10 февр. 2016 г.

Вячеслав Каганович: “Мне безумно интересен Театр”. Интервью перед театральным уик-эндом


12 и 13 февраля Театральная студия Вячеслава Кагановича “By the Way Theater” представляет моноспектакль “Голос” по мотивам одноименного рассказа писателя-фантаста Севера Гансовского и спектакль “Шагал. Цвет любви” по пьесе Зиновия Сагалова “Полеты с ангелом”.

Театральный уик-энд откроется моноспектаклем “Голос”. Герой спектакля Джулио Фератерра – знаменитый итальянский певец, в свое время затмивший своим голосом самого Энрике Карузо. Фератерра выступил на сцене всего несколько раз, но и этого было достаточно, чтобы он вошел в историю оперного искусства. Его первый концерт прошел незамеченным, а последний слушала вся Италия. Он пел в знаменитом театре Буондельмонте, где выступали Малер, Тосканини и другие великие музыканты. После Буондельмонте перед любым певцом широко распахиваются двери всех театров мира. Однако с Фератерра такого не произошло...
“Шагал. Цвет любви” - рассказ о жизни и творчестве Марка Шагала. Озаренные цветом любви, мы становимся свидетелями наиболее заметных эпизодов из жизни великого Художника. Детство и юность в Витебске, мама, жена и муза Белла, голод, революция, годы в Петрограде, фашизм, Париж, далее везде... От рыбной лавки к Лувру – “дистанция огромного размера”. Мало кто выдерживал испытание такой славой. Шагал выдержал и остался таким же, каким и был: наивным, смешливым ребенком. А потом была вечность и снова Витебск, родные люди, любимые, живые...


Что объединяет эти, такие не похожие друг на друга спектакли “Голос” и “Шагал. Цвет любви”? Ответ, как мне кажется, такой: их объединяет Искусство, Одержимость, Талант! В одном спектакле мы слышим монолог оперного певца и дивную Музыку в исполнении великих мастеров; в другом торжествует Живопись, и все освящено талантом Художника. О таланте, лицедействе и о том, насколько важны в театре эмоции, мы говорим с руководителем студии “By the Way Theater” Вячеславом Кагановичем.
- Я убежден, что в театре эмоции необходимы. Люди приходят в театр за ними. Эмоции необязательно должны быть со знаком “плюс”. Необязательно выйти из театра в благостном состоянии. Эмоции могут “порвать” человеку душу. Тогда театр имеет смысл. Если человек пришел в зал и через пятнадцать минут после начала спектакля стал рассматривать шнурки на своих ботинках, значит, он зря потратил вечер...
Твой герой Джулио Фератерра говорит: “Талант - это выраженная способами искусства любовь к людям и доброта”. Ты согласен с этим определением?

- Конечно. Эти слова мог бы сказать и Шагал. Мои герои похожи друг на друга. Они оба наделены даром, который называется Талант. А еще они немного сумасшедшие. Я люблю играть сумасшедших. Каждый творческий человек - в каком-то смысле сумасшедший. Самые обнаженные нервы у артистов, певцов, художников... Таковы и герои моих спектаклей. Какой нормальный человек будет рисовать всполохи красок? Какой нормальный человек сможет перевоплотиться в другого? Только тот, у которого нервы наружу.
Людей с оголенными нервами интереснее, но и труднее играть...
- Я не умею играть. Я все пропускаю через себя, все равно оставаясь собой – Вячеславом Кагановичем. В одном интервью Фаина Раневская сказала одной молодой журналистке: “Деточка, ты уже много раз произнесла слово “играю”. Я не знаю, что это такое. Я живу. Если я на сцене не живу, то я проваливаюсь. Я ЛИЧНО должна проживать роль моей героини”. Для меня эти слова стали ключом к пониманию существования актера на сцене. Если человек верит мне, значит, я прав. Я должен в себе найти те петельки и крючочки, которые зацепят меня. Если я начну что-то из себя изображать, я проиграю. Я роль могу только прожить... Самую лучшую рецензию на моего Тевье я получил от незнакомой бабушки в магазине. Она кинулась ко мне, обняла и сказала: “Вы так похожи на моего папу. Мы жили в польском местечке, и мой папа так же ходил, так же говорил, так же ругался. У вас даже голос на него похож”. Сказала и заплакала. Она увидела во мне не артиста, играющего персонажа, а живого человека. Вот что самое важное для меня!

Спектаклю “Голос" уже четыре года, а "Шагал. Цвет любви" - последняя премьера театра. Об этом спектакле хочется поговорить подробней. Чем тебя привлекла пьеса Зиновия Сагалова?
- Я читаю много пьес и могу сказать: хороших - мало. А здесь... Пьеса меня сразу “зацепила”. Я мечтал именно о таком материале: на разрыв аорты. В Шагале я увидел персонажа масштаба Короля Лира. Он говорит: “Да, грешник, грешник я. Разве закрыл глаза я родителям своим, иль помолился на их заброшенных могилах? Нет, я посмел в своей гордыне, перевернуть твою Вселенную, о Боже!. Влюбленным парочкам я отдал небо, то небо, которое ты предназначил птицам. Я дал руке семь пальцев!”. Потрясающе! Я удивляюсь, что этот фантастический материал до сих пор не взял никто из больших артистов. Я там увидел столько слоев и столько возможностей! Один актер может исполнить девять мужских персонажей, одна актриса - шесть женских. Мы с режиссером Арнольдом Швецовым сразу решили, что для изменения внешнего вида необязательно полностью переодеваться. Нужна одна деталь. Завязанный шарф – уже другой персонаж... Конечно, привлек язык пьесы - верлибр. Это сразу позволяет посмотреть на эту историю в необычном ракурсе.
Как появилось название “Шагал. Цвет любви”?
- Всем, участвующим в спектакле, мы дали задание придумать название. Все приносили по семь-восемь вариантов. Победила моя версия. В пьесе есть такие слова: “В палитре души есть цвет, дающий смысл и жизни, и искусству, - цвет любви”. Автор сам дал нам название пьесы – “Шагал. Цвет любви”.

Но все-таки Шагал, а не Художник, как у автора. Почему? Вы ведь не играете биографическую историю...
- Ни в коем случае. Зиновий Сагалов четко определил жанр пьесы - “романтическая притча”. В нашем названии есть указание на конкретного художника и тот самый “цвет любви”, который выводит спектакль на метафорические обобщения. Некоторые события, описанные в пьесе, на самом деле с Шагалом не происходили. Автор взял на себя право и ответственность наделить биографию Шагала многими обобщающими чертами других человеческих судеб. Шагал никогда не восходил на Голгофу. Откуда появилась эта сцена? Из его картины. Это - метафора. Шагала никто не распинал. Он счастливо отделался: вовремя уехал от большевиков, вовремя покинул Берлин. И портрет Беллы на самом деле не сжигали. Он остался. А в пьесе сказано: “Меня сожгли на площади”. Наш спектакль – это обобщенная история великого Художника.
Как тебе кажется, форма спектакля повлияла на его язык?
- Думаю, да. Из формы возник язык. Романтическую притчу нельзя было писать прозой. Отсюда – белый стих, верлибр Сагалова. Сложилась цепочка предположений, допущений, анализа, в ней все объяснимо. Поцелованный Богом, имея внутри железный стержень, Шагал становится великим и заканчивает свой путь на Голгофе. Уход Беллы и сцена в больнице – это Голгофа Шагала. А дальше ведь нет ничего. Другая жена, большие деньги, всемирная слава - всего этого не могло быть в притче...
Как тебе работается с Мариной Смолиной?
- Марина – великолепная актриса и фантастический партнер. Марина давно хотела сыграть спектакль о любви. “Шагал. Цвет любви” – это как раз такой спектакль. В нем все освящено любовью. Большой любовью.
Со времени премьеры “Голоса” прошло четыре года. Изменился ли спектакль за это время?
- “Голос” претерпел некоторые изменения благодаря актеру театра “Школа современной пьесы” Саиду Багову. Он многое подсказал в этом спектакле и даже без моего ведома показал его Гафту (они с Валентином Иосифовичем большие друзья).

Как интересно! Какова была реакция Гафта?
- Гафт похвалил, сказал, что это замечательный спектакль. Он предложил Саиду: “Тащи этого парня в Москву. Я его представлю в Театральном центре на Страстном бульваре”. Нашим читателям надо объяснить, что в Театральном центре каждый год проходит фестиваль моноспектаклей “Соло”. Валентин Иосифович предложил включить наш спектакль в программу фестиваля.
Тебя, кажется, и Иосиф Райхельгауз звал в Москву?
- Иосиф Леонидович мне давно говорил: “В любое время. Дайте знать, и я ваши спектакли включу в репертуар”. В прошлый приезд Райхельгауз сказал мне: “Если бы вы жили в Москве, вы бы уже давно работали у меня в театре. Вы - абсолютно мой артист”.
Когда переезжаешь?
- В другой жизни обязательно.
Слава, говоря о психологическом, реалистическом театре, мы все время крутимся в русле традиционной эстетики. Ты бы не хотел удивить всех и поиграть в других жанрах? Что-нибудь радикально новое и экспериментальное?
- Я готов. Помнишь, как говорит персонаж Дастина Хоффмана в “Тутси”? “Я готов играть огурец, табуретку, телефонный столб. Все, что угодно.” Я тоже готов играть все, что угодно. Мне безумно интересен Театр. Кстати, у меня есть в запасе один проект, но о нем еще рано говорить. Он может стать театральной “бомбой”. В следующий раз расскажу…
Договорились! А пока желаю тебе успешного театрального уик-энда!

Nota bene! Спектакль “Голос” состоится 12 февраля в 8.00 pm, спектакль “Шагал. Цвет любви” - 13 февраля в 7.00 pm. Оба спектакля пройдут в помещении Northbrook Theatre по адресу 3323 Walters Avenue, Northbrook, IL 60062.
В театральных кассах Чикаго и пригородов все билеты продаются по одной цене - $30. Для зрителей старше шестидесяти пяти лет - $20. Требуется удостоверение личности.
При покупке билетов на сайте театра www.bythewaytheater.com действует гибкая система скидок. Билет на один спектакль - $25. При покупке билетов сразу на два спектакля – скидка $10.
Для англоязычного зрителя предусмотрен перевод спектаклей “Голос” (автор перевода - Анна Гоман, синхронное озвучание - Михаил Гуревич) и “Шагал. Цвет любви” (автор перевода - Геннадий Прицкер, синхронное озвучание - Михаил Гуревич) на английский язык.


Фотографии к статье:
Фото 1. Вячеслав Каганович
Фото 2-3. Вячеслав Каганович в спектакле “Голос”
Фото 4-6. Вячеслав Каганович в спектакле “Шагал. Цвет любви”. Фото - Борис Яновский

Комментариев нет: