8 мар. 2012 г.

Московские Черемушки – на сцене Чикагского оперного театра


Главное событие открывающегося 14 апреля 2012 года нового сезона Чикагского оперного театра (далее – ЧОТ) – постановка музыкальной комедии (оперетты) Дмитрия Шостаковича “Москва, Черемушки”.

Сообщение о том, что самый трагический композитор современности (так его называли современники) Дмитрий Дмитриевич Шостакович сочиняет оперетту, быстро разнеслось по Москве. Многие приняли это за шутку – в то время Шостакович как раз закончил свою Одиннадцатую симфонию, и представить, что параллельно с ней он сочиняет оперетту, было почти невозможно. По-прежнему была запрещена его опера “Леди Макбет Мценского уезда”, не исполнялась Четвертая симфония... При этом на дворе стояла “оттепель”, и новые власти постарались дать сигнал композитору, что времена изменились, - 22 апреля 1958 года Шостаковича наградили Ленинской премией.
Отношение к легкому жанру у Шостаковича всегда было хорошим. В интервью газете “Литература и жизнь” он прямо сказал, что всегда любил оперетту, а выступая по радио, назвал гениальными оперетты Кальмана и Оффенбаха.
Интересна история создания “Москва, Черемушки”. Близкий друг композитора Исаак Гликман рассказывал, что Дмитрий Шостакович стал работать над опереттой “Москва, Черемушки” после настоятельных просьб главного дирижера Московского театра оперетты Григория Столярова. В 1934-35 годах композитор сотрудничал с ним при постановке “Катерины Измайловой” в Московском театре имени К.Станиславского и В.Немировича-Данченко. Авторы либретто “Москвы...” - популярные советские писатели-сатирики Владимир Масс и Михаил Червинский.

Работа шла легко, хотя композитору не нравился сюжет, диалоги и сам замысел. В письме к Гликману 19 декабря 1958 года он назвал “Москва, Черемушки” произведением скучным и бездарным: “Я аккуратно посещаю репетиции моей оперетты. Горю со стыда. Если ты думаешь приехать на премьеру, то советую тебе раздумать. Не стоит терять время для того, чтобы полюбоваться на мой позор. Скучно, бездарно, глупо. Вот все, что я могу тебе сказать по секрету. Крепко жму руку”. Гликман пишет: “Дмитрий Дмитриевич не советовал приезжать на премьеру, но я был встревожен его авторским самобичеванием и не мог поверить, что он создал бездарное произведение, ибо, как говорил один крупный музыкант, Шостакович не может написать что-либо плохо, его колоссальный талант не позволяет ему это сделать. Я подумал о душевной сумятице, переживаемой Дмитрием Дмитриевичем, и отправился в Москву на последние репетиции и на премьеру. Мне казалось, что текст диалогов засорен жаргонной, т.н. “блатной” фразеологией. В некоторых местах это коробило слух, хотя стихи для вокальных номеров звучали убедительно и ярко, вся музыка радовала своим сверкающим юмором и лирической задушевностью, а большая вокально-танцевальная сюита просто обворожила меня своим блеском и остроумием. Главная ария Лидочки, построенная на мелодии светлой по колориту песни “Нас утро встречает прохладой”, мне тоже понравилась. Мой отзыв о репетиции приободрил Дмитрия Дмитриевича, и на его лице появлялась улыбка, когда звучали хлесткие куплеты управхоза или когда залихватски исполнялась полька в сцене новоселья - с длинной нотой на слове “Го-о-рько!” Глядя на несколько повеселевшего Дмитрия Дмитриевича, я понял, что приехал не зря. Премьера была высоко оценена московскими газетами, а публика более сдержанно встретила премьеру, т.е. успех был, но отнюдь не триумфальный. Дмитрий Дмитриевич дал банкет в ресторане “Прага” для всех участников спектакля. Я на нем присутствовал и наслышался много хвалебных речей по адресу Шостаковича, хотя сам он отнесся к ним индифферентно”.
Премьера сочинения состоялась в Московском театре оперетты в 1958 году. В партии Лидочки блистала молодая Татьяна Шмыга. Артист, режиссер, один из создателей Московского театра оперетты Григорий Ярон вспоминал: ”Труппа с первого дня полюбила музыку Шостаковича. Настоящий фурор она вызвала внутри театра, когда актеры услышали ее в исполнении оркестра. Музыка улыбалась, хохотала, танцевала, издевалась, шалила, а иногда чуть-чуть грустила... Шостакович сидел в четвертом ряду, через два кресла от меня, и я видел по его лицу, как он внутренне сам “играл” все роли, “пел” все партии, “танцевал” все танцы. В антрактах, когда в зрительный зал давали свет и публика аплодировала ему, он подымался с кресла и конфузливо (как всегда) кланялся...”.

Через два года после премьеры оперетты на киностудии “Ленфильм” режиссером Гербертом Раппопортом был поставлен одноименный фильм, в котором комедийный образ управхоза Барабашкина создал Евгений Леонов. В картине снимались также Геннадий Бортников, Василий Меркурьев, Сергей Филиппов.
 
В своем бессмертном романе “Мастер и Маргарита” Михаил Булгаков устами Воланда сказал: “Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди...  в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их”. “Квартирный вопрос” – в центре сюжета оперетты Шостаковича. Все очень просто: некий влиятельный чиновник Дребеднев с помощью управхоза Барабашкина хочет вселиться без очереди в новую квартиру, оставив без жилья молодого специалиста Лидочку, а также молодоженов Бориса и Люсю. Однако коварным планам “плохишей” не суждено сбыться – справедливость торжествует. Молодые вселяются в новую квартиру, их поздравляют соседи, а “злодеи” наказаны: чиновник понижен до управхоза, управхоз – до дворника. В финальной сцене Барабашкин (с метлой в руке?) поет куплеты “Я, вы правы, безвозвратно погорел средь бела дня”, новоселы ликуют, радостно звучит хор: “И все мечты сбываются у тех, кто здесь живет”. Занавес.

Понятно, что подобный сюжет не мог вызвать никакого энтузиазма у Шостаковича. Серьезно исполнять ЭТО просто невозможно. Но жанр сочинения определен, как музыкальная комедия, а это сразу расширяет рамки возможного. 

Действие комедии построено в жанре клипов: большое количество персонажей, быстрая смена мизансцен, динамичное развитие сюжета. И музыка под стать действию: быстрая, живая, сатирически-пародийная. В ней можно найти цитаты из Чайковского, Мусоргского, песен “Ойра”, “Бывали дни веселые”,  “Цыпленок”, “Песня о встречном”, русских народных песен ”Во саду ли, в огороде”, “Светит месяц”, “Ах вы, сени мои, сени”, песен времен НЭПа. Мы слышим вальс, польку, танго и даже пародийный рок-н-ролл – Шостакович “жонглирует” жанрами и стилями, создавая ни на что не похожее произведение... Вскоре после премьеры музыковед М.Сабинина написала: “Если попытаться коротко определить новое в музыкальной комедии “Москва, Черемушки”, то это, с одной стороны, усиление и расширение функций музыки, а с другой - восстановление юмора в его исконных правах... Стиль музыки всюду привлекает своей чистотой и отличным вкусом”. О пародийности музыки Шостаковича говорит и автор оркестровки, хорошо известный нам английский композитор, музыковед, консультант Чикагского симфонического оркестра Джерард Макберни: Это произведение насквозь пародийно, в нем обыгрывается музыка Мусоргского и Бородина, проскальзывают насмешливые аллюзии на “Спящую красавицу” и другие произведения Чайковского. Куча пародий на популярные советские песни. Самая знаменитая из них – “Подмосковные вечера”. Первые восемь нот этой песни стали позывными радио Москвы”.

“Москва, Черемушки” так и осталось единственным, написанным в легком жанре сочинением Шостаковича. Оно вызвало громадный интерес за границей. 24 июля 1958 года гостивший в Москве федеральный канцлер Австрии фон Рааб сообщил, что венский театр ”Фолксопер” хочет поставить “Москва, Черемушки”, а директор и художественный руководитель Берлинского театра оперетты “Метрополь-театр” Ганс Питр специально приехал в Москву на премьеру спектакля. В США оперетта под названием “Песни о Москве” была впервые представлена в 1964 году и записана на DVD фирмой Decca. В России известна запись 1997 года, сделанная дирижером Геннадием Рождественским, Hague Residentie Orchestra и солистами Московского музыкального театра имени К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко. За последние годы оперетту поставили в театрах Великобритании, Германии, Франции, Австрии. Сегодня она идет в Московском музыкальном театре имени К.Станиславского и В.Немировича-Данченко в камерной оркестровке Джерарда Макберни. Руководитель постановки Александр Титель рассказывает: “Макберни сделал оркестровку для такого эстрадно-симфонического оркестра, который был в шестидесятые годы. Много духовых инструментов, два саксофона, гитара, много ударных, из которых некоторые - довольно экзотические. Многое из того, что Дмитрий Дмитриевич вуалировал и подавал намеком, Макберни вытащил. И вдруг стали слышны реплики духовых инструментов и все те моменты музыкальной пародии, которые Шостакович заложил, например, “Цыпленок жареный” или “Тебе любимая и легендарная, в боях познавшая радость побед...”. Они вытащены более явно, более остро”.

Мы тоже услышим оперетту “Москва, Черемушки” в оркестровке Макберни. В этой же оркестровке оперетта была поставлена в прошлом сезоне в Лонг-Бич Опере – той самой опере, которой с 2003 года руководит Андреас Митишек. Напомню, что с 1 сентября 2012 года он становится новым генеральным директором ЧОТ, заменяя на этой должности Брайана Дики. В Лонг-Бич оперетта исполнялась на английском языке в переводе Дэвида Пунтни, а в Чикаго пойдет в новой английской адаптации Мег Мирошник.

Действующие лица и исполнители:

Бубенцов – Мэтт Болер, Маша – Эмили Фонс,

Бабуров – Пол Шолтен, Лидочка – Сара Хитон,

Корецкий – Пол Лароза, Сергей Глушков – Доминик Армстронг, Люся – Софи Горделадзе.

Дирижер – Александр Платт.

Режиссер – Майк Донахью.

Художник – Аня Клепикова.

Nota bene! Оперетта “Москва, Черемушки” идет с 14 по 25 апреля 2012 года в помещении Harris Theater по адресу: 205 E. Randolph Drive, Chicago, IL 60601, справки и заказ абонементов по телефону 312-704-8414 или на сайте www.ChicagoOperaTheater.org. Для новых подписчиков Чикагский оперный театр предлагает скидку 50%.

Комментариев нет: