12 авг. 2015 г.

До новых встреч, Маэстро! Джеймс Конлон покидает Равинию



15 августа 2015 года Джеймс Конлон в последний раз выйдет на сцену Музыкального фестиваля в Равинии в качестве его руководителя. В заявлении для прессы дирижер сказал: “Это было трудное для меня решение. Работа с Чикагским симфоническим оркестром всегда значила для меня очень много. Я работал с оркестром каждое лето, начиная с 1974 года. Сначала - как приглашенный дирижер, потом - в качестве музыкального руководителя. Но сегодня, после одиннадцати лет руководства фестивалем я чувствую, что настало время передать бразды правления другому человеку”.

Несколько лет назад мне посчастливилось пообщаться с маэстро Конлоном. Наша беседа началась неожиданно. Джеймс Конлон попросил выслать ему копию интервью со словами: “Я читаю по-русски. Медленно, но читаю. Правда, почти не говорю. Хватит слов только, чтобы не потеряться в метро...”

 
Блестящий музыкант, полиглот, интеллектуал, Джеймс Конлон еще и великолепный рассказчик. Его характеристики точны и остроумны, его размышления глубоки и мудры, его взгляды на музыку и искусство нестандартны и независимы. В этой статье я использую фрагменты из моей беседы с дирижером.

Вот что Джеймс Конлон рассказал о своей семье:

-        Мои прадеды были музыкантами. Прадедушка по материнской линии - эмигрант из Италии. Он приехал в Америку в семидесятых годах XIX века. Моя мать – наполовину итальянка. Дедушка – немец. Я родился в Нью-Йорке в многодетной семье. С детства родители прививали мне интерес к литературе. В одиннадцать лет мой лучший друг, сын немецких эмигрантов, пригласил меня в Оперу, и с этого момента я влюбился в театр. В течение четырех месяцев моя жизнь полностью изменилась.

-        Какая опера была первой?

-        Случилось так, что это была “Травиата”, но это могла быть любая другая опера. Я слушал их одну за другой: “Севильский цирюльник”, “Дон Жуан”, “Волшебная флейта”, “Летучая мышь”... После того, как я услышал первую оперу, стал брать уроки игры на фортепиано. На следующий год, в двенадцать, начал учиться играть на скрипке. К тринадцати годам для меня стало понятно: я хочу дирижировать! Но в тринадцать лет дирижировать слишком рано, поэтому я продолжал свои занятия. Попутно брал уроки вокала. Голоса у меня никогда не было, но я хотел побывать “в шкуре” солиста оперы. В восемнадцать лет я поступил в Джульярдскую школу и стал самым младшим учеником в классе. В 1972 году, в двадцать один год, дирижировал “Богемой” в Джульярдской школе.

-        Правда ли, что сама Мария Каллас посоветовала президенту Джульярдской школы дать вам эту возможность?

-        Да, правда. Она в то время как раз проводила мастер-классы в Школе. Намечался концерт, но за десять дней до выступления выяснилось, что дирижировать некому. Стали искать замену. Президент Джульярдской школы попросил Каллас прослушать меня. После прослушивания она сказала: “Возьмите этого студента. У него будет великое будущее”. Я очень благодарен Марии Каллас за эти слова. Меня заметили, и с этого момента началась моя дирижерская карьера. В двадцать четыре года я дебютировал с оркестром Нью-Йоркской филармонии, в двадцать шесть – в Метрополитен-опере.


С середины восьмидесятых до начала двухтысячных Джеймс Конлон жил в Европе. За “годы странствий” он руководил оркестром Роттердамской филармонии (1983-1991), Кельнским симфоническим оркестром (1989-2002) и оркестром Парижской национальной оперы (1995-2004). В сентябре 2002 года в знак признания заслуг Джеймса Конлона перед Францией тогдашний президент страны Жак Ширак вручил ему орден Почетного легиона.

Конлон считает “охоту к перемене мест” “лучшим культурным образованием”. “Если не видеть света, - говорит дирижер, - развивается “провинциальный рефлекс”: место, где ты живешь, кажется вселенной. В контакте с другими цивилизациями понимаешь, что это относительно. То же самое и в постановке: нужно освободиться от внутренних ограничений, чтобы передать дух музыки. Работа с оркестрами разных стран составляет важную часть моей жизни. Я никогда не хотел замыкаться только на Америке - всегда мечтал открывать мир, путешествовать; я был тем, кого на немецком языке называют “Wanderlust”. Будучи маленьким мальчиком, мечтал о путешествиях в Европу, Азию, Россию. Когда я стал интересоваться классической музыкой, мне стало понятно, что корни классики следует искать в России и Европе. Я жил в Европе более двадцати лет. Культурные контакты для меня всегда были важной частью моего музыкального развития. Мне кажется, лучшим образованием является возможность пожить в другой стране, в другой культуре. Во время моих путешествий я работаю с музыкантами и просто общаюсь с людьми. В этом - лучший способ учиться и постигать новое”.

В середине двухтысячных Конлон возвращается в США. Дирижер объясняет это семейными обстоятельствами. Жена Джеймса Конлона – певица Дженнифер Ринго. В семье двое детей. Старшая дочь Луиза родилась в Нью-Йорке, но большую часть детских лет провела в Европе: в Германии и Франции. Младшая дочь Эмма родилась и первые семь лет провела в Париже. Маэстро говорит:

-        Когда мы вернулись в Соединенные Штаты, мы дружно решили, что дети должны продолжить французское образование. Коль уж так получилось, что дети свободно говорят на двух языках, то зачем это терять?! Дети пошли во Французский лицей. Луиза училась в Нью-Йоркском университете. Мы всю жизнь живем между Европой и Америкой.


С 2005 года Джеймс Конлон является музыкальным руководителем фестиваля в Равинии, но связи с фестивалем у него давние. Дирижер рассказывает:

-        Я знаком с Равинией больше тридцати лет! В период, когда Джеймс Ливайн был здесь музыкальным руководителем, я дирижировал в Равинии каждое лето. Семнадцать лет подряд! Ни разу не пропустил! В Равинии замечательный фестиваль, но, самое главное, Равиния – летняя резиденция Чикагского симфонического оркестра. Чикагский оркестр - жемчужина Равинии. Способность замечательно исполнять музыку многих стилей и направлений – отличительная особенность этого оркестра! В дополнение к блестящему качеству звука музыканты оркестра великолепно читают с листа и невероятно быстро разучивают новые произведения. Работать с таким оркестром четыре недели каждое лето – огромный источник вдохновения!

Джеймс Конлон - четвертый музыкальный руководитель за более чем столетнюю историю фестиваля в Равинии. В прошлом фестиваль возглавляли Сейджи Озава (1964-1971 годы), Джеймс Ливайн (1971-1993 годы) и Кристоф Эшенбах (1995-2003 годы).

В это лето каждая программа в Равинии вызывает у Конлона ностальгические воспоминания. Первая полностью повторила его дебют в Равинии: “Год 1977. Мой первый уик-энд в Равинии в качестве приглашенного дирижера. В программе были Первая симфония Г.Малера и Двадцать третий фортепианный концерт В.А.Моцарта. За роялем - Джон Браунинг”. С 2005 года ЧСО под управлением Конлона исполнил все фортепианные концерты В.А.Моцарта и все симфонии Г.Малера. И в свое последнее лето дирижер не обошелся без своих любимых композиторов.

Итак, после одиннадцати лет руководства фестивалем в Равинии Джеймс Конлон решил оставить свой пост. Дети выросли. Сейчас Луизе - двадцать шесть лет, Эмме - семнадцать. Пора возвращаться в Европу. “Я скучаю по Европе, - признается Конлон в недавнем интервью газете “The Chicago Sun-Times” - Дженнифер, дети - мы все скучаем. Для нас важно иметь возможность находиться в Европе.”

Летом 2016 года Джеймс Конлон оставит еще один американский музыкальный фестиваль, которым он бессменно руководил с 1979 года (тридцать семь лет - беспрецедентный по современным понятиям срок), - один из старейших хоровых фестивалей Америки Cincinnati's May Festival. Шестидесятипятилетний дирижер оставляет за собой только один пост в США - он продолжает оставаться музыкальным руководителем Оперы Лос-Анджелеса. Он начал работу в театре в сезоне 2006-07 годов и недавно продлил контракт до окончания сезона 2017-18 годов. При этом в Европе у него вскоре появится новый оркестр. С сезона 2016-17 годов Конлон становится главным дирижером Симфонического оркестра Турина (Orchestra Sinfonica Nazionale della Rai). Он сменит на этом посту дирижера из Словакии Юрая Вальчуху. Конлон - первый американец на посту руководителя этого оркестра.

Туринский оркестр был основан в 1931 году как оркестр-резидент радиостанции RAI. Сегодня он является подразделением телевизионного концерна RAI, принадлежащего Министерству экономики и финансов Италии. Конлон будет проводить с оркестром восемь недель в году, включая гастроли, записи дисков, концертные исполнения опер и хоровой музыки. В заявлении для прессы дирижер отметил: “Туринский оркестр - один из старейших оркестров Италии. Мое сотрудничество с ним началось пять лет назад. Мне импонирует высокий уровень оркестра, и я с энтузиазмом смотрю на будущее сотрудничество с ним на регулярной основе”.

Конлон любит Италию и давно мечтал пожить там. В давнем интервью 2007 года я нашел такие слова дирижера: “Настанет время, когда я закончу выступать. Я привезу библиотеку, которую собирал всю жизнь, в какое-нибудь прекрасное, любимое мною место, например, в Италию. Буду читать книги и смотреть на произведения искусства вокруг”. Не прошло и восьми лет, как вдруг такое предложение из Турина... Как было отказаться? Казалось бы, мечты сбываются? Не полностью. На чтение книг у Конлона по-прежнему нет времени. Пока нет времени. Дирижер говорит: “Я полон благодарности. Я наслаждался временем, проведенным в Равинии, и сейчас думаю о будущем”.

Когда я встречался с Конлоном, я спросил его, сколько иностранных языков он знает. Дирижер ответил: “Кроме английского я свободно говорю на французском, немецком, итальянском, могу объясниться по-испански, по-голландски, читаю по-русски. Кроме испанского (в детстве я два года учил испанский язык), я не учил языки специально. Для языков мне нужны время и контакты с людьми. Если бы у меня было время выучить еще один язык, этим языком стал бы русский. Но для этого мне надо пожить в России! Увлеченность языком – как увлеченность музыкой. Я слушаю языки, запоминаю новые слова, читаю то на одном, то на другом языке... Это моя страсть!.. Недавно я встретил одного человека. Ему восемьдесят три года. Он сказал мне мудрые слова: “Главное в жизни – окружить себя людьми, которых ты любишь, и которые любят тебя”. Надеюсь, у меня это получилось”.

И еще один, как мне кажется, очень важный фрагмент нашей беседы.

-        Кто ваши кумиры в мировой музыке?

-        Композиторы. Кто может быть большим кумиром, чем Моцарт, Верди, Бах, Брамс..? В истории есть, конечно, примеры, когда кумиры в музыке могут оказаться ужасными людьми в жизни. Вагнер – ужасный человек и великолепный композитор. Мой любимый Клод Дебюсси был в жизни неприятным человеком. То же самое можно сказать о Стравинском. Но мы ведь говорим о кумирах в музыке!

-        Как вы относитесь к музыке как к фону, к музыке, которая звучит в магазинах, офисах, медицинских кабинетах, ресторанах?

-        Я не люблю музыку в ресторане – предпочитаю салат. (Смеется.) Я люблю тишину. Тишина прекрасна. Музыка как фон отвлекает. Вообще, правило, при котором музыка должна быть легкой, мне кажется ущербным. Оно вредит интеллектуальному уровню страны. Я – американец, я люблю эту страну, но я  имею право ее критиковать. Каждая страна имеет хорошие и плохие стороны. Слабая сторона Америки – недостаток интеллекта. Политические волны восьмидесятых привели к тому, что музыку перестали изучать в школе. В итоге мы получили целое поколение, которое не знает классическую музыку. То же самое можно сказать о классической литературе, танцах, об искусстве вообще.  В Америке люди не знают ничего о Достоевском, Пушкине, Данте. Стыдно, но они не знают даже Шекспира!.. Моя основная миссия состоит в том, чтобы бороться за возвращение классического наследия (искусства, литературы, музыки) в детские сады и школы. Дети должны постигать азы классического образования с ранних лет. В этом – залог нашего будущего.

Джеймс Конлон уходит из Равинии, но его сотрудничество с ЧСО на этом не заканчивается. В год 125-летия оркестра музыкальный руководитель маэстро Риккардо Мути пригласил многих замечательных дирижеров, в том числе - Конлона. Его следующая встреча с ЧСО состоится 17-19 декабря 2015 года в Симфоническом центре. Ближайшие выступления Конлона пройдут в Вене (Венская опера, “Хованщина” М.Мусоргского, 20-30 сентября), Берлине (Немецкий симфонический оркестр, 11 октября) и Лос-Анджелесе (Опера Лос-Анджелеса, “Моби Дик” Дж.Хегги и “Норма” В.Беллини, 31 октября - 13 декабря).

А 15 августа Джеймс Конлон в последний раз выйдет на сцену Музыкального фестиваля в Равинии в качестве его музыкального руководителя. Символично, что это случится в День рождения Равинии. В этот день парку исполнится 111 лет!

15 августа, 7.30 pm. Павильон. Замечательной инициативой Конлон стало концертное исполнение опер в театре “Мартин”. Начиная с 2008 года, каждый второй год мы слышали по две оперы. Среди них: “Дон Жуан”, “Волшебная флейта”, “Женитьба Фигаро”, “Похищение из Сераля”, “Идоменей”, оперы Верди и Штрауса. Конлон говорит, что эти вечера останутся для него одними из самых запоминающихся. Заключительным аккордом Конлона-руководителя станет первое в истории Равинии концертное исполнение оперы Р.Вагнера “Летучий голландец”. Солисты: Грир Гримсли, бас-баритон (Летучий голландец), Амбер Вагнер, сопрано (Сента), Кристин Сигмундссон, бас (Даланд), Саймон О'Нил, тенор (Эрик), Роннита Миллер, меццо-сопрано (Мария), Мэтью Пленк, тенор (Рулевой Даланда). ЧСО и хор под управлением Дж.Конлона. Хормейстер - Дуайн Вулф.
На этом концерте на лужайке будет установлен большой экран.

Наш разговор с Конлоном закончился такими словами маэстро: “Музыка – мое хобби и моя страсть. В одиннадцать лет я страстно, в один момент влюбился в музыку. С тех пор моя любовь движет мною. Я всегда говорю детям: надо найти увлечение в жизни и страстно следовать ему. Увлеченность кормит и направляет нас. Увлеченность – вот что делает нашу жизнь насыщенной!” Давайте пожелаем Джеймсу Конлону еще долго сохранять увлеченность и любовь к музыке. Спасибо за прекрасные концерты в Равинии, маэстро! До новых встреч в Чикаго!

Фотографии к статье:
Фото 1-4. Джеймс Конлон
(Все фотографии предоставлены пресс-службой фестиваля в Равинии)

Комментариев нет: