5 апр. 2016 г.

Интеллектуальность и простота. “Аркадия” (“Arcadia”) в новом доме Writers Theatre


Продолжается двадцать четвертый сезон Writers Theatre. В эти дни на сцене театра идет спектакль по пьесе Тома Стоппарда “Аркадия”.


Признаться, я всегда боялся этой пьесы. Боялся ее сложности, метафоричности, глубины. И только сейчас, посмотрев новую инсценировку Writers Theatre, понял, насколько, в сущности, она понятна и доступна. Конечно, “Аркадия” - интеллектуальная, многослойная трагикомедия-ребус с детективным сюжетом о связи времен, поколений и характеров, науке, жизни, любви... Все так. Но вместе с тем в течение трех часов сценического времени начинаешь явственно понимать какие-то простые и очевидные истины. Все суета в этом суетном мире – говорит нам своей пьесой сэр Том. Науки, поиски смысла жизни – ничто в сравнении с самой жизнью. И все люди одинаковы. И ситуации, слова, поступки, одержимость идеей открытия нового, состояние влюбленности не зависят от времени. И вечность выдерживают только Искусство, Музыка, Слово, да еще сад и бессловесные свидетели времени, как например, черепаха Плавт. Если бы она умела говорить, как много поведала бы она о Томасине, погибшей в огне накануне семнадцатилетия, о домашнем учителе Септимусе Ходже, поэте Эзре Чейтере, специалисте по ландшафтной архитектуре Ричарде Ноуксе, о том, была ли дуэль и убил ли Байрон поэта... Она бы рассказала самую правдивую историю о поместье Сидли-парк. Стоппард оставляет свидетеля, а это значит, что его ребус можно разгадать. Кстати, в другой его пьесе “Художники” таким свидетелем становится жужжащая муха... Как там у Бродского: “Мы останемся смятым окурком, плевком, в тени Под скамьей, куда угол проникнуть лучу не даст. И слежимся в обнимку с грязью, считая дни, В перегной, в осадок, в культурный пласт”. В осадке, кроме наших героев-интеллектуалов, останутся черепаха и жужжащая муха...
Как и все пьесы Стоппарда, “Аркадия” полна аллюзий, иронии, подтекста, и все самое важное почти всегда остается между строк. Почти, потому что есть вещи, к которым Стоппард относится очень серьезно. Среди них - Литература. Цитаты о ней-великой разбросаны по всей “Аркадии” и по другим пьесам Стоппарда. Например, Генри из его пьесы “Отражения, или Истинное” (английское название другое - “The Real Thing”), говорит: “Из слов, если обращаться с ними бережно, можно, будто из кирпичиков, выстроить мост через бездну непонимания и хаоса... Я не считаю писателя святым, но слова для меня святы. Они заслуживают уважения. Отберите нужные, расставьте в нужном порядке – и в мире что-то изменится”. А вот еще цитата – про любовь: “Любить человека - значит, любить его и в худшие минуты... Не думать, жить без забот – все равно что не любить”. Вам эти слова ничего не напоминают? Да это ведь просто “в человеке все должно быть прекрасно” или “мы увидим небо в алмазах”!..

“Бессмертие души представляется мне несомненным, стоит лишь задуматься над деятельностью ума”, - писал Байрон. Да-да, тот самый Байрон, вокруг которого так яростно спорят Ханна, Бернард и другие герои “Аркадии”. “Деятельность ума” – это о нем, об авторе пьесы. Долгое время Стоппард сопротивлялся техническому прогрессу и писал не на компьютере, а пером с синими чернилами. Я очень хорошо представляю его в уютном кабинете где-нибудь в загородном доме в графстве Дербишир, на месте Септимуса Ходжа. Сидит наш сэр с пером и бумагой, сочиняет пьесы и попивает чай из чашки, принесенной дворецким Джелаби. Рядом – блюдце и серебряная корзинка с сухими травами и чайными листьями. “Чай будет стынуть и стынуть – до комнатной температуры. Так происходит везде и всюду. Солнце и звезды тоже остынут. Не так быстро, как чай, но в конце концов все на свете придет к комнатной температуре.” И далее по тексту “Аркадии”...


Режиссер спектакля – один из основателей и бессменный художественный руководитель Writers Theatre Михаэль Халберстам - скрупулезно следует ремаркам автора. Ничего лишнего, только игры – они же – беседы героев, которые нередко приводят к скандалам, а иногда превращаются в исповеди. Актеры великолепно справляются с поставленной перед ними задачей. Они замечательно проговаривают умный, тонкий, метафоричный текст Тома Стоппарда. Не хочу никого выделять - хороши все без исключения: Элизабет Стенхолт (Томасина Каверли), Грег Мэтью Андерсон (Септимус Ходж), Торри Хенсон (Джелаби), Род Томас (Эзра Чейтер), Габриэль Руис (Ричард Ноукс), Хаон Кросс (леди Крум), Натан Хоснер (капитан Брайс), Алистер Севелл (Огастес Каверли/Гас Каверли), Кейт Фрай (Ханна Джарвис), Келли Джонсон (Хлоя Каверли), Скотт Паркинсон (Бернард Найтингейл), Кристофер Шерд (Валентайн Каверли).

Халберстам четвертый раз обращается к творчеству Стоппарда. Я помню предыдущие две постановки режиссера – “Розенкранц и Гильденстерн мертвы” (сезон 2009-10 годов) и “Отражения, или Истинное” (сезон 2011-12 годов). Ранее был еще спектакль “Rough Crossing”.
Том Стоппард – высокий, элегантный, уверенный в себе джентльмен. Посмотришь – прямо сэр в пятом поколении. Но биография его совсем не такая спокойная, как может показаться на первый взгляд...


Сын врача, автора научных статей и брошюр на исторические темы, общественного деятеля Евжена Штраусслера и медсестры Марты Бек Томаш Штраусслер не знает чешского языка. Мальчику было два года, его старшему брату – четыре, когда семья покинула Родину. В 1939 году, после оккупации нацистами Чехии, руководство фабрики направило Евжена в свой сингапурский филиал. Этим решением они спасли семью Штраусслеров от неминуемой гибели. Оставшиеся в Чехии родственники погибли в концлагерях. В 1941 году мать с Томашем бегут еще дальше, в Индию. Отец остался в Сингапуре и погиб при штурме города японскими войсками. В 1946 году Марта Бек выходит замуж за майора британской армии Кеннета Стоппарда и переезжает вместе с ним и двумя сыновьями в Англию. Девятилетний Том берется за учебу. Надо сказать, что Кеннет Стоппард сделал все возможное, чтобы он получил настоящее образование. Том учился в частных школах-интернатах в Ноттингемшире и Йоркшире, демонстрируя яркие гуманитарные способности. Правда, вопреки желанию отчима, от университета он отказался. Вместо этого Том довольно рано стал заниматься журналистикой, писал театральные рецензии, готовил тексты для радио и телевидения, опубликовал несколько рассказов. Но настоящий успех пришел к нему вместе с теми театральными историями, которые он скромно называл пьесами. “Травести” (1974), “Ночь и день” (1978), “Настоящее” (1982), “Любовная фантазия” (1997) – каждая новая пьеса Стоппарда получает всевозможные премии, моментально становится известной и популярной. Стоппард – “везунчик”! Какому еще писателю удалось, экранизировав впервые в жизни свою пьесу (“Розенкранц и Гольденстерн мертвы”), сразу получить “Золотой лев святого Марка” на кинофестивале в Венеции?! А Стоппард это сделал в 1990 году. Ироничный, парадоксальный, театральный до мозга костей, он озадачивает, возмущает, сбивает с толку, ставит в тупик. Обращаясь к серьезным темам, он делает это настолько увлекательно и интересно, что зрители, как завороженные, внимают его героям, и, заинтригованные, идут за ними. В 2006 году он умудрился даже сделать популярными Бакунина, Герцена и Белинского. Обратившись к русской истории, Стоппард написал трилогию “Берег Утопии”. Тридцать пять лет истории философской мысли России XIX века уложены в три спектакля. Они связаны общей сюжетной линией, каждый длится более двух часов. В трилогии участвуют сорок четыре актера. Такую глыбу поставить - подвигу подобно! В Москве “Берег Утопии” идет в Российском академическом молодежном театре. В Нью-Йорке спектакль ставили в Линкольн-центре. К сожалению, в Чикаго пока не нашелся театр, который взялся бы за постановку этой трилогии. Зато в сезоне 2008-09 годов в Goodman Theatre режиссером Чарльзом Ньюэллом была поставлена еще одна пьеса драматурга “Рок-н-ролл”.


Мое открытие Тома Стоппарда произошло с пьесы “Розенкранц и Гильденстерн мертвы”. Заинтересовало, почему именно эту пьесу неизвестного нам тогда английского автора взялся переводить Иосиф Бродский. Его перевод был опубликован в журнале “Иностранная литература” в 1990 году. Так, через Бродского я познакомился с Томом Стоппардом. Спустя восемь лет, в 1998 году, появился фильм “Влюбленный Шекспир” по сценарию Стоппарда. Как и в случае с дебютом в роли кинорежиссера, он легко обошел своих именитых конкурентов и в 1999 году получил “Оскар” за лучший сценарий. В 2005 году имя английского драматурга всплыло в связи с созданием в Минске Белорусского Свободного театра. Том Стоппард, наряду с Вацлавом Гавелом и американским драматургом Артуром Копитом, стал одним из попечителей театра.


Стоппард всегда интересовался политикой. В феврале 1977 года в составе неправительственной правозащитной организации “Международная амнистия” драматург впервые побывал в Москве. Позднее он написал: “В Москве мне было страшно. Тут было серо, холодно, за мной следили, фотографировали на улицах”. Результатом этой поездки стало создание трилогии о Свободе. Первая из этих пьес “Хороший парень стоит доброго отношения” (1977) посвящена Виктору Файнбергу и Владимиру Буковскому. Действие пьесы происходит в советской психушке в брежневские времена. Стоппард стоял у окон психушки, когда там принудительно лечили Файнберга и Буковского. Буковский вспоминал: “Когда я выглянул в окно и мне сказали, что это Стоппард, я подумал, что на самом деле сошел с ума”. Стоппард перевел некоторые работы Гавела на английский язык, работал в правозащитном журнале “Index on Censorship” и в комиссии против карательной психиатрии. Житель благополучной Великобритании сэр Том Стоппард никогда не боялся перестать играть в театр и выйти на площадь. Без пафоса, а с иронией и улыбкой умного тонкого художника, гражданина, человека.
Пьеса 1982 года “Отражения, или Истинное” ознаменовала собой начало нового периода в творчестве Стоппарда. От театра абсурда – к психологическому театру, от ерничества и насмешки – к проговариванию важных слов, мыслей, понятий, от Беккета и Ионеско - по направлению к Чехову. “Аркадия” – пьеса 1993 года – еще один шаг в том же направлении. Премьера спектакля в постановке Тревора Нанна состоялась в Королевском Национальном театре в Лондоне 13 апреля 1993 года. “Аркадия” была удостоена премии имени Лоуренса Оливье и газеты Evening Standard Award за лучшую новую пьесу года. Тот же Тревор Нанн в марте 1995 года поставил “Аркадию” на Бродвее. Спектакль был удостоен New York Drama Critics' Circle Award и был номинирован на премию “Тони”. В 2006 году Королевский институт Великобритании назвал “Аркадию” одним из лучших произведений, связанных с наукой.


“Аркадия” – сотый спектакль в истории Writers Theatre и первый в новом здании. Этого события театр ждал двадцать три года...
В 1992 году в пригороде Чикаго, городке Гленко, был создан театр с негромким, но выразительным названием “Авторский”. В полном соответствии с названием здесь ставят классическую и современную драматургию и по-новому открывают как признанных, так и молодых авторов. Перечислю только некоторых из Признанных: У.Шекспир, Ч.Диккенс, Ф.Достоевский, Г.Джеймс, Б.Шоу, А.Чехов, Т.Уильямс, Т.Уайлдер, А.Миллер... А теперь представьте себе: на протяжении двадцати трех лет один из лучших театров большого Чикаго, находящийся в одном из самых богатых пригородов города, ютился в здании Женского клуба Гленко и крошечного книжного магазина. Буквально в нечеловеческих условиях в театре одна за другой рождались блестящие постановки, в нем играли и продолжают играть лучшие театральные актеры. Газета “The Wall Street Journal” назвала театр “лучшей драматической труппой в стране”. Среди самых заметных спектаклей театра – “A Minister’s Wife” по пьесе Д.Б.Шоу “Кандида” (после Гленко инсценировку Халберстама увидели в Линкольн-центре и San Jose Repertory Theatre), “Трамвай Желание” в постановке Дэвида Кромера, “Преступление и наказание” в постановке Халберстама (после мировой премьеры – премьера в Нью-Йорке и тридцать региональных постановок). О театре говорили по всей Америке, а у коллектива не было нормальных условий для репетиций. Ни гримерок, ни подсобных помещений, ни места, где можно было бы хранить декорации... И вот, наконец, мучениям творческого коллектива пришел конец - в марте 2016 года у Writers Theatre появился СВОЙ ДОМ. Я был на открытии нового здания и могу признать, что такого удобного, просторного театрального центра нет больше ни у кого. В новом центре – два зала: Alexandra C. and John D. Nichols Theatre на 250 мест и The Gillian Theatre на 50-99 мест в зависимости от спектакля. Два удобных зала с прекрасной акустикой и передовой технической оснащенностью, просторное фойе с верандой (оно напоминает фойе театра “Мастерская П.Фоменко” в Москве), много мест для парковки... Дизайном нового здания занималась известная чикагская архитектурная фирма Studio Gang Architects, созданная в 1997 году архитектором Джинн Ганг. Среди работ фирмы – волнообразный небоскреб Aqua Tower в Чикаго, Columbia College Chicago’s Media Production Center, Nature Boardwalk в чикагском зоопарке, небоскреб Solar Carve Tower в Нью-Йорке. В дизайне нового центра использованы стеллажи книги, которые были частью декора в здании Женского клуба Гленко. Общая стоимость проекта – тридцать четыре миллиона долларов. Компания по сбору средств продолжается. На момент подписания статьи в печать собрано больше тридцати трех миллионов.

Майкл Халберстам считает “Аркадию” идеальным выбором для первого спектакля в новом Доме: “Эта пьеса послужит для нас своеобразным мостом между замечательным прошлым и, надеюсь, еще более прекрасным будущим театра”. А вот что мы увидим в Writers Theatre в ближайшее время.

27 апреля 2016 года - 10 июля 2016 года. “Death of a Streetcar Named Virginia Woolf: A Parody” Тима Сниффена (с дополнительными материалами Тима Райдера).
Что случится, если на одной сцене встретятся герои трех самых знаменитых американских пьес XX века: “Трамвай “Желание”, “Кто боится Вирджинии Вульф?” и “Смерть коммивояжера”? На этот вопрос ответит совместная постановка Writers Theatre и Chicago’s The Second City. Этим спектаклем открывается малый зал Writers Theatre - The Gillian Theatre. Режиссеры - Майкл Халберстам и Стюарт Карден.
15 июня 2016 года - 24 июля 2016 года. “Компания” (“Company”) – семикратный лауреат премии “Тони”, знаменитый мюзикл Стивена Сондхайма и Джорджа Ферта, поставленный на Бродвее Харольдом Принсом, получит новую жизнь на сцене Writers Theatre. Режиссер – Уильям Браун.


Nota bene! Спектакль “Аркадия” идет до 1 мая в помещении Writers Theatre по адресу: 325 Tudor Court, Glencoe, IL 60022. Заказ билетов на этот и другие спектакли сезона 2015-16 годов - по телефону 847-242-6000, на сайте www.writerstheatre.org или в кассе театра. С 2013 года в театре действует специальное предложение для тех, кто воспользуется Metra’s Union Pacific North Line, чтобы добраться до театра. Сделайте свою фотографию внутри поезда, выложите ее на Фейсбук или в Твиттер с тэгом @writerstheatre #НАЗВАНИЕ СПЕКТАКЛЯ, покажите этот пост в кассе театра и получите $5 наличными. По вторникам (Post Show Conversation: The Word) и средам (Post Show Conversation: The Artist) после спектакля состоятся пятнадцатиминутные беседы с актерами. Со вторника по пятницу в 7.00 pm в театре пройдут пятнадцатиминутные беседы о пьесе “Аркадия” (Living Program Notes: Arcadia).
 
Фотографии к статье:
Фото 1-9. Сцены из спектакля “Аркадия”. Фото – Майкл Бросилоу
Фото 10-14. Новый дом Writers Theatre. Фото – Хедрик Блессинг

Комментариев нет: