24 дек. 2007 г.

Пятьдесят третий сезон в Лирик-опере

Надежды, открытия, прощание...

Новый сезон в чикагской Лирик-опере начался со скандалом. Собственно говоря, скандалы начались задолго до открытия сезона. Руководство театра долго вело переговоры с профсоюзами по поводу заключения нового трудового соглашения. Не договорившись, профсоюзы пригрозили забастовкой, до которой, впрочем, дело так и не дошло. А тут еще конфликт с Анжелой Георгиу. Блистательная румынская певица должна была петь в партии Мими в опере Дж.Пуччини “Богема”, но за два дня до первого спектакля и за пару часов до генеральной репетиции как гром среди ясного неба появилось сообщение генерального директора Лирик-оперы Уильяма Мэйсона, что Георгиу уволена “за непрофессиональное поведение и нарушение контракта”. Мэйсон заявил: “Мисс Георгиу пропустила шесть из десяти репетиций, в том числе две сценические репетиции с оркестром. Она пропустила одну из важнейших оркестровых репетиций, когда без разрешения уехала в Нью-Йорк. Это является прямым нарушением условий контракта”. В дополнение ко всему, как сказано в заявлении руководства Лирик-оперы, Георгиу отказалась ходить на примерки новых костюмов для постановки, которые сама же для себя и потребовала. Свое поведение певица объяснила так: “Мой муж Роберто Аланья исполняет две главные партии в Мет, и я попросила руководство Лирик-оперы позволить мне побыть с ним два дня в Нью-Йорке. Они сказали: “Нет”. Но я должна была быть с Роберто в этот важный момент. Я сотни раз пела “Богему” и уверена, что пропуск нескольких репетиций не станет трагедией. Я не могла участвовать в примерке новых костюмов, поскольку в тот день была в Нью-Йорке. Вернувшись, я простудилась, пошла на прием к врачу Лирик-оперы, и он выписал мне антибиотики. Я хотела выздороветь к первому спектаклю. Мои коллеги по сцене знали об этом. Я очень сожалею, что так получилось. Я хотела петь в Чикаго”.
Впервые в истории Лирик-опера расторгла контракт с исполнителем главной партии накануне спектаклей. В 1989 году тогдашний генеральный директор Арис Крайник выпустила специальное заявление для прессы, в котором объявила, что Лучано Паваротти не будет больше приглашаться в Лирик-оперу. Великий итальянский тенор отменил тридцать девять (!) из шестидесяти запланированных спектаклей. Но ведь Георгиу не отменила ни одного! Неужели только пропуски репетиций так возмутили руководство Лирик-оперы?! Неужели нельзя было пойти на уступки? Ответа на эти вопросы мы не узнаем. Ясно одно: вряд ли когда-нибудь в будущем Чикаго услышит эту замечательную певицу. Свое увольнение Анжела Георгиу перенесла легко – уже с 7 ноября она пела партию Магды в Сан-Францисской опере в новой постановке “Рондины” Дж.Пуччини. Она продолжает выступать в лучших залах мира, а вот любители оперного искусства в Чикаго оказались в проигрыше.
Так что в этом году начало очередного сезона было как никогда жарким. Тем не менее уже первая опера нового сезона принесла первые открытия.

“Травиата” – не только одна из любимейших опер миллионов поклонников оперного искусства во всем мире, но и любимое творение Джузеппе Верди. В огромном тенистом парке, устроенном им в своем имении, несколько деревьев носили названия опер. По легенде, каждый раз, прогуливаясь по этой оперной аллее, маэстро обязательно останавливался у широколистных “травиат”, и в его памяти всплывала грустная история светлой любви Виолетты Валери.
“Травиата” – это не просто опера. Перед нами разворачивается трагедия, в которой переживания и чувства героев имеют особое, музыкальное выражение. Открыть новый сезон “Травиатой” Верди – беспроигрышный ход менеджмента чикагского театра! Бессмертная опера великого композитора, в которой нет ни одной проходной арии, ни одного проходного такта, заранее обречена на успех.
В “Травиате” Верди в сентябре-октябре 2007 года были заняты прекрасные исполнители.
В партии Виолетты блистала американская певица, колоратурное сопрано Элизабет Футрал. За два с половиной часа она прожила жизнь, исполненную любовных бурь, страсти, отчаяния, надежды: от гимна свободы - арии “Sempre libera” из первого действия “Травиаты” - до трагической арии расставания “Addio, del passato bei sogni ridenti”, в которой Виолетта вспоминает прошлое. Глубокое и искреннее чувство преображает героиню, она превращается почти в святую, самоотверженно отказывающуюся от любимого, но не от самой любви. Партия Виолетты – нелегкое испытание даже для самых блестящих голосов: уж больно она сложна технически! Однако Элизабет Футрал с честью выдержала “экзамен”. Она прекрасно справилась как с обилием мелкой техники в первом акте, так и с лирической кантиленой во втором.

Кто есть кто в современной опере. Элизабет Футрал родилась в Северной Каролине, выросла в Луизиане, училась в Индианском университете. Первый успех пришел к ней в Нью-Йоркской городской опере в партии Лакме Делиба. В 1996 году певица принимала участие в Россиниевском оперном фестивале. Она исполнила главную партию в опере “Матильда де Шабран”, которая не ставилась на оперной сцене с 1821 года! И вот Элизабет Футрал выпала честь возродить партию Матильды. В 1998 году Футрал стала первой исполнительницей партии Бланш Дюбуа в мировой премьере оперы Андре Превина “Трамвай “Желание””. Сейчас певица находится в расцвете творческих сил, очень активно выступает по всему миру. В декабре прошлого года она была партнершей Пласидо Доминго в мировой премьере оперы Тан Дуна “Первый император” на сцене Метрополитен-оперы.
Певицу связывают особые отношения с Лирик-оперой: Футрал два года стажировалась в Чикаго, здесь началась ее певческая карьера. Из наиболее успешных партий в Лирик-опере отмечу Джанетту и Адину в “Любовном напитке” Доницетти, Барбарину и Сюзанну в “Севильском цирюльнике” Россини, Партенопу в одноименной опере Генделя.

Прекрасным партнером Футрал стал дебютирующий в Лирик-опере мальтийский драматический тенор Джозеф Калледжа. Он спел партию Альфреда ярко, эмоционально и технически безукоризненно. Обратите внимание на этого певца – скоро он завоюет весь мир!

Кто есть кто в современной опере. Джозеф Калледжа родился 22 января 1978 года на Мальте. Пением стал заниматься в шестнадцать лет. Уже в девятнадцать, в 1997 году, Калледжа дебютировал в партии Макдуфа в “Макбете” Верди. В том же году в Голландии состоялся европейский дебют молодого тенора. С этого момента его просто стали разрывать на части. В 2005 году Калледжа заменил заболевшего Роналдо Виллазона и выступил в концертах с Анной Нетребко. К своим двадцати девяти годам он исполнил уже более двадцати ведущих партий тенорового репертуара, выпустил несколько CD и DVD. В списке театров, в которых выступит Калледжа в 2008 году, - Венская опера, Оперный театр Цюриха, Вашингтонская опера, Метрополитен-опера. Чикаго оказался в хорошей компании!

На фоне блестящих исполнителей главных партий немного потерялись остальные, хотя и они были на высоте. Особенно это касается американского баритона Марка Делавана в партии Жермона.
На сцене Лирик-оперы мы увидели четвертое с 1993 года возобновление “Травиаты” в постановке Франко Корсаро. Впрочем, если бы в программке не стоял год премьеры, можно было подумать, что мы перенеслись с вами в 1853 год и находимся в венецианском театре “Ла Фениче” на первом представлении оперы. Тем более, что именно Лирик-опера восстановила декорации, в которых прошла премьера в “Ла Фениче”. По заказу этого венецианского театра Верди написал пять своих лучших опер, в том числе “Травиату”.
На январских спектаклях партию Виолетты исполнит прима мировой оперной сцены, прелестная Рене Флеминг. Чикагские любители оперы видели ее в партиях Сюзанны в одноименной опере К.Флойда, Альчины в опере Г.Ф.Генделя и Таис в опере Ж.Массне. Травиата станет четвертой работой певицы на сцене Лирик-оперы. В партии Альфреда в январе выступит тенор из Эванстона Мэттью Полензани, партию Жермона исполнит прекрасный американский баритон Томас Хэмпсон. Он был достойным партнером Анны Нетребко и Роландо Виллазона на Зальцбургском музыкальном фестивале в 2005 году. Так что и второй состав “Травиаты” обещает быть интересным.

“Травиата” Дж.Верди на сцене Лирик-оперы стала первой работой нового хормейстера театра Дональда Налли и последней постановкой в Чикаго для дирижера Бруно Бартолетти. Маэстро решил ограничить количество выступлений Италией, чтобы иметь возможность больше времени уделять своей жене, детям, внукам. Восьмидесятиоднолетний маэстро возвращается в свой дом во Флоренцию.
Бруно Бартолетти родился 10 июня 1926 года в городке Сесто Фиорентино в Тоскане. Он учился в консерватории во Флоренции, затем служил пианистом в театре “Коммунале”, в Центре стажировки молодых оперных певцов. Во флорентийском театре в 1953 году состоялся дирижерский дебют Бартолетти. Он дирижировал “Риголетто” Дж.Верди. Американский дебют Бартолетти состоялся в Лирик-опере в 1956 году. По рекомендации Тито Гобби он в последний момент заменил заболевшего дирижера. Это была опера Дж.Верди “Трубадур”. Тридцатилетний маэстро заменил дирижера и... остался с театром на пятьдесят один год. Бартолетти вспоминает: “Мы росли вместе с театром. Состав исполнителей был просто фантастическим: Рената Тебальди, Тито Гобби, Мирелла Френи, Николай Гяуров, Альфредо Краус... – какие голоса! Правда, постановки были никудышные, репетиций было мало. Режиссер в то время напоминал полицейского на улице. Он говорил только: “Иди влево. Стань справа”. При Бартолетти была положена традиция четырех-шестинедельного репетиционного процесса перед каждой постановкой. Постепенно Бруно Бартолетти становится ключевой фигурой Лирик-оперы. Он подбирал солистов и определял репертуарную политику театра. С 1964 по 1975 годы Бартолетти делил функции артистического директора с итальянским композитором и дирижером Пино Донати. С 1975 по 1999 годы Бартолетти – единоличный артистический директор Лирик-оперы, с 1999 года - почетный артистический директор и, по словам генерального директора Лирик-оперы Уильяма Мэйсона, “душа чикагского театра”. (Несколько лет назад титул “крестного отца” Лирик-оперы Мэйсон “присудил” великому итальянскому баритону Тито Гобби. Так что теперь в Чикаго есть свой “отец” и своя “душа”.) Маэстро Бартолетти 592 (!) раза становился на подиум театра, он участвовал в постановках пятидесяти пяти опер. “У меня остаются замечательные воспоминания о Чикаго, - говорит дирижер, - Это прекрасный современный город.“
На протяжении всей своей карьеры Бартолетти оставался неравнодушным к новым именам, горячо приветствуя и поддерживая молодых композиторов. С его именем связаны мировые премьеры опер Д.Ф.Малипьеро, В.Мортари, оперы “Дон Родриго” А.Гинастеры, европейские премьеры опер “Король-олень” Ганса Вернера Хенце, “Опера” Лучано Берио и “Нос” Д.Шостаковича, чикагская премьера оперы Альбана Берга “Воццек”. Бывало, композиторы доставляли хлопоты Бартолетти. В честь двухсотлетия открытия Америки (в 1976 году) основательница Лирик-оперы Кэрол Фокс предложила польскому композитору Кшиштофу Пендерецкому написать оперу “Потерянный рай” по мотивам поэмы Джона Мильтона. Пендерецкий согласился, но когда подошло время, выяснилось, что опера еще не готова. В следующем году повторилось то же самое. Бартолетти вспоминает сцену за месяц до премьеры оперы в 1978 году: “Пендерецкий пишет музыку на втором этаже оперного театра. Вдруг вбегает какой-то человек и кричит: “Новым Римским папой стал поляк!” Пендерецкий становится неуправляемым, бросается за водкой и начинает немедленно отмечать это событие. Я говорю ему: “Допиши оперу, а потом отпразднуешь!” А он не слушает. Даже после генеральной репетиции Пендерецкий добавил в партитуру минуту новой балетной музыки”. Бартолетти дирижировал мировой премьерой оперы 29 ноября 1978 года.
Вся жизнь Бартолетти связана с чикагской оперой. Дирижер уверен: Лирик-опере предстоит долгая счастливая жизнь! Опера выжила и после демонстративного ухода из театра Марии Каллас (стены чикагской оперы до сих пор вспоминают ее возглас: “Ноги моей не будет в этом театре!”), и после забастовок, и после общего финансового спада, и после отказа от дальнейших приглашений Лучано Паваротти, и после недавнего скандала с румынской дивой Анжелой Георгиу. Несмотря ни на что, Лирик-опера выжила и будет жить!
Ну что ж, пожелаем “душе чикагского театра”, замечательному дирижеру Бруно Бартолетти здоровья, долгих лет жизни и бодрости духа. Ciao, carissimo maestro Bartoletti!

Второй оперой сезона стала “Богема” Джакомо Пуччини. Впервые она прозвучала в год образования Лирик-оперы, в 1954 году, а нынешняя постановка стала семнадцатой в истории чикагского театра.
“Богема” – это четверо бедных обитателей парижской мансарды, студентов Латинского квартала: поэт Рудольф (Роберто Ароника и Гвин Хьюс Джонс), художник Марсель (Квин Келси), музыкант Шонар (Леви Хернандес), философ Колен (Андреа Сильвестрелли). Они сочиняют стихи, пишут картины и не унывают даже тогда, когда нечем заплатить хозяину и протопить печь...
В основе либретто – роман Анри Мюрже “Сцены из жизни богемы”. Парижанин Мюрже “рисовал” своих героев “с натуры”. Молодой писатель знал каждого, кто жил и творил в Латинском квартале. Он работал секретарем у русского графа-журналиста и за небольшие деньги корректировал его “Модную хронику” для газеты. Эти бульварные заметки спасли Мюрже от нищеты. В 1845 году он начал публиковать свои короткие зарисовки в сатирическом журнале “Корсар”, а спустя три года из этих рассказов получился роман. После выхода “Богемы” в свет драматург Теодор Барье убедил начинающего литератора переделать роман в пьесу. Спектакль “Богема”, поставленный впервые в 1849 году в парижском театре “Варьете”, произвел сенсацию. Началась сценическая жизнь героев Мюрже. Автор умер, когда ему не было еще и сорока. Он похоронен на кладбище на Монмартре. Его дух наверняка и сегодня посещает милые “кафешки” и бистро Латинского квартала, где, невидимый, сидит за столиком, наблюдая за новыми историями любви, ежедневно разыгрываемыми Рудольфом и Мими XXI века.
Джакомо Пуччини жил похожей жизнью, учась в Миланской консерватории. Он поступил туда в 1880 году в возрасте двадцати одного года и оставался студентом три года. В своих письмах родителям будущий всемирно известный композитор пишет о нескончаемых часах, проведенных за учебниками, и скромных ужинах, состоящих обычно из сыра и вина. Пуччини тоже не имел ни одного лишнего пенни, но он никогда не оказывался в столь отчаянных обстоятельствах, как герои его оперы. Пьеса “Богема” привлекла внимание композитора, после успеха “Манон Леско” искавшего сюжет для новой оперы. Выбор Пуччини был сделан несмотря на то, что у него оказался конкурент в лице Руджеро Леонкавалло, также избравшего “Богему” сюжетом для своей оперы. Автор “Паяцев” надеялся, что Пуччини уступит, но тот остался тверд. В результате бывшие друзья навсегда поссорились, а музыкальный мир приобрел две оперы на один сюжет.
Действие “Богемы” развивается естественно и непринужденно. Лаконичные ариозо и ансамбли не создают длительных остановок. К тому же в “Богеме” непривычно много для Пуччини бытовой разговорной речи. Короткие речитативные фразы поддержаны оркестровыми темами. Основная тема оперы – лиричная, глубокая - наполнена горячим чувством и экспрессией. В музыке оперы слышно многое: элементы “bel canto”, речитативы староитальянской оперы, интонации городской песни Италии и даже опереточные куплеты, как, например, Вальс Мюзетты из второго действия. Хорошим фоном для “Богемы” могли бы послужить картины французских импрессионистов. И наоборот, фоном для картин Тулуз-Лотрека, Ван Гога, Писарро могла бы служить музыка “Богемы” – импрессионистская палитра гармонических и тембровых красок.
Режиссер спектакля – легендарная оперная дива Рената Скотто. Когда-то, в далеком 1960 году, в партии Мими в “Богеме” Лирик-оперы 1960 года состоялся ее американский дебют. В дальнейшем (с 1960 по 1988 год) певица исполнила семь главных партий в театре. И вот спустя сорок семь лет Скотто дебютировала на чикагской сцене в качестве режиссера-постановщика. Дебют получился весьма традиционным.
Что касается голосов, то ни один из них не стал открытием. На октябрьских спектаклях Анжелу Георгиу заменила молодая американская певица кубинского происхождения Элайн Альварес. Голос у нее приятный, но резковатый, она тяжело берет дыхание, ей пока не хватает глубины исполнения. В партии Рудольфа в октябре на сцене Лирик-оперы выступил итальянский тенор Роберто Ароника. Он родился в Риме, учился у великого Карло Бергонци. И хоть партия Рудольфа – одна из главных в репертуаре певца (он исполнял ее в оперном театре Мадрида, на пуччиниевском фестивале в Торге Дель Лаго, в Баварской опере, на сцене МЕТ...), его голос звучал глухо и неровно.
Мне удалось услышать оба состава исполнителей. Пожалуй, ноябрьская команда была посильнее. В партии Мими – обладательница красивого голоса, итальянское сопрано Серена Фарноччиа. Она дебютировала в Лирик-опере в прошлом сезоне, исполнив партию Лии в “Турандот”. В партии Рудольфа мы услышали драматического тенора из Уэльса Гвина Хью Джонса.
Партии Мюзетты и Марселя исполнили выпускники Центра оперного пения при Лирик-опере, сейчас стажирующиеся в театре, - сопрано Николь Кэбелл и гавайский баритон Квин Келси. Николь Кэбелл пела очень неровно: невыразительно в октябре и ярко, эмоционально – месяцем позже. Особенно это касается главной арии Мюзетты “Я весела” (”Quando m'en vo soletta per la via”). В послужном списке молодой певицы - победа на международном конкурсе вокалистов Би-Би-Си “Кардифф” в 2005 году. Ее сольный альбом, записанный с Лондонским филармоническим оркестром под управлением музыкального руководителя Лирик-оперы сэра Эндрю Дэвиса в 2007 году, завоевал почетный приз “Solti Orhee d’Or“. Для Квина Келси партия Марселя стала лучшей в Лирик-опере. До этого за последние четыре сезона певец спел десять эпизодических партий, включая Пинга в “Турандот” Дж.Пуччини и Монтероне в “Риголетто” Дж.Верди.
Суммируя впечатления от семнадцатой за пятьдесят три года чикагской “Богемы”, можно сказать, что одна из вершин оперного творчества Пуччини не стала событием в жизни Лирик-оперы. Событием стала следующая опера сезона – “Юлий Цезарь” Георга Фридриха Генделя. Но об этом – в следующем выпуске Музыкального обозрения.

12 декабря 2007 года

Комментариев нет: