17 февр. 2008 г.

Традиции, неподвластные времени

Игорь Моисеев – поразительный феномен русской советской культуры. Его отец принадлежал к дворянскому роду. Он был правоведом, учился на философском факультете Гейдельбергского университета, часто бывал в Париже. Там он познакомился со своей будущей женой – полуфранцуженкой-полурумынкой. Вскоре они уехали в Россию: у отца была адвокатская практика в Киеве. Игорь заговорил по-французски раньше, чем по-русски, а в балетную студию попал случайно. Его привел отец, рассудив, что мальчику всегда пригодятся осанка, манера держаться, изящество поведения – именно те качества, которые дает танец. Так Игорь Моисеев пришел в студию бывшей балерины Большого театра Веры Ильиничны Масоловой... В двадцать четыре года он уже был балетмейстером Большого театра, а в тридцать один создал коллектив, навсегда обессмертивший его имя.
Невероятно, как удалось ему выжить в страшные сталинские годы, как удалось остаться самим собой?! Когда сегодня мы слышим: “Время было такое”, давайте посмотрим на тех, кто в этом времени жил и не запятнал свое доброе имя ни позорными подписями, ни гнусными доносами. Таких немного, но они есть. Моисеев служит для нас подлинным примером настоящего русского интеллигента. Я восхищаюсь этим человеком: его жизнью, его талантом, его поступками. Его приглашали вступить в партию восемнадцать раз, а он отвечал, что верит в Бога. Ему давали замечания, выговоры, стучали кулаками: “Как можно руководителю ансамбля быть беспартийным?”. Он отвечал вопросом на вопрос: ”А если я буду партийный, я от партийности лучше поставлю танец?” Моисеев дружил с “невозвращенцем” Шаляпиным и “врагом народа” Таировым, приглашал Михоэлса и Зускина для инсценировки свадебного обряда в сюите еврейских танцев “Семейные радости”, великолепно знал историю, живопись, литературу, музыку... Конечно, можно сказать, что ему повезло. Он всю жизнь занимался любимым делом, которое оказалось востребовано властью и любимо зрителями. Но вместе с везением у Мастера был и талант, и невероятная работоспособность, требовательность к себе и другим, самодисциплина... - словом, набор тех качеств, которые необходимы Лидеру. Он попробовал себя и в театре, и в кино, и даже в качестве режиссера физкультурного парада на Красной площади. Но главным делом своей жизни для него был Государственный Академический ансамбль народного танца, первый в мире профессиональный ансамбль подобного рода. “Уникальный”, “единственный”, “неповторимый” – такими эпитетами чаще всего награждают этот коллектив. Игорь Моисеев создал сценический жанр народного танца, он превратил характерный танец из вставного номера в самостоятельный вид искусства и возвел его в ранг спектакля. Первым прорвав “железный занавес”, ансамбль Моисеева завоевал мир! Первая знаменитая зарубежная поездка коллектива состоялась в 1955 году: гастроли в Париже и Лондоне. Из Нью-Йорка в Европу на русское чудо приехал посмотреть выдающийся импресарио Сол Юрок. Околдованный моисеевским искусством, он дал себе слово, что должен показать коллектив в Америке. Прошло три года, и Юрок устроил американские гастроли ансамбля. Моисеевская труппа стала первым советским коллективом, побывавшим в США. (На следующий год их примеру последовал балет Большого театра.) После первого выступления артистам двадцать пять минут аплодировали стоя. Это был триумф! На концертах, банкетах, приемах их трогали пальцами, проверяя, живые они или нет. Моисеев вспоминал: “После спектакля в Нью-Йорке хорошо одетая, красивая женщина средних лет попросила разрешения поцеловать мою руку. Я спросил у женщины ее имя. Она ответила: “Мое имя - Марлен Дитрих”.
То были годы повального увлечения рок-н-роллом, и Моисеев, увидя новый танец, загорелся идеей поставить его силами профессионального коллектива. И уже в следующий приезд в США ансамбль показывает миниатюру “Сквер-данс. Назад к обезьяне, или Пародия на рок-н-ролл” – великолепный рок-н-ролл в исполнении русских артистов. Конечно, танец произвел фурор.
Нынешний (тринадцатый по счету!) американский тур моисеевского ансамбля - юбилейный. Он посвящен семидесятилетней годовщине образования коллектива, пятидесятилетию его первого приезда в Америку и открытию культурных связей между СССР и США. За два месяца Ансамбль Моисеева даст тридцать семь концертов в тридцати четырех городах. В этом году гастроли впервые проходят без создателя и бессменного руководителя коллектива. Великий балетмейстер XX века Игорь Александрович Моисеев умер 2 ноября 2007 года. Ему шел сто второй год.
Несмотря на преклонный возраст, Ансамбль танца Моисеева – молодой и сильный коллектив. Сильный своими талантами, своей положительной энергетикой, своим профессионализмом. В этом мы лишний раз убедились на концерте 29 января 2008 года в Чикагском симфоническом центре. В этот вечер в зале не было равнодушных – стихия моисеевского искусства захватывает всех. В первом отделении мы увидели бессмертные моисеевские танцы, которые импресарио неизменно просят включить в программу гастролей: русские народные танцы “Лето” и “Полянка”, зажигательный калмыцкий танец (на Саратовской гармошке играл Михаил Дроков), “Сюита из молдавских танцев Хора (танец девушек), Чиокирлия (жаворонок) и Жок (по-молдавски “танец”)”, “Сюита из греческих танцев Сиртаки”. Эту композицию Моисеев создал после посещения свадебной церемонии во время гастролей в Греции.
Во втором отделении концерта артисты эмоционально и остроумно исполнили румынский шуточный танец “Бриул”, композицию из цыганских танцев “Цыгане”, египетский женский танец, венесуэльский национальный танец “Хоропа”, испанский танец “Арагонская хота” на музыку М.Глинки. Испанцы были настолько потрясены моисеевской трактовкой этого танца, что наградили маэстро Почетным орденом.
Отдельно выделю артистичный, полный экспрессии танец аргентинских пастухов “Гаучо”. Одним из “пастухов” был уникальный танцовщик Рудий Ходжоян. Ему шестьдесят четыре года! Те, кто были на концерте, я думаю, согласятся со мной: так, как танцует Ходжоян, не могут станцевать и молодые! В ансамбле с Владиславом Озерянским и Андреем Артамоновым он просто “творит чудеса”.
Наряду со старыми танцами мы увидели новую композицию. В концерте впервые в Северной Америке был показан татарский танец “Татарочка-черноморочка”.
Всеобщий восторг вызвала в зале шуточная композиция Моисеева “Нанайская народная игра “Борьба двух малышей””, с блеском исполненная Олегом Чернасовым. Наконец, апофеозом вечера стало зажигательное русское “Яблочко” из “Большой флотской сюиты”. Этот танец Моисеев поставил во время Великой отечественной войны в самодеятельном ансамбле Тихоокеанского флота.
Мы увидели лишь четырнадцать из более чем трехсот танцевальных номеров, поставленных Игорем Моисеевым. Эта цифра вошла в Книгу рекордов Гиннесса. Кроме этой категории, имя Моисеева внесено в Книгу рекордов за самую долголетнюю творческую деятельность в области хореографии (с восемнадцати лет маэстро служил в балете Большого театра, с двадцати четырех до конца жизни являлся балетмейстером) и за выдающийся вклад в развитие мировой народно-сценической хореографии. Игорь Александрович придумал и развил новый танцевальный жанр – сценический народный танец. У него не было ни аналогов, ни предшественников, ни традиций. До него никому в голову не приходило ставить и показывать на сцене народные танцы. За каждым из этих танцев стоит долгая кропотливая работа Мастера. Моисеев не просто переносил на сцену увиденный на улице самородный национальный танец. Он изучал культуру и музыкальные традиции страны, дополнял, “украшал” народный танец элементами классики и характерного танца. Поэтому Сиртаки у Моисеева выглядят зрелищнее и зажигательнее, чем в Греции, сицилианская Тарантелла – остроумнее, чем в Италии, старинный китайский танец с лентами – лиричнее, чем в Китае.
Вспоминает танцовщица ансамбля Лидия Шамина: “Моисеев требовал скрупулезности во всем: позиции соблюдались до миллиметра, методика движений отрабатывалась часами, рисунки надо было держать как по линеечке - ассистентами-репетиторами это доводилось до совершенства. Отсюда и слаженность исполнения, и техника танцоров, которая и сегодня, уже в шестом по счету поколении, поразительно высока”.
Ансамбль танца Моисеева – это блистательное созвездие талантов, коллектив профессионалов высочайшего класса, ничем не уступающих солистам лучших балетных театров мира. Большинство артистов - выпускники Школы-студии, созданной Моисеевым в 1943 году. Школа стала первой в мире государственной профессиональной школой народного танца. Недавно она получила статус училища. Игорь Александрович особенно выделял ленинградскую балетную школу. Поэтому в его ансамбле так много выпускников Вагановского училища.
Я намеренно не называю моисеевских танцоров солистами. Маэстро злился, когда кого-то из его артистов так называли. Он говорил, что выгонит любого, кто возомнит себя солистом: ”С 10 февраля 1937 года, когда состоялась первая репетиция ансамбля, и до сих пор у нас действует принцип: все учат все. Если артист солирует в одном номере, в следующем он выступает в кордебалете. Так построены наши программы”. Буду следовать словам мастера и перечислю только некоторых танцоров ансамбля: Анна Щукина и Владимир Павлюченко, Рамиль Мехдиев, Евгений и Юрий Чернышковы, Дмитрий Клокотов, Ольга Волина, Вероника Денисова, Ирина Галушкина, Константин Костылев, Айрат Каримов, Кирилл Кочубей, Денис Панков, Анна Глухова, Александр Тихонов, Юлия Стеблецова, Мария Николаева, Ольга Воронкова.
Место Игоря Моисеева в русском и мировом искусстве незаменимо. Кто возглавит ансамбль после его смерти? Кто поведет корабль в дальнейшее плавание? Ответов на эти вопросы пока нет. На вопрос о преемнике Моисеев всегда отвечал: “Такого не вижу. Надо просто продолжать то, что уже сделано”. Игорь Александрович давно определил своих помощников (бывших солистов труппы), воспитанных внутри коллектива. Сегодня в худсовет ансамбля входят директор и педагог-репетитор Елена Щербакова, вдова хореографа Ирина Моисеева, танцор старшего поколения Лев Голованов (единственный участник первых гастролей ансамбля Моисеева в США в 1958 году), директор Школы при ансамбле Гюзель Апанаева, дочь хореографа Ольга Моисеева, Виктор Никитушкин, Сергей Аникин, Лариса Аристова, Андрей Евланов. Вот тот костяк, который продолжает традиции Мастера. Традиции, неподвластные времени. Имя отца-основателя обязывает!

Комментариев нет: