26 авг. 2014 г.

Барбара Гейнс: “Театр - мое призвание”. Эксклюзивное интервью руководителя Chicago Shakespeare Theater


Новый, двадцать восьмой сезон Чикагского шекспировского театра открывается трагедией У.Шекспира “Король Лир”. Премьера намечена на 9 сентября. Постановку готовит режиссер Барбара Гейнс.

 

Кто есть кто в мировом театре. Барбара Гейнс - американская актриса, режиссер, импресарио. Родилась в пригороде Нью-Йорка. Выпускница Северо-Западного университета (Эванстон, штат Иллинойс). Играла в театрах Нью-Йорка и Чикаго. Основательница и с 1986 года бессменный художественный руководитель Чикагского шекспировского театра. Режиссер более тридцати шекспировских пьес. Четыре раза ее спектакли – “Гамлет” (сезон 2006-07 годов), “Цимбелин” (сезон 2007-08 годов), “Король Лир” (сезон 2000-01 годов), “Комедия ошибок” (сезон 2007-08 годов) - получали высшую театральную премию Чикаго “Джефф” (Joseph Jefferson Awards) в категории “Лучшая постановка сезона”, три раза - за спектакли “Цимбелин”, “Король Лир”, “Комедия ошибок” - она становилась лучшим режиссером года, трижды удостаивалась Лондонской театральной премии имени Лоренса Оливье. Всего ее спектакли получили более тридцати пяти премий “Джефф” в разных категориях.

В эксклюзивном интервью газете “Реклама” Барбара Гейнс рассказала об истории создания и сегодняшнем дне Шекспировского театра. А началась наша беседа с моего вопроса о предстоящей премьере.
 
“Путин может пойти на раздел королевства?”

-        Я не планировала еще раз обращаться к “Королю Лиру”. Но лет пять-шесть назад произошло событие, которое изменило мои планы. Как-то по радио я услышала новую для меня песню Фрэнка Синатры. Я была ошеломлена. Песня напомнила мне о Лире – эпизод, когда, выгнанный дочерьми, он оказывается на улице. Я отметила для себя эту песню и думала, что забыла о ней. Но песня меня не отпускала. Она преследовала меня, возвращалась в фантазиях и снах... Я не знала названия. Спрашивала многих людей, и никто не мог мне помочь. Однажды меня познакомили с Биллом Земе – автором биографии Фрэнка Синатры. Он сказал мне названия песни и альбома, на котором она записана. Это песняWhere do you go”. Я послушала ее еще раз и поняла, что должна вернуться к “Королю Лиру”. “Куда вы идете, Когда начинается дождь? Где вы будете спать, Когда придет ночь? Что вы делаете, Когда сердце болит? Куда вы пойдете, Когда настанет ваше время? Где вы спрячетесь, Когда погаснут огни?” Это все то, через что проходит Лир. Идет дождь, темнеет, он не знает, куда идти и где он будет спать...

-        Песня прозвучит в спектакле?

-        И эта, и другие. Спектакль начинается с песни Синатры. Лир поет ее до раздела королевства. Билл Земе познакомил меня с адвокатом семьи Синатры, который в свою очередь помог мне получить разрешение на использование песен... Я делаю спектакль о современном Лире - короле, тиране, властителе и... любителе песен Синатры.

-        У “Короля Лира” огромная сценическая история. Мы помним великих Лиров прошлого: Пола Скофилда и Лоренса Оливье, совсем недавно мы увидели в этой роли Саймона Расселла Била, я помню замечательных русских актеров, игравших Лира. Я хотел у вас спросить, что нового скажет ваш спектакль, но вы уже отчасти ответили на этот вопрос: Лира, поющего песни Синатры, мировая сцена еще не видела. Был Гамлет-Высоцкий с гитарой и стихотворением Пастернака, а Лира с Синатрой не было...

-        Я уверена, что Шекспир меняется каждый раз, когда вы его ставите. Каждая постановка совершенно не похожа на предыдущую. У нас работают великолепные актеры, и каждый по-своему видит Шекспира. Исполнитель главной роли Ларри Яндо – один из лучших актеров, с которыми я когда-либо работала. Его работа всегда шокирует, она всегда неожиданна, он - яркий, интеллигентный актер невероятного таланта. Ларри – мой дорогой друг. Впрочем, обо всех актерах, участвующих в постановке, я могу сказать то же самое. Вы увидите Лира под другим углом зрения и, надеюсь, не будете разочарованы. В современном обществе все более распространенным становится такое заболевание, как деменция. Деменция – страшное заболевание Лира. В нашей трактовке пьеса начинается, когда у Лира уже развивается деменция. Путин может пойти на раздел королевства?

-        Никогда!

-        Правильно, никогда! Ни один тиран в здравом уме не разделит свое королевство. А Лир в начале пьесы уже не в своем уме. У него развивается деменция, и он принимает глупые и опасные решения.

-        В вашей трактовке Лир не притворяется сумасшедшим, не узнавая Корделию, а является им?

-        Я не думаю, что он притворяется, хотя такое объяснение тоже имеет право на существование. Каждое решение, которое мы принимаем, является субъективным. Шекспир гибок, он может “растянуться” во всех направлениях, он открыт многим трактовкам и идеям, и разные идеи могут стать основой хорошей постановки.

“Как ты собираешься на крыше паба поставить битву при Азенкуре?”

-        Вы выросли в пригороде Нью-Йорка в семье кинорежиссера. Можно ли сказать, что богемная среда и культурная столица мира повлияли на ваше решение стать актрисой и режиссером?

-        Я всегда хотела стать актрисой. Как только я научилась говорить, я стала петь. Я не думала – я просто пела, раздражая окружающих. А режиссером быть никогда не хотела. Впрочем, как и руководителем. Когда мы открыли театр, я предлагала другим стать руководителем. Все отказывались - пришлось мне согласиться. Училась на ходу...

-        Почему вы решили создать театр не в Нью-Йорке, а в Чикаго?

-        Я училась в школе в Чикаго, потом - в Северо-Западном университете. На некоторое время оставив Чикаго, вернулась в Нью-Йорк, играла в разных театрах и... скучала по Чикаго. Мне было некомфортно в Нью-Йорке. Приехала назад в Чикаго и, как оказалось, приняла правильное решение, оставшись здесь.


 
Барбаре Гейнс едва исполнилось двенадцать, когда она, будучи в плохом настроении, открыла томик Шекспира и прочла Двадцать девятый сонет: “Когда в раздоре с миром и судьбой, Припомнив годы, полные невзгод, Тревожу я бесплодною мольбой Глухой и равнодушный небосвод...” (Перевод С.Маршака). Она не могла оторваться, прочла книгу залпом и полюбила автора на всю жизнь. Наиболее сильное театральное впечатление  молодости тоже связано с Шекспиром - игра Кэтрин Хепберн в роли Розалинды в спектакле “Как вам это понравится”. Но самый глубокий след в жизни Гейнс оставил, по ее словам, курс доктора Северо-Западного университета Уолласа Бэйкона “Интерпретация Шекспира”, известный под названием Shake and Bake”. “Он говорил о Шекспире так увлекательно, что это заинтересовало бы даже тех, кто далек от этой темы. После окончания университета я написала ему письмо. Что самое удивительное – он мне ответил. Мы дружили долгие годы, и он был почетным гостем на открытии нашего театра.”

Идея создания театра пришла к Барбаре Гейнс в январе 1983 года, когда в подвальном помещении одного театра она стала вести класс по драматургии Шекспира (Shakespeare workshop). На ее занятия приходили друзья - актеры Northlight Theatre, Victory Gardens и Briar Street Theatre. Она вспоминает, как сказала им: “Я буду рассказывать вам о Шекспире, а вы мне - об актерском мастерстве”. В 1985 году Гейнс с актерами сыграла спектакль “К Шекспиру с любовью” - сцены из разных шекспировских пьес. А летом 1986 года на крыше “Red Lion Pub” в Линкольн-парке (2446 North Lincoln Avenue) она с актерами разыграла пьесу Шекспира “Генрих V”. Спектакль шел две недели на открытой крыше. Дождя не было ни разу. Барбара посчитала это хорошим знаком. Она по-прежнему верит, что великий драматург держал над ними раскрытый зонтик.

-        Пабом владел американец английского происхождения Джон Кордвелл. Кстати, месяц назад его сын Колин открыл паб заново. Я каждый вечер уговаривала Джона позволить мне использовать его крышу для будущего спектакля. Он говорил, что я сумасшедшая: “Как ты собираешься на крыше паба поставить битву при Азенкуре?” Я просила только одного – дать мне шанс. В результате я смогла его убедить, и мы сделали это! У нас не было денег, мы не продавали билеты. Я даже подумать об этом не могла. Некоторые оставляли пожертвования: кто сколько мог.

-        Как вы выживали в это время?

-        Я была актрисой, снималась в рекламе, читала текст за кадром.

Немного истории. Создание Шекспировского театра в Чикаго в 1986 году – такое же чудо, как Музыкальный фестиваль в Грант-парке в разгар Великой депрессии. “Чикаго не нужен Шекспир”, “Театр обречен”, “Это авантюра”... – такие фразы Барбара Гейнс слышала от всех, даже самых близких друзей. Ее называли сумасшедшей, а она продолжала верить в успех и делала свое дело. Первое название театра - Chicago Shakespeare Workshop. В 1987 году театр стал называться Chicago Shakespeare Repertory. Со спектаклем “Троил и Крессида” труппа выступила на сцене Ruth Page Theatre. После аншлага коллектив задержался в этом театре на двенадцать сезонов. Почти все спектакли проходили при переполненных залах.

Свое нынешнее название театр получил в 1999 году, когда у него появился свой дом на военно-морском пирсе (Navy Pier). Мы тогда еще не вселились в новое здание. Я находилась на пятом этаже и увидела, как кран поднимает светящееся табло “Шекспир”... Невозможно выразить мои чувства. Я до сих пор подхожу к театру с легким головокружением.” Первым спектаклем театра в новом здании стала трагедия Шекспира “Антоний и Клеопатра” в постановке Барбары Гейнс. На все спектакли первых двух сезонов все билеты были распроданы. Оказалось, что Шекспир нужен Чикаго.

-        Я не могла даже мечтать, что у нас будет театр в таком прекрасном месте. Единственное, что мне всегда хотелось, - чтобы в Чикаго был Шекспировский театр. Я убеждена, что самосознание каждого нового поколения обогащается благодаря драматургии Шекспира.

-        Откройте, пожалуйста, один секрет. Как вы смогли убедить тогдашнего мэра Ричарда Дейли помочь вам?

-        Я ничего особенного не делала. Мэр Ричард Дейли и его жена Мэгги любили искусство, театр, музыку. Поддерживая культуру, они делали Чикаго более живым, разнообразным, интересным городом. Они пришли в наш театр в самом начале, посмотрели несколько спектаклей. Это была их идея – создать Шекспировский театр на Navy Pier. Я такого не планировала. (Смеется.) Примером для нас служил Swan Theatre Королевской шекспировской компании в английском городе Стратфорд-на-Эйвоне. Тот театр рассчитан на четыреста пятьдесят зрителей. Мы смогли построить немного большее здание... Нынешний мэр Рам Эмануэль тоже поддерживает наш театр. Он помог нам осуществить проект “Шекспир в парках” – бесплатные летние показы шекспировских спектаклей в парках Чикаго. В это лето мы объездили восемнадцать парков!.. Так что нам везет с мэрами. Очень немногие города в Америке могут этим похвастаться.

Немного статистики. Чикагский шекспировский театр - третий по величине региональный театр на Среднем Западе. Каждый сезон театр представляет более пятисот спектаклей на двух площадках: большой сцене на пятьсот двадцать пять мест и малой - на сто восемьдесят. В 2008 году театр стал лауреатом премии “Тони” в категории “Лучший региональный театр США”. Шекспировский театр является крупнейшей актерской биржей Чикаго. Аудитория театра ежегодно составляет около двухсот тысяч человек, из них сорок тысяч - школьники и студенты. Ежегодный бюджет театра - четырнадцать миллионов долларов. Обслуживающий персонал театра - сто десять человек, из них семьдесят работают полный рабочий день.


Через три года после создания театра Барбара познакомилась с недавним выпускником университета Крисом Хендерсоном. В то время он занимался продюсированием пьес молодых драматургов. На встречу с Барбарой двадцатишестилетний Крис приехал в ставшем впоследствии легендарном зеленом костюме. Эта встреча стала судьбоносной в жизни наших героев и Шекспировского театра. Сегодня исполнительный директор театра Крис Хендерсон - “правая рука” Барбары Гейнс. “Крис - человек, который ведет наш театр все эти годы. Мы были абсолютно неорганизованными. Он научил нас заниматься театральным менеджментом. Наше сотрудничество базируется на знании и доверии друг к другу. Без Криса наши успехи были бы невозможны”, - подчеркивает Барбара. Кроме Криса Хендерсона, “ближний круг” Гейнс составляют продюсер Рик Бойнтон (благодаря его энтузиазму появился спектакль “Отелло” – дерзкая, авангардная инсценировка шекспировской трагедии в стиле хип-хоп) и режиссер Гари Гриффин (среди его спектаклей – мюзиклы “Фолис” и “Воскресенье в парке с Джорджем”).


 
О свободе и диктатуре, оперном опыте Барбары Гейнс, классических постановках и самом современном драматурге, о гастролях лучших театров мира и многом другом – читайте во второй части интервью с режиссером.

Nota bene! Абонементы и одиночные билеты на все спектакли будущего сезона Chicago Shakespeare Theater можно заказать на сайте http://www.chicagoshakes.com/, по телефону 312-595-5600 или в кассе театра по адресу: 800 East Grand Avenue, Chicago, IL 60611.

Фотографии к статье:
Фото 1. Барбара Гейнс. Фото – Питер Боси
Фото 2. ЛОГО Чикагского шекспировского театра
Фото 3. Ларри Яндо – Король Лир. Фото – Джефф Скиортино
Фото 4. Барбара Гейнс на премьере спектакля “Генрих V” на крыше “Red Lion Pub”. Лето 1986 года. Фото - Courtesy of Chicago Shakespeare Theater
Фото 5. Барбара Гейнс и Крис Хендерсон. Фото – Стив Леонард
Фото 6. Гари Гриффин, Стивен Сондхейм и Барбара Гейнс. Гала-2014. Фото – Майкл Литчфил

Комментариев нет: