25 сент. 2014 г.

Энтони Фрейд: “Чем тяжелее время, тем важнее искусство”. Эксклюзивное интервью с генеральным директором Лирик-оперы Чикаго. Часть II



5 февраля 1954 года оперой В.А.Моцарта “Дон Жуан” в Чикаго открылся новый оперный театр. Спустя шестьдесят лет в театре готовится новая постановка бессмертного моцартовского шедевра. Репетиции проводит художественный руководитель чикагского театра “Гудман” (Goodman Theatre) Роберт Фоллс. Нас ждет великолепный состав исполнителей во главе с Мариушем Квеченем (Дон Жуан) и Мариной Ребекой (Донна Анна). Дирижер – сэр Эндрю Дэвис. Премьера назначена на 27 сентября.

О юбилейном сезоне, первых шестидесяти годах жизни одного из лучших оперных театров мира и о том, есть ли у оперы будущее, - во второй части эксклюзивного интервью генерального директора Лирик-оперы Энтони Фрейда.

Энтони Фрейд - четвертый генеральный директор Лирик-оперы Чикаго за ее шестидесятилетнюю историю и первый человек, пришедший в компанию извне. Напомню, оперный театр в Чикаго создан усилиями Кэрол Фокс. Она руководила Лирик-оперой с 1954 по 1980 годы. С 1981 по 1997 годы генеральным директором была работавшая при Фокс Ардис Крайник, с 1997 по 2011 годы театр возглавлял Уильям Мэйсон.


“Я стараюсь культивировать чувство театра-дома”


-        В чем сходства и в чем различия Гранд-оперы Хьюстона и Лирик-оперы Чикаго?

-        Лирик-опера гораздо больше, она - вторая оперная компания в США после Метрополитен-оперы. Годовой бюджет Гранд-оперы – примерно двадцать два миллиона долларов, бюджет Лирик-оперы на будущий год - семьдесят четыре миллиона. Обе компании объединяет то, что они - настоящие оперные театры, демонстрирующие целостность и осмысленность в подходе ко всем оперным проблемам. То же самое можно сказать про Национальную оперу Уэльса. Большая редкость в оперном мире – иметь театр-семью. Я горжусь тем, что оказался связанным именно с такими театрами. Я стараюсь культивировать чувство театра-дома. Многие артисты, приезжающие в Лирик-оперу, чувствуют разницу уже через несколько дней. Я прохожу за сцену оперных театров мира, и все они выглядят одинаковыми. Обычные оперные “машины”. Возвращаясь в Лирик-оперу, я чувствую себя частью большой оперной семьи. Мне это нравится. Мне кажется, чувство сопричастности к театру переносится на творчество.

-        Я могу подтвердить, что артисты, выступающие в Лирик-опере, всегда с восторгом отзываются о театре...

-        Если артисты приходят в театр с удовольствием, если их радушно встречают, если их проблемы решаются, значит, они с большей отдачей будут репетировать и играть в спектаклях. Чем лучше настроение артиста, тем выше качество исполнения и результат. Мы находимся в театре для того, чтобы артистам было максимально комфортно работать.

-        Вы руководите Лирик-оперой почти три года. Я понимаю, что подводить итоги еще рано, но, как вы полагаете, что удалось сделать за это время?

-        Мне кажется, за три года многое изменилось в репертуаре и взаимодействии театра и города, появились новые образовательные программы. С 2012 года действует новая серия “Опера без границ”, намного увеличилось количество новых постановок, изменился стиль маркетинга... Сейчас мы находимся в периоде перемен: социальных, экономических, политических, культурных, технологических. Если Лирик-опера хочет процветать, мы не можем жить в герметически запечатанном сосуде, смотря внутрь. Мы должны понимать общество, в котором живем, и найти способ связи с ним. Мы воспринимаем себя как культурную организацию, предоставляющую услуги населению. Мы предоставляем или пытаемся предоставить наиболее широкий и глубокий “культурный сервис” как можно большему числу людей. К счастью, мы по-прежнему имеем большое количество держателей абонементов. Их больше двадцати пяти тысяч – лучший показатель в США среди всех оперных компаний. А через серию “Опера без границ” мы обращаемся к сотням тысяч людей. Одно из основных направлений нашей работы состоит в определении того, как мы понимаем нашу аудиторию. Мы зависимы от нее, мы бы не выжили без нее. Я очень признателен зрителям за доверие и поддержку. Но мы должны думать, кого мы имеем в виду, говоря об аудитории. Это понятие шире, чем просто люди, покупающие билеты на спектакли.

 

 

“Аудитория должна доверять оперному театру”


-        Вам не кажется, что оперная аудитория не только в Лирик-опере, но и во всем мире достаточно консервативна? Она предпочитает слушать Верди и Пуччини вместо Гласа, Адамса или Губайдулиной.

-        Таков наш мир. Краеугольным камнем оперного театра остаются музыкальные шедевры XIX века. Но, я считаю, мы обязаны предоставлять зрителям не только произведения, которые они знают и любят, но и расширять их горизонты, знакомя с новыми сочинениями. В этом – одна из причин, почему я включил “Пассажирку” в репертуар нового сезона. Большинство нашей аудитории не только не видели этого спектакля, но и ничего не слышали об этой опере. Именно поэтому я считаю важным открыть ее зрителям.

-        Иными словами, аудитория должна следовать за оперным театром?

-        Аудитория должна доверять оперному театру. Утопия – когда зрители больше принимают новое произведение, чем то, которое они знают наизусть. Так не бывает. Но если аудитория доверяет театру, она пойдет на неизвестное произведение, открывая для себя новое имя. Это улучшает “культурный сервис”, который мы предоставляем нашей аудитории, и тем самым укрепляет основы нашего театра. В 2015 году мы представим новое сочинение молодого композитора. По заказу нашего театра над созданием клезмер-оперы “Недвижимость” работает польский композитор Влад Мархулец. В основе оперы – графический роман израильского художника и писателя Руту Модан. Действие оперы происходит в Чикаго. Главные герои оперы - бабушка и ее внучка. Внучка приезжает в Польшу, где родилась и выросла бабушка. Когда страну оккупировали нацисты, бабушка вынуждена была бежать. Внучка интересуется жизнью бабушки на родине и обстоятельствами ее отъезда... Это не прямая история о Холокосте, а, скорее, о связи поколений. Разнообразие репертуара – необходимое условие оперного театра.

-        Когда-то Лирик-оперу называли Ла Скала Запада, чикагские любители оперного искусства слышали самых прославленных певцов мира. Однако, мне кажется, излишняя концентрация на шедеврах итальянской оперы приводит к игнорированию других опер. Мало исполняются французские оперы, с 2001 года – только две русские оперы: “Евгений Онегин” и “Борис Годунов”...

-        Вы говорите о первом десятилетии XXI века. Но посмотрите на репертуар Лирик-оперы двадцать-тридцать лет назад. Там как раз есть большое разнообразие. В Лирик-опере существовала традиция исполнения новых опер. Многолетний художественный руководитель театра Бруно Бартолетти был чемпионом по постановкам редко исполняемых опер. В Лирик-опере шли “Воццек” и “Леди Макбет Мценского уезда”. Мне хочется развивать эту традицию.

-        Замечательно! Совсем скоро мы увидим нового “Дон Жуана”. Сколько раз вы будете возобновлять эту постановку?

-        Сейчас невозможно ответить на этот вопрос. Это зависит от многих факторов: насколько успешной она будет, насколько финансово будет выгодно ее возобновлять... Если мы говорим о шедеврах мировой оперы, каждая крупная оперная компания обязана думать о них в контексте сегодняшнего времени. А сегодня мир не такой, каким был даже десять лет назад. По экономическим причинам мы всегда возобновляем пользующиеся популярностью постановки. Мы всегда будем ставить “Богему”, “Мадам Баттерфляй” и “Травиату”, но в разных постановках. В прошлом сезоне мы показали новые постановки “Травиаты” и “Мадам Баттерфляй”, их тепло встретили зрители.

-        Как вы относитесь к современным трактовкам классических опер?

-        Я не делаю различий между традиционной и авангардной постановками. Кому-то постановка может показаться слишком традиционной, а для кого-то она будет недостаточно авангардной. Все очень субъективно. Мне нравятся ХОРОШИЕ постановки. Есть примеры фантастических традиционных и модерновых постановок, с другой стороны – есть плохие примеры и того, и другого. Театру важно предложить аудитории “слоеный пирог”, дать ей возможность попробовать его. Он должен быть хорошо, равномерно приготовлен, и тогда аудитория получит выбор пойти в разных направлениях.

-        Каков ваш принцип выбора опер для постановки в театре?

-        Репертуар оперного театра – комплексный процесс, который включает в себя комбинацию субъективного энтузиазма и объективной ответственности. Я работаю в связке с музыкальным руководителем театра сэром Эндрю Дэвисом и консультантом по творческим вопросам Рене Флеминг. В театре вполне сознательно отсутствует должность художественного руководителя. Художественными вопросами мы занимаемся совместно с сэром Эндрю и Рене. Программирование оперного сезона строится на более сложных материях, чем мое личное желание. Лирик-опера существует шестьдесят лет, и мне бы хотелось, чтобы она существовала еще шестьсот. Чтобы продолжать нашу историю, мы должны думать на длительный срок вперед. Я думаю о репертуарном цикле сроком в десять лет. Из-за того, что мы делаем только восемь опер в сезон, невозможно охватить все мировое оперное наследие за один год, но в течение десяти лет мы можем показать все лучшее, что создано в мировой опере. Это и признанные шедевры, и редко исполняемые произведения, и премьеры новых сочинений. Мы счастливы жить в великолепном оперном доме (Civic Opera House) – втором по величине оперном театре США и мира (Лирик-опера рассчитана на 3600 мест). В нашем доме потрясающая акустика. Мы можем ставить масштабные постановки, требующие больших сил, средств и большого пространства, например, “Тангейзер”, “Парсифаль”, “Кольцо нибелунга”, “Кавалер роз”. Мы видим, что сегодня популярна барочная опера, оперы Генделя, Глюка. Мы хотим ставить и более камерные произведения. Моя задача – найти во всем правильный баланс.

-        Еще раз обратимся к истории. Когда в 1954 году открылась Лирик-опера, гостями Чикаго были величайшие певцы мира: Мария Каллас, Рената Тебальди, Джузеппе Ди Стефано, Тито Гобби. Со временем театр перестал быть местом, где можно услышать лучших. Мне бы очень хотелось, чтобы вы изменили данную ситуацию... 

-        Для театра важен баланс (опять баланс!) между лучшими певцами мира и молодыми исполнителями – будущими звездами мировой оперы. В этом плане чрезвычайно важна работа, которая проводится в Центре оперного пения Райана при Лирик-опере. Опыт “Милосердия Тита” – опера шла в театре в прошлом сезоне – показывает, что возможно поставить оперу на высочайшем уровне, привлекая нынешних студентов Центра и его выпускников.

-        Какова роль Рене Флеминг в сегодняшней политике театра?

-        Рене – консультант Лирик-оперы по творческим вопросам. У нее всегда большие идеи, энергия, воображение. Она курирует создание новой оперы “Бельканто” (Речь идет об опере перуанского композитора Джимми Лопеса по роману Энн Патчетт. Опера готовится по заказу Лирик-оперы. Мировая премьера состоится в сезоне 2015-16 годов. – Прим. автора.), участвует в музыкальных проектах чикагских школ, мы с ней обсуждаем общие вопросы репертуара и в целом развития театра. Сейчас она увлечена социальными сетями и возможностью цифровых технологий. Она – выдающийся провидец нашего мира. Работать с ней - огромное удовольствие и большая честь для меня.


“Я верю в искусство”

-        Возможно ли в будущем увеличение сезона, или вы по-прежнему придерживаетесь цифры в двадцать пять недель?

-        Пока у нас нет плана увеличивать оперный сезон. Мне кажется, двадцать пять недель на сегодняшний день – оптимальный срок. Но кто знает, что случится через десять или двадцать лет. Как я уже говорил, мы живем в мире перемен, и то, что хорошо для 2014 года, возможно потребует изменений в году 2024. Например, два сезона назад мы делали девять опер. К обычному оперному сезону мы добавили полуконцертную постановку оперы Андре Превина “Трамвай “Желание”. А в этом сезоне общее количество опер – десять. Мы находимся в постоянном поиске.

-        Венская опера и Метрополитен-опера имеют дешевые стоячие билеты. Вы бы не хотели ввести в Лирик-опере подобную практику?

-        Ни в одном театре Чикаго не разрешены стоячие места. Это правило сохраняется с момента исторического чикагского пожара в конце XIX века. Мы не можем его изменить, но у нас есть программы билетов по сниженным ценам для школьников, студентов, пенсионеров. Мы хотим, чтобы в театр приходила разная аудитория.


-        Очень бы хотелось услышать великие русские сочинения на сцене Лирик-оперы. В Равинии каждое лето звучит музыка Чайковского, в Симфоническом центре мы постоянно слышим произведения Прокофьева и Шостаковича. Почему в Лирик-опере так редко исполняются русские оперы?

-        Я сделаю все, что в моих силах, чтобы изменить эту ситуацию. Русская культура – одна из величайших культур мира. Я всегда с наслаждением погружаюсь в нее и нахожу в ней что-то новое. Опера в целом и искусство в частности многое почерпнули из российской культуры.

-        В чем главная угроза опере в современном мире?

-        Финансовая нестабильность. Но я должен сказать, что опера продолжает оставаться популярным, живым искусством. Наши новые инициативы находят зрителей и слушателей. При полном аншлаге прошли премьеры мариачи-оперы и серии семейных просмотров (“Дон Паскуале”), огромное количество зрителей ежегодно приходят на концерт солистов театра в парке “Миллениум”. Мы должны быть динамичными, активными, прозорливыми, чтобы развивать оперу. Я оптимистичен по поводу положения оперы в обществе и будущего оперы. Опера выживет в наши тяжелые времена. Чем тяжелее время, тем важнее искусство.

-        Вы не думаете, что сегодняшнее охлаждение отношений между Россией и США может сказаться на наших музыкальных контактах? Очень бы не хотелось, чтобы холодная война отразилась на музыке.

-        Посмотрите на эпоху холодной войны, которую мы пережили. Культура выжила. К тому же я все-таки надеюсь, что в этот раз холодной войны не будет. Я верю в искусство как средство разрешения социальных и политических конфликтов.

PS.
Выражаю благодарность менеджеру Лирик-оперы Магде Крансе за помощь в организации интервью.

Nota bene! Абонементы и одиночные билеты на все спектакли сезона 2014-15 годов Лирик-оперы Чикаго можно заказать на сайте http://www.lyricopera.org/home.asp, по телефону 312-332-2244, а также приобрести в кассе театра по адресу: 20 North Wacker Drive, Chicago, IL 60606.
 
Фотографии к статье:
Фото 1. ЛОГО Лирик-оперы
Фото 2. Генеральный директор Лирик-оперы Энтони Фрейд. Фото – Стив Леонард
Фото 3. Президент и председатель Совета директоров Лирик-оперы Кеннет Пиготт, Рене Флеминг и Энтони Фрейд после концерта звезд Лирик-оперы в парке “Миллениум” (2011 год). Фото – Шери Айзенберг
Фото 4. Сотрудники Лирик-оперы обмениваются сладостями. В центре – Энтони Фрейд. Фото – Магда Крансе
Фото 5. Энтони Фрейд и директор программы “Опера без границ” перед представлением “Попкорн и Паскуале” (2012 год). Фото – Тодд Розенберг

Комментариев нет: