24 июл. 2011 г.

Lookingglass Theatre в прошлом и настоящем



12 июня в Нью-Йорке, в помещении Radio City Music Hall, состоялась торжественная церемония вручения высшей театральной награды Америки – премии “Тони” (Tony Award). Лауреатом в категории “Лучший региональный театр Америки” стал чикагский Lookingglass Theatre.
Двадцать три года назад восемь студентов Северо-Западного университета (перечисляю по алфавиту) Ева Барр, Дэвид Гатлин, Джой Грегори, Лоуренс Дистази, Дэвид Керснер, Том Кокс, Эндрю Уайт (нынешний артистический директор) и Дэвид Швиммер (самый известный член “восьмерки”, прославившийся спустя шесть лет исполнением главной роли в сериале “Друзья”) впервые задумались о создании нового театра. Путь к нему шел через “кроличью нору” в “зазеркалье” – первым спектаклем молодого коллектива стала инсценировка романа Льюиса Кэрролла “Алиса в стране чудес”. Эндрю Уайт вспоминает: “Премьеру сыграли в помещении университета. Нас было всего шесть человек. Одна актриса играла Алису, пять актеров были заняты в остальных ролях”. С этим спектаклем мы с успехом выступили на Edinburgh Fringe Festival. Это было волшебное чувство рождения нового театрального организма. Мы чувствовали себя в начале большого пути”.
К официальной дате рождения театра – 13 февраля 1988 года – студенты закончили учебу, многие разъехались по стране. Эндрю Уайт жил в Лос-Анджелесе и работал на телевидении, когда он услышал, что у нового театра появилась первая сцена: “Мы назвали наше первое помещение “Edge of the Lookingglass”. Оно представляло собой сочетание арт-галереи, ночного клуба и театра... Мы планировали наш первый сезон коллегиально. Каждый член коллектива имел право предложить пьесу для постановки и каждый голосовал за постановку, предложенную другими”. В первом сезоне (1988-89 годы) театр сыграл спектакли “Из одной крови” (“Of One Blood”, автор и режиссер – Эндрю Уайт), “Забота” (“Treatment”) и “Одиссея” (автор инсценировки и режиссер – Мэри Зиммерман). Так начиналась славная история одного из лучших театров Чикаго.
В сезоне 1998-99 годов театр представил представление ”Метаморфозы” Овидия в постановке Мэри Зиммерман. По многочисленным просьбам зрителей показ спектакля продлевали семь раз, и все это время труппа должна была думать о том, где снять новое помещение. Назрела необходимость в собственном здании. С этим театру помог один из основоположников Дэвид Швиммер. Один поход к тогдашнему мэру Чикаго Ричарду Дэйли (в театре говорят, что без помощи актера затея с новым зданием была бы обречена), одна компания по сбору средств (Чикаго и Иллинойс подарили театру по полтора миллиона долларов, театру удалось собрать почти четыре миллиона долларов) – и у коллектива наконец-то появился СВОЙ дом. Летом 2003 года в помещении Water Tower Place на главной улице Чикаго Мичиган-авеню открылась новая страница истории Lookingglass Theatre. Зрительный зал и сцена были спроектированы таким образом, что их можно переставлять, менять местами, убирать, добавлять, использовать вместо декораций – в общем, после более чем десятилетних мытарств по разным залам у театра появилась своя площадка для самых дерзких экспериментов.
В составе постоянной труппы театра – двадцать два актера. В зависимости от репертуара дополнительно до пятнадцати человек каждый сезон приглашаются на определенные постановки. По традиции, каждый член коллектива по прежнему имеет право предложить пьесу для постановки и каждый голосует за постановку, предложенную другими. Говоря о стиле театра, Дэвид Швиммер употребляет термин “физический”: “Частью наших репетиций стали ежедневные часовые разминки. До разбора текста и анализа характера героя – физические упражнения. Некоторые из наших постановок действительно требовали этого”. То, что Швиммер называет физическим театром, я бы назвал театром синтетическим. Lookingglass Theatre во многих постановках представляет театр движения, акробатики, цирка, клоунады, пантомимы, танца; театр, где все падает, взрывается, взлетает и улетает; театр динамичный, яркий, зрелищный. Яркий пример подобного театра – спектакль “Гефест” Тони Хернандеса и Хайди Стиллман. Но, например, в “Арабских ночах” Мэри Зиммерман (инсценировка книги “Тысяча и одна ночь”) меньше цирка и акробатики, а больше – элементов театра, в котором царит Его Величество Слово. Театр смело берется за инсценировки самых сложных классических и современных сочинений. В разные годы на сцене театра шли такие спектакли, как “Тяжелые времена” Ч.Диккенса и “Восемьдесят дней вокруг света” Ж.Верна. Ставили в театре и русскую классику: “Идиот” Ф.М.Достоевского, “Мастер и Маргарита” М.Булгакова, “Голый король” Е.Шварца, совсем недавно - “Братья Карамазовы” Ф.Достоевского. Это уже совсем другой театр – тонкий, глубокий, психологический... Дважды с театром работал актер и режиссер Вениамин Смехов. Вот как он вспоминает работу с коллективом: “Не театр, а сказка. Все, что просишь, показываешь - моментально схватывают. Играют вдвойне интереснее. Ты заводишься. Пробуешь еще. Они хохочут, подражают, присваивают... Танцуют, как мастера, двигаются, как акробаты, при этом способны играть “старым способом” - достоверно, реалистично, психологично... Их уважение к системе Станиславского помножено на увлечение театрами Арто, Гротовского, Японии, Китая. Все советские иллюзии оказались фальшивыми: ни прагматизма, ни карьеризма, а “огромные гонорары” - смешной бред. Ребята окончили одну из лучших частных театральных школ в Америке – Северо-Западный университет. Заплатили за четыре года по сто тысяч долларов, чтобы стать... бедными актерами. Они вкалывают целыми днями в качестве учителей, воспитателей детских садов, официантов, а в шесть вечера - в репетиционный зал. Хотите, зовите их хиппи, хотите - элита, богема - все будет и так, и не так”.
В активе Lookingglass Theatre – сорок две Joseph Jefferson Awards, многочисленные премии и награды! Последняя по времени награда стала самой почетной. Театр стал пятым – после Steppenwolf Theatre (1985), Goodman Theatre (1992 год), Victory Gardens Theater (2001 год) и Чикагского шекспировского театра (2008 год) – театром Чикаго, получившим премию “Тони” в категории “Лучший региональный театр Америки”. Это наилучший показатель среди всех американских городов.
В эти дни на сцене театра идет спектакль “Последняя песнь Лильки Кадисон” (“The Last Act of Lilka Kadison”) – трогательная история любви, проходящей через войны и испытания. Этот спектакль – плод пятилетнего коллективного творчества театра. В числе авторов пьесы – Эбби Филипс, Никола Берман, Хайди Стиллман, Эндрю Уайт, Дэвид Керснар. В этой постановке мне больше всего понравились переходы из дня сегодняшнего в события семидесятилетней давности. Можно спорить по поводу политической составляющей пьесы, но, мне кажется, шероховатости текста с лихвой искупаются элементами магического реализма постановки. Режиссер – Дэвид Керснар. В главной роли – двадцатишестилетняя талантливая актриса Нора Фиффер. Театралы Чикаго помнят ее по роли Мегги (Мэрилин Монро) в спектакле “После грехопадения” по пьесе Артура Миллера в Eclipse Theatre. В ролях: Мэрилин Додс Франк, Успан Алли, Ченс Боун.

Nota bene. Спектакль “Последняя песнь Лильки Кадисон” (“The Last Act of Lilka Kadison”) играется до 21 августа. 821 N. Michigan Avenue, Chicago, IL 60611, справки и заказ билетов по телефону 312-337-0665 или на сайте http://lookingglasstheatre.org. Не забудьте в кассе театра поставить штамп на билете паркинга. В этом случае вы получите хорошую скидку. (Адрес паркинга со скидкой: 161 East Chicago Avenue, Chicago, IL 60611.)

Комментариев нет: