18 сент. 2015 г.

Новые старые люди в Чикагском симфоническом оркестре



В ЧСО вернулась скрипачка Элисон Далтон. В тринадцать лет она дебютировала в качестве солистки, исполнив с Симфоническим оркестром Юты “Гаванку” К.Сен-Санса. Несколько десятилетий спустя, 30 июля 2015 года, состоялось не менее значимое событие в ее жизни - сольный концерт в Линкольн-парке. Концерт после двух лет болезни...

В составе первой секции скрипок ЧСО Элисон Далтон с 1987 года. Выиграв прослушивание, она получила приглашение от самого сэра Георга Шолти. Репетиции, концерты, гастроли... - она была счастлива работать в замечательном оркестре. Все изменилось в начале 2013 года во время гастролей ЧСО в Гонконге. Зрение Элисон стало стремительно ухудшаться. Ей подбирали все новые и новые очки, но это не помогало. У музыканта обнаружили болезнь Штаргардта (Bulls Eye Maculopathy) - редкое заболевание, относящееся к макулярной дистрофии в центральном отделе сетчатки. Главный симптом болезни - потеря резкости зрения. Поворотным пунктом стал для нее сентябрь 2013 года. ЧСО исполнял Вторую симфонию Брамса. “Это произведение я знаю довольно хорошо, - рассказывает Элисон. – Я играю и думаю: “Почему коллеги играют триоли, а я – нет? Оказывается, я не видела цифры в нотной записи.” Не доиграв концерт, Элисон ушла со сцены. “Я сказала менеджеру, что не могу играть – не вижу нот.” По контракту ей предоставили отпуск, который продлился два года...

Ее жизнь продолжалась. Четверо из пятерых детей закончили школу и поступили в колледжи, она вышла замуж, вела студию в Гайд-парке, научилась играть на барочной скрипке. Этот инструмент требует отличной от традиционной скрипки техники игры. Барочный репертуар легче запомнить – огромное преимущество для музыканта, который не может читать ноты.

Элисон обращалась к десяткам врачей, но до сих пор никто внятно не смог объяснить ей причину неожиданной потери зрения. Она пыталась читать ноты по увеличенным копиям, но это оказалось неудобно: приходилось слишком часто переворачивать ноты. На помощь пришли новые компьютерные технологии. Сотрудники департамента экологии и эволюции Чикагского университета разработали для Элисон специальную модель компьютера (25 by 15-inch touchscreen Lenovo monitor). Теперь, чтобы подготовить новое произведение, она получает ноты, сканирует их, увеличивая размер в четыре раза (400%). В результате на экране остаются три нотных стана вместо десяти-двенадцати, как это бывает на обычном листе бумаге. Чтобы перевернуть страницу, Элисон нажимает на специально совмещенную с компьютером педаль. С горькой иронией она говорит, что ей пришлось снова вернуться в школу и освоить еще один инструмент.

После долгих репетиций вне оркестра в июне Далтон участвовала в концертах ЧСО в Равинии, в июле состоялся тот самый сольный концерт в Линкольн-парке. Выйдя на поклоны, Элисон сказала: “В моем положении люди обычно не возвращаются к работе. Вы - моя тестовая аудитория”. Ответом ей была овация зрительного зала.

В новом сезоне Элисон Далтон возвращается в секцию первых скрипок ЧСО. На вопрос, что давало ей силы не сдаваться все это время, она отвечает: “МУЗЫКА! Я помню одну репетицию с ЧСО. Мы готовили барочную программу. Звучала Третья оркестровая сюита Баха. Вдруг я почувствовала счастье от этой неземной музыки. На свете есть множество замечательных вещей, но музыка прекрасней всего”. Удачи на новом старом месте, Элисон! (В материале использованы фрагменты статьи журналистки Ханны Эдгар из газеты “The Chicago Maroon”.)

Комментариев нет: