2 дек. 2007 г.

Классика и современность двести лет назад и сегодня

На концертах в Чикагском симфоническом центре

...А ведь были времена, когда нынешние забронзовевшие композиторы не ходили в классиках, когда великие музыкальные творения звучали впервые?! Вот, например, 17 декабря 1808 года венская газета сообщила, что спустя пять дней в “Theatre an der Wien” состоится концерт Людвига ван Бетховена, на котором будут представлены новые сочинения тридцативосьмилетнего композитора. Представляю, как были огорчены венские аристократы, с неохотой воспринимавшие все новое и неизвестное. Еще одна новая Соната – это куда ни шло, но весь вечер одни премьеры?! Что себе позволяет господин Бетховен?
Надо сказать, что с толку были сбиты не только зрители, но и музыканты оркестра. Новой музыки было слишком много, и они попросту не успели толком порепетировать. Особенно это коснулось Хоральной фантазии, которую Бетховен закончил в последний момент. Оркестр просто не смог исполнить эту музыку, и композитору, выступающему в качестве дирижера, пришлось остановить концерт и начать все сначала. Длинный вечер стал еще длиннее... Среди премьер были также Пятая и Шестая симфонии Бетховена и его Четвертый фортепианный концерт. За роялем – сам композитор. Судя по воспоминаниям его ученика Фердинанда Райса, пианист он был прекрасный. Правда, он не особенно заботился о пропущенных нотах, зато по части экспрессии и эмоций ему не было равных. А еще он был непревзойденным мастером удивлять публику. Бетховен считал, что единственный способ обратить внимание на солиста, - это заставить его сделать нечто необычное.
На премьере Четвертого фортепианного концерта зрители были удивлены сразу. Концерт начался с фортепианного соло, без привычной длинной экспозиции оркестра – такого раньше не было! Финал концерта тоже стал неожиданным для публики. Это единственная финальная часть в концертах Бетховена, которая не начинается с главной фортепианной темы, подхватываемой оркестром. Четвертая часть (Rondo: Vivace) Четвертого концерта начинается с соло струнных инструментов, а фортепиано ведет новую виртуозную мелодию, впервые появляющуюся в Концерте.
После премьеры Бетховен записал в дневнике: “Несмотря на обилие ошибок, которые я не мог предсказать, публика с энтузиазмом приняла сочинение”. К несчастью, из-за проблем со слухом это выступление оказалось последним в недолгой карьере Бетховена–пианиста.
На состоявшемся спустя почти двести лет недавнем концерте Лондонского симфонического оркестра в Чикаго аудитория если и удивлялась, то лишь техническому мастерству и проникновенному нежному звуку фортепиано молодого английского пианиста Пола Льюиса, солировавшего в Четвертом фортепианном концерте Бетховена. В игре Льюиса лиризм и элегантность исполнения медленных частей сочетались с бравурностью, маршеобразностью быстрых. Сэр Колин Дэвис дирижировал оркестром скупыми движениями, заставлявшими вспомнить невидимые движения рук Мравинского.
Концерта Лондонского симфонического оркестра я ждал с особым волнением. Когда-то в разговоре с Мстиславом Ростроповичем я задал маэстро вопрос не для печати: “Какой, по вашему мнению, самый лучший оркестр в мире?” Мстислав Леопольдович посмотрел по сторонам, не подслушивает ли кто, приложил палец к губам и тихо сказал: “Лондонский симфонический”. Потом, глядя на стоящий неподалеку диктофон, добавил: “Не пиши про это, пока я жив. Другие оркестры обидятся”. Мстислав Леопольдович рассказал о блистательной способности музыкантов Лондонского оркестра читать с листа, об удивительном контакте с дирижером, он был поражен уровнем музыкальной культуры оркестра: “Какие это музыканты! Работать с ними – одно удовольствие.” И вот тот самый легендарный оркестр наконец-то приехал в Чикаго.
Лондонский симфонический – великолепная, идеально отлаженная машина с идеальным звучанием. Контакт с дирижером – абсолютный. Кажется, музыканты и дирижер просто созданы друг для друга. Особенно это чувствуется во Второй части (Allegro moderato) Четвертого концерта – напряженном диалоге между струнными и фортепиано. Струнные начинают разговор на staccato, фортепиано отвечает спокойными аккордами. Дуэт развивается, фортепиано “дает волю” короткой каденции, и все заканчивается стремительным tutti. Отмечу выразительное звучание виолончельной группы (концертмейстер – Тимоти Хью) и контрабасов (концертмейстер – Ринат Ибрагимов), пронзительное соло гобоя (Эмманюэль Аббюль), мощный хор труб (концертмейстер - Родерик Франкс).
...Когда-то и Третья (“Героическая”) симфония Бетховена прозвучала впервые. Композитор собирался посвятить ее Наполеону. Бетховен был либералом, недолюбливал аристократов и справедливо полагал, что все люди рождаются равными. Поэтому композитор восхищался Наполеоном, сумевшим подняться из низов и стать самым могущественным человеком в Европе. Бетховену нравилось, что Наполеон стал правителем Франции, не имея изысканного титула. Но, как известно, власть развращает даже самых великих людей. Наполеон провозгласил себя императором Франции, чем навлек на себя великий бетховенский гнев. “Теперь ради удовлетворения собственных амбиций он растопчет права человека!” – воскликнул композитор, схватил титульный лист симфонии с посвящением Наполеону, разорвал его и бросил на пол. В гневе он был страшен. В бетховенском музее существует рукописная партитура симфонии, в которой имя Наполеона яростно перечеркнуто!
Прошли годы. Музыкальные критики стали находить в этой симфонии многое: идеализм, жажду власти, антагонизм между искусством и политикой. Спустя сто лет после смерти Бетховена Артуро Тосканини попытался вернуться к музыке, сказав: “Многие видят в симфонии фигуру Наполеона, кое-кто – Гитлера, кто-то – Муссолини. А для меня это просто Allegro con brio”. Действительно, сегодня мы воспринимаем эту музыку как гениальное творение великого композитора, навсегда оставшееся в истории. Третья симфония в исполнении Лондонского симфонического оркестра прозвучала как апофеоз жизни, радость творчества, бессмертие человеческого духа. Лаконичные движения сэра Дэвиса компенсировались энергичной игрой первой скрипки оркестра Гордана Николича. Он подпрыгивал, пританцовывал сидя, полувставал... – в общем, стихия музыки захватила его целиком...
Для сэра Колина Дэвиса Бетховен – один из любимейших композиторов. Неисчислимое количество раз дирижер исполнял его концерты, симфонии, камерные сочинения, и каждый раз в интервью он неизменно подчеркивает современность его музыки. Нынешнее американское турне Лондонского симфонического оркестра проходило в честь восьмидесятилетия дирижера. С 1995 до 2006 года сэр Дэвис занимал пост главного дирижера оркестра. В прошлом году он стал президентом оркестра, а место главного дирижера занял Валерий Гергиев.
Парад оркестров в Чикаго продолжается, и место Лондонского симфонического занимает старейший российский симфонический оркестр, Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова. На этот раз оркестр привез не только русскую программу. Концерт начался стремительной увертюрой В.А.Моцарта к опере “Женитьба Фигаро”. Особый интерес вызвал Скрипичный концерт Бетховена, в котором солировала Джулия Фишер. Месяц назад эта талантливая двадцатичетырехлетняя немецкая скрипачка была удостоена международной премии в области классической музыки “Граммофон” в самой важной номинации “Артист года”. Скажу сразу: ожидания оправдались! Фишер продемонстрировала прекрасное владение инструментом, ее скрипка прозвучала великолепно. Она не выпячивала технику, уделяя внимание нюансам и фразировке.
Музыкой Джулия Фишер стала заниматься в четыре года. Сначала ее педагогом была мама – у нее она взяла первые уроки игры на фортепиано. Потом в ее жизнь пришла скрипка. Фишер закончила Мюнхенскую академию музыки по классу педагога Анны Чумаченко. В активе Джулии Фишер – восемь премий международных и национальных скрипичных конкурсов, среди которых Первая премия и специальный приз международного конкурса скрипачей имени Иегуди Менухина в 1995 году и Первая премия Восьмого конкурса “Евровидение” в 1996 году. В Чикаго скрипачка выступила впервые.
В отличие от Четвертого фортепианного концерта, в своем знаменитом Скрипичном концерте Бетховен, наоборот, очень долго держит солиста в бездействии. После первого исполнения Концерта в Вене в 1806 году газеты писали, что “это произведение плохо скомпоновано”. Повторения, мол, утомляют. Концерт опередил свое время. Около сорока лет бетховенская партитура провалялась в архивах. Ее вернул к жизни музыкант-виртуоз Йозеф Йоахим. На следующий день после его исполнения лондонский музыкальный критик написал: “Бетховенский скрипичный концерт - один из крупнейших концертов, когда-либо написанных для скрипки... Велико в нем богатство мелодии, сила гармонии, грандиозно само построение произведения”. Действительно, в начале Концерта скрипка начинает играть на втором плане, неслышно, и лишь спустя какое-то время выходит вперед. Но при этом скрипач не остается в обиде на Бетховена. Скрипичный концерт композитора – пир духа для виртуоза: грандиозная первая часть (Allegro ma non troppo), лирическая вторая (Larghetto), бурная третья (Rondo: Allegro). В этом концерте солисту предоставляется возможность продемонстрировать все свои технические возможности, в нем есть и пронзительная кантилена, и стремительная быстрая часть. Джулия Фишер исполнила Скрипичный концерт так свежо, ярко и интересно, что, казалось, это музыка была написана только вчера.
Конечно, русский оркестр не мог обойти вниманием произведения русских композиторов. Во втором отделении вечера прозвучала Пятая симфония С.Прокофьева. С именем композитора у главного дирижера оркестра Юрия Хатуевича Темирканова связаны личные воспоминания. Его отец был одним из первых кабардинцев, которых из Нальчика отправили учиться в Москву, в университет. Вернувшись, он преподавал, был ректором первого вуза в Кабарде, в двадцать восемь лет стал министром культуры. В Нальчике Темирканов-старший встречался с эвакуированным туда Прокофьевым и даже заказал ему квартет на кабардинские темы. Сергей Сергеевич упомянул об этом в своих воспоминаниях. Сначала Прокофьев назвал это предложение чудовищным - кабардинской музыки в европейском понимании этого слова не существовало. Но в итоге он прислушался к просьбе Темирканова-старшего и написал Квартет на кабардинские темы, ставший одним из лучших прокофьевских квартетов. Спустя годы Темирканов-младший стал одним из лучших интерпретаторов творчества композитора.
Родившаяся в годы Великой отечественной войны Пятая симфония Прокофьева – гимн мужеству человека. Композитор говорит: “В Пятой симфонии я хотел воспеть свободного и счастливого человека, его могучие силы, его благородство, его духовную чистоту. Не могу сказать, что я эту тему выбирал, - она родилась во мне и требовала выхода. Я написал такую музыку, какая зрела и наконец наполнила мою душу”. Оркестр из Санкт-Петербурга неторопливо разворачивает главную тему первой части симфонии (Andante) – широкой, свободной мелодии. Нежно и лирично звучат скрипки (концертмейстер скрипичной группы – Лев Клычков), им подпевают другие струнные. Неожиданно возникает новая мелодия – игривая и сказочная. Вторая часть симфонии (Allegro marcato) – одно из лучших симфонических скерцо Прокофьева. Мы слышим перекличку инструментов, пасторальную песенку, веселый, феерический танец... В этой части композитор использовал свою балетную музыку. Мелькнуло сходство с музыкой Нино Рота к фильмам Федерико Феллини. Не иначе, итальянский композитор испытал влияние Сергея Прокофьева... Вдохновенно прозвучала третья часть симфонии (Adagio) – моление о России, горестные раздумья, плач о народном горе, прекрасная песнь о Родине. Стройную симфоническую форму венчает ликующий финал (Allegro giocoso). В нем главная тема первой части появляется как воспоминание о прошлом. Вслед за ней сверкающим вихрем врывается танцевальная тема, за ней другая, третья... Музыка искрится, сверкает блестящими красками звуков духовых и воздушных россыпей арфовых всплесков. Ослепительное сияние музыки усиливается, и оживленный танец превращается в мощный богатырский пляс.
Первое исполнение Пятой симфонии 13 января 1945 года было необычным. Композитор сам дирижировал новым сочинением. “Когда Прокофьев встал за пульт и воцарилась тишина, - вспоминает Святослав Рихтер, - вдруг загремели артиллерийские залпы. Палочка Прокофьева уже была поднята. Он ждал, и пока пушки не умолкли, он не начинал. Что-то было в этом очень значительное, символическое... В Пятой симфонии – время и история, война, патриотизм, победа... Победа вообще и победа Прокофьева. Он и раньше всегда побеждал, но тут, как художник, он победил навсегда.” И снова, как и в случае с бетховенскими произведениями, Концерт Прокофьева прозвучал современней, чем многие музыкальные новинки.
Выступление оркестра из Санкт-Петербурга завершало осенний фестиваль симфонических оркестров. Впереди нас ждут новые интересные встречи.
20, 21 и 22 декабря в Чикагском симфоническом центре прозвучит Концерт В.А.Моцарта для гобоя с оркестром. Исполняют: Чикагский симфонический оркестр. Дирижер – Людовик Морлот. Солист – концертмейстер группы гобоев ЧСО Евгений Изотов.
17, 18 и 19 января 2008 года ЧСО будет дирижировать музыкальный руководитель “Ковент-гардена” Антонио Паппано. В программе – русская музыка: Второй виолончельный концерт Д.Шостаковича (солистка – Чанг Хан На), Вторая симфония С.Рахманинова.
29 января в Симфоническом центре состоится концерт Ансамбля танца Игоря Моисеева.
22 февраля Чикаго впервые посетит Российский национальный оркестр! Мы услышим Восьмую (“Неоконченную”) симфонию Ф.Шуберта и Шестую (“Патетическую”) симфонию П.Чайковского. Дирижер – Владимир Юровский. Об этих и о многих других концертах читайте в следующих выпусках Музыкального обозрения нашей газеты.
Адрес Чикагского симфонического центра: 220 S. Michigan Ave, Chicago, IL 60604. Билеты можно заказать по телефону (312) 294-3000 или зарезервировать на Интернет-сайте http://www.cso.org/.

2 декабря 2007 года

Комментариев нет: