2 дек. 2007 г.

Рожденный в цирке

Об актере, режиссере, акробате Джеймсе Тьерри

Чтобы по-настоящему рассмешить,
артисту должно быть очень больно.
Чарльз Спенсер Чаплин

Его прадедушка – Юджин О’Нил, дедушка – Чарли Чаплин, родители - известные французские цирковые артисты, пионеры “le nouveau” цирка Жан-Батист Тьерри и Виктория Чаплин (дочь Чаплина и Уны). С такой родословной у Джеймса Тьерри был только один путь – в артисты. Он родился в Лозанне. Мальчику едва исполнилось три года, когда великий дед умер, так что Чаплина Тьерри не помнит. Зато помнит родительский цирк, в котором он родился, вырос и с которым не расстается всю жизнь. Цирковая труппа Тьерри-Чаплин называлась “Le Cirque Bonjour. Le Cirque Imaginaire”. С раннего детства Джеймс с сестрой Аурелией участвовали в родительских постановках, путешествовали по городам и жили жизнью бродячих артистов. Их шоу называлось “Оратория Аурелии”. У Жана-Батиста был один коронный номер. Он выходил, держа в обеих руках по чемодану. В одном сидел Джеймс, в другом – Аурелия. Отец ставил чемоданы на пол, и они медленно начинали двигаться. Зрители хохотали, а для детей это были просто игры. Игры на публике. В пять-шесть лет они звонили в колокольчики, сидели в коробках, имитировали звуки животных, появлялись в небольших эпизодах и очень гордились тем, что помогают родителям. Тьерри занимался всем: акробатикой, танцами, музыкой, даже играл на скрипке. “Меня учили акробатическим трюкам, меня учили делать трапецию, меня учили показывать фокусы. Я не специализировался на чем-то одном, но знал, как делать многие вещи, – вспоминает Тьерри. - Если вы рождены в воде и живете в воде, вы – рыба. Я родился в цирке и вырос в цирке. Я - циркач.”
Какое-то время Джеймс Тьерри служил в Миланском Пикколо-театре, учился в Гарварде, играл в эпизодических ролях в фильмах Питера Гринуэя (в картине “Книги Просперо” он сыграл роль Ариэля), в “Вателе” Ролана Жоффе (роль герцога де Лонгевиля), в спектаклях Роберта Уилсона. С пятнадцати до двадцати пяти лет занимался чистой акробатикой. Сегодня, в свои тридцать два, он говорит, что с этим покончено.
Его родители Жан-Батист Тьерри и Виктория Чаплин были вдохновителями “нового французского цирка” – направления, которое, подобно французской “новой волне” в кино, изменило представление о цирковом искусстве. Это течение объединяет драму, театр и традиционные цирковые жанры. Джеймс Тьерри оказался достойным продолжателем семейных традиций. Он организовал труппу “La Compagnie du Hanneton” и, так же, как его родители, колесит по миру со своими уникальными представлениями.
Наибольший успех пришел к нему со спектаклем “Симфония майского жука”, завоевавшем четыре самые престижные театральные премии Франции “Мольер”, в том числе за лучшую режиссуру и лучшие костюмы (их создала Виктория Чаплин). После “Симфонии майского жука” Тьерри поставил спектакль “Сияющая пропасть”. С ним в 2005 году он гастролировал на сцене Шекспировского театра в программе “Мировая сцена”. Гастроли прошли с огромным успехом. И вот – новая встреча с французским циркачом и его труппой. На этот раз в Чикаго прошла американская премьера его нового спектакля “Прощай, зонтик”.
Открывается занавес, и на сцене мы видим висящие на огромном крюке толстые, массивные веревки. Женщина выходит на авансцену, поет какую-то песню. Слева в углу стоит контрабас. В отличие от чеховского ружья он так и простоит весь спектакль, не “выстрелив”. Зато с веревками постоянно идут какие-то манипуляции. Веревки (они же – путы) превращаются в бетон, воду, дерево... Фантазия Тьерри неисчерпаема, и неожиданности подстерегают зрителей повсюду.
“Прощай, зонтик” - чередование коротких этюдов, зарисовок, сцен. Местами – грустных, местами – веселых, но всегда – невыразимо поэтичных и живописных. Элементы цирка, танца, миманса, клоунады, волшебства и магии складываются в причудливое единое целое. Джеймс Тьерри и его актеры (в спектакле участвуют еще четверо: Каори Ито, Магнус Джейкобсон, Сачие Норо, Мария Сендов) в совершенстве владеют тем нелегким ремеслом, которое называется “физический театр”. В это понятие вложено многое: пение, танец, пантомима, акробатика. Джеймс Тьерри и его актеры могут все: превратиться в сороконожку или аиста, летать на веревочном дереве, ездить на катящемся кресле-качалке, играть со связками сорняков, кидаясь ими друг в друга, разрывать пол, устремляясь в бездну, доставать руками до небес, останавливать и вновь пускать сердце...
Посмотрите, что делает Тьерри с обычным деревянным стулом: он крутит его, падает и взбирается на него, катает его, артист разговаривает с ним, как со своим добрым знакомым. Иногда кажется, что стул отвечает ему, иногда он ведет себя как старое безвольное тело. Этюд длится долго, пока аудитория не падает со стульев (коллег несчастного Стула-актера) от смеха. Номер “Стул с вариациями” Тьерри включает в каждый новый спектакль. Он рассказывает: “Однажды мы репетировали новое шоу в Швейцарии. Я отправил всех с репетиции, поскольку просто не знал, что делать дальше. У меня было плохое настроение и никаких мыслей в голове. Чтобы чем-то себя занять, я стал импровизировать со стулом, начал играть с ним”. Так возник этот этюд.
Театральный фанатик и фантазер Джеймс Тьерри обожает импровизацию. Может быть, поэтому он скептически относится к самому популярному сегодня Cirque du Soleil. “Это – прибыльный бизнес, - говорит артист. - Мы должны находить идеи без денег, механизмов и приспособлений. Идеи рождаются в голове, а при минимуме средств мозг и воображение работают лучше.” Тьерри работает с чистого листа бумаги, без конца экспериментируя на сцене. Спросите его во время репетиции, что будет в следующую секунду, и он вам не ответит. Он работает, как старые циркачи, вслепую и вживую. Все рождается в процессе работы.
А на вопрос: “Так о чем же все-таки “Прощай, зонтик”?” режиссер, сценарист и исполнитель главной роли Джеймс Тьерри отвечает так: “Это история про историю, которую невозможно рассказать словами”. С этим трудно не согласиться.


2 декабря 2007 года

Комментариев нет: