1 окт. 2014 г.

Театр Steppenwolf (Чикаго) накануне нового сезона. Интервью с руководителем театра Мартой Лейви


Чикаго - один из самых театральных городов мира. В нем можно встретить театры музыкальные и драматические, актерские и режиссерские, традиционные и модернистские. Актеры в чикагских театрах поют, танцуют, сидят на одном месте, бегают, стоят на голове (в полном смысле этого слова), а режиссеры превращают сцену в комнату, кухню, гараж, дворец или планету Земля. В Чикаго играют Шекспира и Виткевича, Ибсена и Стоппарда, мюзиклы и комедии, трагедии и водевили. А еще в Чикаго ставят современную драматургию. Не всегда постановки новых пьес становятся событием, но когда это происходит, рады все: критики, зрители и, конечно, театр, открывший новое имя. В последние годы таким театром чаще всего становится Steppenwolf Theatre Company. В этом году чикагскому “Степному волку” исполняется сорок лет! Юбилей театра - это всегда повод вспомнить прошлое и поговорить о будущем. Об этом - в эксклюзивном интервью художественного руководителя Steppenwolf Theatre Company Марты Лейви.

Мы встретились с Мартой 18 августа. До открытия сезона был еще почти целый месяц. В начале нашей беседы я попросил ее прокомментировать пьесы будущего сезона и задал вопрос о том, как происходит процесс отбора.

 

-        Мы обсуждаем пьесы с членами художественного совета театра Ясеном Пеянковым, Анной Шапиро, Эми Мортон, Трейси Леттсом, потом - со всей труппой. Действительно, последние десять лет мы концентрируемся на современной драматургии. Мы заказываем пьесы авторам, долгие годы работаем с нашими любимыми драматургами. В будущем сезоне мы четвертый раз работаем с ирландским автором Конором Макферсоном. Его новая пьеса называется “Ночь живых”. Мы ставим новую пьесу Лизы Д’Амур “Воздушное шоссе”. Лиза тоже давно и успешно сотрудничает с театром. Режиссер и драматург Роберт О'Хара предложил для постановки пьесу Давида Аджими, которая мне очень понравилась. В главной роли занята Алана Аренас – актриса, с которой Роберт работал в прошлых спектаклях. Еще одна премьера сезона - великолепная семейная драма “Стадо” Рори Киннира. Премьера пьесы состоялась в сентябре прошлого года в лондонском Bush Theatre. Мне кажется, она прекрасно впишется в наш репертуар. Сезон завершится спектаклем по пьесе Хайди Шрек “Большой конкурс”. Мировая премьера состоится осенью в Playwrights Horizons в Нью-Йорке. Хайди – интересный автор. Она начинала как актриса, а потом стала писать пьесы. В этом отношении Хайди в хорошей компании: Брюс Норрис, Трейси Леттс - драматурги, которыми мы гордимся, - тоже начинали как актеры.

 
В театре Steppenwolf - несколько небольших репетиционных комнат. Каждая из них названа в честь какого-то спектакля. Наша беседа проходит в комнате “Август: графство Осейдж”. Все стены оклеены афишами. Чикаго, Нью-Йорк, Лондон, Сидней... Спектакль по пьесе Трейси Леттса стал театральным событием общенационального масштаба. Пьеса получила Пулитцеровскую премию в категории “Драматургия” и премию “Тони” как лучшая пьеса 2008 года, спектакль по ней завоевал пять премий “Тони”. С “Августом...” театр гастролировал на Бродвее и в Лондоне, провел сороканедельный тур по городам США. На основе пьесы Леттса снят фильм с Мерил Стрип и Джулией Робертс в главных ролях.

В Steppenwolf Theatre состоялись мировые премьеры спектаклей еще по двум пьесам Трейси Леттса: “Человек из Небраски” (“Man From Nebraska”, сезон 2003-04 годов) и “Самые роскошные пончики” (”Superior Donuts”, сезон 2008-09 годов).

-        Я помню, много лет назад в Next Theatre в Эванстоне я увидела инсценировку первой пьесы Леттса “Убийца Джо”. Я подумала: “У этого человека есть свой, неповторимый голос в драматургии”. Мы знакомы с Трейси много лет, и я видела, как он каждый раз бросал вызов самому себе, ставя драматургические задачи.

-        Можно ли назвать Леттса продолжателем традиций великой американской драматургии, традиций Юджина О’Нила и Теннесси Уильямса?

-        Я думаю, да, особенно “Август...”. Но, например, Брюс Норрис пишет в другом ключе. Это, скорее, социальная критика.

-        Это уже продолжение линии Эдварда Олби. Но в целом, как мне кажется, главная тема американской драматургии – неблагополучная семья и взаимоотношения героев внутри семьи. Почему такое внимание именно к неблагополучным семьям? Когда я задал этот вопрос моему другу – он работает доктором в Чикаго, - он, смеясь, ответил: “Потому что в Америке много неблагополучных семей”. Как бы вы ответили на этот вопрос?

-        Посмотрите на западную традицию, начатую с греческих трагедий. Вы тоже можете сказать, что там речь идет о неблагополучных семьях. Семья – основная ячейка общества, поэтому большинство пьес в той или иной степени поднимают вопросы семейных взаимоотношений... В какой-то степени ансамбль актеров Steppenwolf Theatre – тоже семья. Театр начинается с актеров. Нам важно, чтобы актерам было комфортно произносить текст, вживаться в характер героев. Пьесы всех авторов, о которых мы говорим, написаны для театра, в них есть психологическая цельность образов. Актерам есть что и как играть. Поэтому для нас так привлекательны эти пьесы.

-        Ваш театр гораздо ближе русскому психологическому театру, чем многие другие театры Америки...

-        Для меня много значит имя Чехова. Несколько лет назад мы ставили “Три сестры”, до этого – “Вишневый сад”, еще раньше на сцене театра шел “Дядя Ваня”... Чехов выхватывает для нас определенные моменты жизни. Он показывает, исследует поведение человека, которое трудно понять с точки зрения рациональной логики. Для этого существует другая, эмоциональная логика, и она оставляет в нас глубокий след. Такая логика принимает иррациональность поступков. Чехов – автор очень привлекательный для нашего ансамбля. При этом, как известно, он – “спинной мозг” американской театральной традиции.

 
Театр Steppenwolf родился случайно. Все началось с идеи школьных друзей актера Гэри Синиза – Рика Аргоша и Лесли Уилсона. Ребята захотели поиграть в театр и рассказали о своем желании Гэри. Они предложили ему стать продюсерами спектакля. Загоревшись идеей, Гэри взял в компанию своего школьного друга Джефа Перри (они оба учились в Highland Park High School). К тому времени Джеф посещал классы в Иллинойском университете (Illinois State University). Гэри позвал Джефа, а Джеф позвал своего сокурсника Терри Кинни. Теперь трио будущих основоположников было в сборе, и начались репетиции. Первой постановкой стал спектакль по пьесе Пола Зиндела “А мисс Рирдон немного выпивает” (“And Miss Reardon Drinks a Little”). Спектакль сыграли в июне 1974 года в помещении униатской церкви в Дирфилде (пригород Чикаго). После премьеры Гэри Синиз, Терри Кинни и Джеф Перри объявили о создании нового театра. Большим соблазном было написать о неком философском подтексте и глубоком смысле названия театра, но я напишу правду: никакого философского подтекста и смысла в этом не было. Как вспоминают актеры, как раз в то время их друг и продюсер Рик Аргиш читал знаменитый роман Германа Гессе “Степной волк”. Название книги понравилось, и оно стало названием театра. Актеры наслаждались игрой и выпускали спектакли один за другим: “Бриолин” (режиссер и исполнитель главной роли – Г.Синиз), “Стеклянный зверинец” Т.Уильямса (режиссер – Р.Аргош, в роли Тома – Г.Синиз), “Розенкранц и Гильденстерн мертвы” Т.Стоппарда (режиссер – Р.Аргош, в этом спектакле на сцене впервые встретились друзья-основатели Терри Кинни, Джеф Перри и Гэри Синиз). В 1975 году в театре появляются новые актеры – Нэнси Эванс, Мойра Харрис, Джон Малкович, Лори Меткалф, Алан Уайлдер. С 1976 по 1980 годы спектакли театра игрались в подвале католической школы в Хайленд-парке (пригород Чикаго), в 1980 году театр перебрался в Чикаго, в 1991 году - получил свой дом на Холстид стрит.

 

-        Как складываются ваши взаимоотношения с “отцами-основателями” театра?

-        Все они активно интересуются жизнью театра. Гэри Синиз возвращается каждый год и выступает на нашей сцене, Терри Кинни будет ставить спектакль в следующем году, Джеф Перри обдумывает возможность новой постановки следующим летом. Они все известны, популярны, играют в кино, на телевидении... Актерская жизнь непредсказуема. Период занятости сменяется паузой, и в это время можно сконцентрироваться на работе в театре.

 

Марта Лейви родилась в городе Лоуренс, штат Канзас. По ее словам, это место не сильно повлияло на ее мировоззрение. Мама вспоминает, что девочка любила театр с детства, ставила спектакли в подвале дома. В школе Марта посещала класс драматического искусства и уже тогда мечтала стать актрисой. Один из ее учителей подал идею получить театральное образование в Северо-Западном университете. Так Марта оказалась в Чикаго.

-        Как началось ваше сотрудничество с театром Steppenwolf?

-        В 1980 году я впервые увидела спектакль театра. Он назывался “Спокойной ночи, Грейси” (“Say Goodnight, Gracie”). Режиссер был Остин Пендлтон. Там играли несколько актеров, в том числе – Джон Малкович. Я подумала, какой я была бы счастливой, если бы мне довелось сыграть с ТАКИМ актером?! Вскоре после этого я окончила Северо-Западный университет по специальности “театр” и стала заниматься в актерской студии при Steppenwolf Theatre. Моим педагогом был Малкович. В 1981 году он ставил в студии спектакль “Дикари” по пьесе Кристофера Хэмптона. Там шла речь о колониализме в Южной Америке, и Малковичу нужны были актеры – исполнители ролей индейцев. Мы с моим сокурсником сыграли эти роли. Таким было мое введение в жизнь театра, ставшего для меня родным. Я была счастлива, любила актеров, полна энтузиазма и желания работать...

-        Какие ваши самые интересные актерские работы?

-        Я вспоминаю работу в спектакле “Дядя Дэн и Лемон” (“Aunt Dan and Lemon”) по пьесе Уоллеса Шона (сезон 1986-87 годов) в постановке Фрэнка Галати. В Goodman Theatre Галати ставил спектакль “Зимняя сказка” по Шекспиру...

Марта задумалась и добавила:

-        Трудно выделить что-то одно. Я просто люблю играть...

-        Художественный руководитель театра – тоже ваша роль?

-        Это серьезная роль. Все произошло само собой. В 1993 году я писала кандидатскую диссертацию в Северо-Западном университете, когда меня пригласили стать членом труппы театра. Спустя два года, когда освободилось место руководителя, выбор пал на меня. Это было коллективное решение отцов-основателей и труппы.

-        Вам помогает актерская профессия в выборе пьес, работе с режиссерами?

-        Конечно, помогает. Мне кажется, пьеса должна быть привлекательной для актера. Актеры и режиссер видят пьесу с разных точек зрения. Я знаю изнанку актерской профессии, мне интересно общаться с коллегами, обсуждать новые пьесы. Вместе мы принимаем самые важные решения.

Сегодня в составе труппы Steppenwolf Theatre Company – сорок четыре человека. Как объяснила Марта, актеры не получают зарплату просто так: “Это финансово невозможно”. Оплачивается только их участие в спектаклях. Каждый сезон на трех площадках театра (большая сцена на 515 мест – Downstairs Theatre; малая сцена на 299 мест – Upstairs Theatre; студия на 299 мест – Garage Theatre) играются около семисот спектаклей и проходят множество других мероприятий. Обычно сезон включает в себя пять спектаклей (Subscription Season), две постановки для молодой аудитории (Steppenwolf for Young Adults Season) и три программы, состоящие из читок новых пьес и показов экспериментальных работ (First Look Repertory of New Work, Garage Rep и Next Up).

За годы существования театра более сорока постановок получили международное признание. Только за последние несколько лет театр с успехом гастролировал в Нью-Йорке (Бродвей и офф-Бродвей), Лондоне, Сиднее и Дублине. Steppenwolf Theatre Company – единственный театр в США, удостоенный Национальной медали искусств. Среди других престижных наград театра – девять премий “Тони” и Illinois Arts Legend Award.

-        Что вы думаете о физическом театре?

-        Это не наш театр. Для физического театра нужен соответствующий режиссер. Физических театров не так много в Чикаго. Чикагская театральная сцена находится под влиянием театра психологического. В нашем театре приоритетом является пьеса, текст, а уже потом визуальные эффекты и все остальное.

-        В вашем театре не ставят мюзиклов. Вы их не любите?

-        Мюзиклы не отражают таланта наших актеров. При этом у нас есть режиссеры, например, Тина Ландау или Фрэнк Галати, которые ставят мюзиклы в других театрах. Однажды Тина делала мюзикл у нас. Может быть, это когда-нибудь изменится, но сейчас мюзиклы не относятся к сфере наших интересов.

-        Без мюзиклов, без внешне привлекательных эффектов, без заигрывания с публикой - и при этом зал театра всегда полон. Поделитесь секретом: как вы умудряетесь удерживать интерес к театру?

-        Это нелегко. Я не знаю ответа на этот вопрос. Мы ставим пьесы, которые интересны нашему зрителю. Со зрителем очень важно поддерживать диалог. После каждого спектакля мы проводим беседы, обсуждаем увиденное. Нам важна зрительская оценка.

“Дуайен” труппы, Марта Лейви является, по словам режиссера Эми Мортон, “последней инстанцией” театра. Когда спрашиваешь Марту о любимых драматургах, она говорит о Трейси Леттсе и Брюсе Норрисе, заговоришь об актерах – вспоминает Джона Малковича, Джона Махони, Яна Барфорда. Марта любит людей, с которыми работает вместе. За глаза ее называют театральной “мамой”. Ее боятся, к ней прислушиваются, ее уважают...

-        Вы волнуетесь перед премьерой?

-        Я всегда чувствую ответственность за спектакль. Даже когда я играю, я отвечаю не только за себя, но и за весь коллектив.

-        Какой совет вы бы дали молодым актерам?

-        Я бы посоветовала им продолжать учиться и быть рядом с другими актерами, вращаться в актерской среде. В Чикаго есть много возможностей для актерского роста.

-        Театр выживет в наше сложное время?

-        Безусловно. Театр существует с древнейших времен. Есть что-то магическое в сцене, в том, что в определенном пространстве в определенное время группа людей собирается для того, чтобы увидеть Историю, чтобы услышать Рассказ. Это важная часть жизни. В нашем театре есть специальная программа для юных зрителей. Директор программы Халли Гордон рассказывает подросткам о театре, о классических и современных пьесах. На два часа молодые люди забывают о сотовых телефонах, не посылают смс-ки, не сидят в фейсбуке и твиттере. Мне кажется, это очень ценно – приводить в театр молодого зрителя и удерживать его внимание.

-        Что значит театр для вас лично?

-        Театр - важная часть моей жизни. Играть, перевоплощаться в разных персонажей, видеть, как люди смеются, плачут, чувствовать зрительный зал – это высший дар, доступный творческому человеку.

Nota bene! Абонементы и одиночные билеты на все спектакли сезона Steppenwolf Theatre можно заказать на сайте www.steppenwolf.org, по телефону 312-335-1650 или в кассе театра по адресу: 1650 North Halsted Street, Chicago, IL 60614.

Фотографии к статье:
Фото 1. Марта Лейви в зале Steppenwolf Theatre. Фото – Джоэль Мурман
Фото 2. Steppenwolf Theatre. Фото – Кайл Флубакер
Фото 3. Марта Лейви и Фрэнсис Гинан в спектакле “Конец игры”. Фото – Майкл Бросилоу
Фото 4. Джон Херд и Марта Лейви в спектакле “Love-Lies-Bleeding”. Фото – Майкл Бросилоу
Фото 5. Зо Перри, Дейрдр О’Коннелл и Марта Лейви в спектакле “The Way West”. Фото – Майкл Бросилоу

 

 

1 комментарий:

Таша Скворцова комментирует...

Интересно) Спасибо за пост)