
Все было для Генделя суетой сует, кроме музыки. Подобно Гете, для которого литература была единственной святой величиной, музыка была для Генделя тем невозмутимым, величественным миром, в который он не желал допускать житейские волнения. Его грандиозная и великолепная, его нежная и трогательная музыка повергает в трепет и возносит к высотам полнейшего блаженства. Музыкальное письмо было для композитора слишком медленным, ему нужна была бы стенография, чтобы поспевать за своей мыслью. Сочиняя первый акт оперы, он порой не знал о продолжении, а иногда продолжение писалось раньше либретто. Его оперы – длинные, торжественные, монументальные – всегда так и ставили: торжественно и величественно. Ставили величественно, а получалось... скучно. В операх Генделя очень важно то, что происходит на сцене во время исполнения арий. Любые, даже самые замечательные оперы XVIII века не могут слушаться сегодня так, как они слушались триста лет назад. Если поставить генделевских героев лицом к залу и заставить петь их семиминутные арии с многократными повторениями, получается скучно. На сцене в это время должно что-то происходить. “Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой” нужно уметь рассказать современным, живым театральным языком. Именно так была поставлена в Лирик-опере (впервые в своей истории) опера Генделя “Юлий Цезарь”. На сцене чикагского театра мы увидели постановку шотландского театрального режиссера Дэвида Маквикара, сделанную им в 2005 году специально для Глайндебурнского оперного фестиваля. И – о, чудо! – оказалось, что с виду тяжеловесная опера Генделя полна юмора и веселья.

Кто есть кто в современной опере. Режиссер Дэвид Маквикар родился в 1967 году в Глазго. Учился актерскому мастерству в Королевской шотландской академии музыки и драмы. Ставит оперы и драматические спектакли в крупнейших театрах мира, в том числе в МЕТ, “Ковент-гардене”, Мариинском театре оперы и балета. В Лирик-опере работает третий раз. До “Юлия Цезаря” он ставил в Чикаго оперы “Билли Бадд” Б.Бриттена (сезон 2001-2002 годов) и, совсем недавно, “Трубадур” Дж.Верди (сезон 2006-2007 годов).

Сюжет оперы “Юлий Цезарь” хорошо известен по историческим хроникам, литературным адаптациям, спектаклям и фильмам. Это история въезда императора Юлия Цезаря в Египет, знакомства с царицей Клеопатрой, войны с царем Птолемеем и военачальником Акиллой, история посрамления врагов, торжества любви и справедливости. Юлий Цезарь влюбляется в Клеопатру и в споре за власть между ней и ее братом Птолемеем принимает сторону Клеопатры. На фоне любовной истории Цезаря и Клеопатры разворачивается побочный сюжет: вдова мятежного римского консула Корнелия и ее сын Секст жаждут отомстить тирану Птолемею, обезглавившему их мужа и отца. Они тайно проникают во дворец, горя желанием мести, но попадают в плен. Однако в конце концов им удается осуществить задуманное. Секст убивает ненавистного Птолемея. Цезарь передает власть в Египте Клеопатре. Царица признает господство Рима над Египтом. Хорошие Цезарь и Клеопатра вместе с “плохишами” Птолемеем и Акиллой поют о мире в государстве. Закончены распри. Народ ликует. Занавес.
Полные аншлаги и успех постановки в Англии, Нью-Йорке и Чикаго доказали, что длинные пятичасовые произведения композитора слушаются живо и легко, если их поставить соответствующим образом. Чтобы зрителям не было скучно, в ход пошли все приемы: буффонада, цирковые трюки и эстрадные “гэги”, танец, балет, пантомима. Безгранична фантазия и изобретательность режиссера! К каждой сцене подобран не только сценический, но и танцевальный рисунок, в каждой сцене – своя, особая пластика. Основное действие развивается во время длинных арий героев - у остальных действующих лиц оперы для этого есть достаточно времени. Создатели спектакля смеются не только над своими героями. Достается и самому композитору. Зрители от души веселятся в сцене, когда Цезарю угрожает опасность. Во время свидания с Клеопатрой его предупреждают, что воины Акиллы окружают дворец с намерением убить его. Но Цезарь поет и не может уйти. Ему угрожает опасность, Клеопатра умоляет его бежать, но, лишь допев свою нескончаемую арию до конца, Цезарь убегает. И Гендель прозвучал весь, и Цезарь улизнул от врагов...
Иногда постановщика заносило слишком далеко, и тогда по заднику сцены проплывали современные корабли и подводные лодки, но в целом все было сделано со вкусом. Отмечу выразительную работу режиссера по свету Роберта Джонса и элегантные костюмы Бригитты Райфельштуль.

Начиная с мировой премьеры оперы в 1724 году в Лондоне, “Юлий Цезарь” всегда исполняли лучшие солисты. Партия Цезаря написана Генделем для кастрата – в те годы так было принято! Долгие годы главную партию пел Франческо Бернарди (сценический псевдоним Сенезино), “его” Клеопатрой была Франческа Кузони – первая оперная дива-звезда. В середине шестидесятых годов XX века в этой опере блистали Норман Тригл и Беверли Силлс. Сегодня главным исполнителем генделевских опер по праву считается божественный контртенор Дэвид Дэниэлс.

Кто есть кто в современной опере. Дэвид Дэниэлс родился в городке Спартанбург (штат Южная Каролина) в семье школьных учителей пения. Его няней была прекрасная оперная певица, колоратурное сопрано Джанна Роланди. (Сегодня Джанна Роланди живет и работает в Чикаго. Она возглавляет Центр оперного пения при Лирик-опере. Ее муж – музыкальный руководитель Лирик-оперы сэр Эндрю Дэвис.)
Дэниэлс - первый контртенор в Америке, до этого таких голосов в стране не было. Но контртенором Дэниэлс стал не сразу. Он начинал как мальчик-сопрано, потом был промежуточный период, который сам певец называл временем “баритенора”. Петь как контртенор Дэниэлс стал в двадцать шесть лет, в 1992 году. Дэниэлс рассказывает: “Я получил полную стипендию для обучения в консерватории в Цинциннати, но пение сопрано и баритенором не приносило мне столько радости и чувства естественности, как пение контртенором. Думаю, что первоначально все пошло оттого, что я очень много пел сопрано в “мальчиковом” возрасте, и мускулатура связок уже привыкла к воспроизведению именно этого диапазона. Когда я старался петь тенором, связки просто не могли вынести другое напряжение. Голос мог легко “киксануть”, и я переходил в контртеноровый регистр - наиболее естественный и комфортабельный”. В Мичиганском университете Дэниэлс уже учился на контртенора, работая по индивидуальной программе с педагогом Джорджем Ширли.
Сегодня Дэниэлс по праву относится к числу наиболее востребованных оперных солистов своего времени. Певец не зацикливается на барочном репертуаре и кроме Баха, Монтеверди и Вивальди исполняет главные партии в операх Берлиоза, Равеля и Пуленка.
В “Юлии Цезаре” Дэниэлс начинал с партии Секста. С ней он дебютировал в апреле 1992 года на сцене МЕТ, эту партию он исполнял в “Ковент-гардене”. Позднее он стал исполнять в “Юлии Цезаре” главную партию.
На сцене Лирик-оперы Дэниэлс дебютировал в сезоне 2002-2003 годов в партии Арсаче в опере “Партенопа” Г.Г.Генделя. Спустя два года он блестяще исполнил Орфея в новой постановке оперы Генделя “Орфей и Эвридика” канадского режиссера Роберта Карсена. Партия Юлия Цезаря стала третьей работой Дэниэлса в Лирик-опере.

Партия Юлия Цезаря фантастически сложна, арии оснащены каскадами фиоритур. Кажется, их просто невозможно спеть в нужном темпе, с правильной интонацией и четкой артикуляцией. Однако Дэниэлсу это удалось. Правда, в такой технике невозможно петь громко, поэтому местами Дэниэлс звучал слишком тихо.
Блестящей партнершей Дэниэлса стала молодая талантливая певица Даниэлла Де Низе. Ее исполнение роли Клеопатры произвело настоящую сенсацию. Спектакль повторили в Глайндебурне в 2006 году, показали на сцене МЕТ, он был записан на DVD, а сейчас и до Чикаго добрался. Пара Дэниэлс-Де Низе на сцене просто великолепна!

Кто есть кто в современной опере. Даниэлла Де Низе родилась в Австралии в датско-шриланкийской семье. В шесть лет она начала танцевать (балет, современный танец, джаз), в восемь с половиной – учиться пению (ее первым педагогом была мама), затем – фортепиано. “Я училась понемножку всему и очень любила танцевать,” – вспоминает певица. Когда ее семья переехала в Лос-Анджелес, Даниэлла продолжила занятия музыкой. Профессиональный дебют певицы состоялся в Лос-Анджелесской опере в возрасте пятнадцати лет. Она участвовала в постановке оперы для детей “Путешествие в Кордобу” Ли Холдриджа. Даниэлла Де Низе стала самой молодой певицей, когда-либо принятой в оперный Центр при Метрополитен-опере. В 1998 году певица уже пела на сцене прославленного театра (партия Барбарины в “Фигаро”). Наряду с традиционными лирическими героинями - Деспина, Сюзанна, Нанетта, Лоретта (хочется продолжать: Мюзетта, Жанетта, ах, Мюриэтта) - певица стала осваивать барочный репертуар. Европейский дебют Де Низы состоялся в 2002 году в Амстердаме в партии Клеопатры. Певица активно поет Генделя (“Роделинда” и “Ариоданте”), Монтеверди (“Коронация в Помпеи”), Рамо (“Галантные Индии” и “Паладины”). Партия Клеопатры – дебют певицы на сцене Лирик-оперы.

Глядя на Де Низе-Клеопатру, легко понять, почему она оказалась такой востребованной в барочном репертуаре. Ее широкое лирическое сопрано, эмоциональность, неограниченные актерские возможности идеально подходят для ансамбля эпохи Барокко. Может быть поэтому певицу так ценят крупнейшие музыкальные знатоки этой эпохи – дирижеры Марк Минковски, Николаус Харнонкорт, Гэри Бикет, Эмманюэль Хайм.
Репетиции “Юлия Цезаря” были не похожи ни на что. Солистам приходилось не только пробираться сквозь немыслимые трудности генделевских фиоритур, но и проделывать это, танцуя! Особенно это касалось Де Низе, чей каждый выход сопровождался новым танцем (хореограф – Эндрю Джордж). Для исполнения партии Клеопатры Де Низе пригодилось умение танцевать – ведь она готовилась к карьере танцовщицы. Де Низе говорит: “Я обожаю танец, движение. Это необходимо для солиста”. Эх, видели бы солистки прошлого, что вытворяет на сцене эта очаровательная Даниэлла!.. Впрочем, в этом спектакле были хороши все: ирландская меццо-сопрано Патрисия Бардон в партии Корнелии, испанка Мейт Бумон в партии Секста (для нее эта роль стала американским дебютом), колоритный французский контртенор Кристофер Дюмо, исполнивший партию Птолемея вызывающе пародийно...
Чикагским театром почти четыре десятилетия руководили женщины, но при этом женщина ни разу не становилась за дирижерский пульт Лирик-оперы. Специалистка по барочной музыке, француженка Эмманюэль Хайм стала первой.
Успех “Юлия Цезаря” показывает, что опера меняется. Благодаря новому поколению оперных исполнителей, благодаря зрелищности постановок в оперных залах появляется все больше молодых зрителей. И зал чикагской Лирик-оперы – не исключение.

16 декабря 2007 года

Комментариев нет: