16 сент. 2013 г.

Александр Гиндин. Перед встречей в Чикаго. Интервью с пианистом. Продолжение разговора


22 сентября в Литературном салоне Аллы Дехтяр состоится сольный концерт известного пианиста, лауреата многочисленных международных фортепианных конкурсов Александра Гиндина.

На прошлой неделе я опубликовал первую часть моего интервью с пианистом. Ниже – продолжение нашей беседы.

-        За последние два года произошло несколько событий – как приятных, так и трагических, - на которых мне бы хотелось остановиться подробнее. Первое – это ваш дебют на театральной сцене. Вы участвуете в спектакле Театра имени Вахтангова “Бесы” в постановке Юрия Любимова. Как возникла эта идея?

-        Идея нашего сотрудничества родилась совершенно случайно. У меня был концерт в Москве. Я играл, среди других произведений, “Петрушку” Стравинского. Так получилось, что на этот концерт пришел Юрий Петрович Любимов. Не буду лукавить, ему очень понравилось мое исполнение. После концерта мы встретились, выпили немного водочки и решили, что хорошо бы придумать какой-то совместный проект. На этом все и остановилось. Вернее, я так думал. Но старые мастера тем и велики, что доводят свои идеи до конца. Прошел год, и мне позвонил маэстро. Он предложил участие в своем новом спектакле. Участие тут даже не совсем подходящее слово. Фактически, это главная роль. Я все время нахожусь на сцене, исполняю музыку Стравинского и Мартынова. Все действие строится вокруг музыки и рояля, стоящего в середине темной сцены. Рояль – центр притяжения, на него все время направлен мощный луч света... Поначалу было трудно. Моя всегдашняя беда – отсутствие должного количества времени на репетиции. Перед премьерой у меня было буквально две с половиной репетиции. Это было ново и волнительно, но уже с первого раза я начал получать огромное удовольствие от пластики, от того, как музыка звучит в контакте со словом. Огромное удовольствие – почувствовать этот резонанс!

-        Как себя чувствует Юрий Петрович?

-        Он чувствует себя хорошо, продолжает репетировать. После “Бесов” поставил “Князя Игоря” в Большом театре и сейчас готовится к новым постановкам. Дай Бог ему здоровья!

-        Всплывала ли в ваших разговорах тема Таганки? Не считает ли он свой уход ошибкой? Ведь его имя навечно связано с Таганкой, а не с театром Вахтангова.

-        Тема Таганки, естественно, всплывала, потому что первоначально “Бесы” планировались на Таганке. Поэтому спектакль отложился в относительно долгий ящик. Когда премьера состоялась в театре Вахтангова, я понял, что театр на Таганке – это и есть Юрий Петрович Любимов. Он сделал на сцене театра Вахтангова театр на Таганке. Театр – это в первую очередь режиссер.

-        Вы продолжаете играть в этом спектакле?

-        Я провел восемь первых спектаклей во второй половине прошлого сезона и один в начале этого, а сейчас у меня появился напарник. Я же не штатный актер театра – я все время хочу чего-то нового. Мой театральный опыт уже, что называется, “в копилке”. Я всегда с удовольствием возвращаюсь в театр Вахтангова, но живу я уже другим.

-        Два года назад – 3 августа 2011 года - умер ваш многолетний старший друг и коллега Николай Арнольдович Петров...

-        Когда он умер, я был в Америке. Не успел приехать на похороны.

-        Вы часто его вспоминаете?

-        Время лечит, и острое чувство горя прошло. Когда Ник Арнольдович (Александр Гиндин говорит именно так – Ник Арнольдович. - Прим. автора.) был жив, я никогда не задумывался, что будет, когда его не станет. И для меня, и для всех людей, кто с ним общался и кому он был близок, он продолжает жить. Мы его вспоминаем постоянно – я не преувеличиваю. Я до сих пор ощущаю его присутствие.

-        Какую черту его характера вы бы выделили сегодня?

-        Меня больше всего поражала в нем удивительная доброжелательность и легкость характера. Это не поверхностная легкость. При его мощной харизме с ним всегда было легко, комфортно и просто. От него шел заряд хорошего настроения и позитива. Много сказано о том, каким он был великим пианистом и какое значение играл в культуре России и не только. Это все понятно. Но помимо всего этого - живость реакции, любопытство, азарт.

-        В последние годы вас часто можно услышать на канале “Культура”. У вас какие-то особые отношения с этим каналом?

-        У любого играющего российского музыканта особые отношения с этим каналом и к этому каналу. На нашем пустынном медиаполе канал “Культура” – райский сад. Когда я включаю телевизор (это случается не так часто), я смотрю этот очень интересный, разнообразный, познавательный канал. Я с ним прожил все эти годы. На моих глазах многие журналисты из начинающих, неопытных стали высочайшими профессионалами своего дела. Я воспринимаю как большую честь то, что канал “Культура” периодически записывает и показывает мои концерты.

-        На “Культуре” вас показывают, в основном, в качестве пианиста. А мне кажется, вы могли бы стать прекрасным ведущим авторской программы, например, о пианистах и – шире – о музыкантах. При всем разнообразии канала такой программы там никогда не было. Вы не думали попробовать себя в этом качестве?

-        Пока мне такое не предлагали. Я очень часто бывал ведомым, а ведущим... Зерно сомнения во мне вы заронили. Я думаю, что рано или поздно мы к этому придем. Опять, как в форме рондо, мы возвращаемся к старой теме комплексности нашей профессии.

-        С 2010 года вы стали Арт-директором саратовского фестиваля “Приношение Кнушевицкому”. Почему вдруг Саратов?  

-        Саратов – город с богатой музыкальной культурой. Там замечательный оркестр. Скоро достроят новый концертный зал, и Саратовская филармония перестанет быть бездомной. “Приношение Кнушевицкому” - очень крепкий, интересный российский провинциальный (не в смысле провинции, а в том смысле, что он проходит не в Москве) фестиваль. Предложение возглавить фестиваль исходило от ее создательницы, внучки великого виолончелиста Ольги Суворовой. В прошлом году она умерла, и сейчас мы занимаемся фестивалем вместе с ее сыном Сережей. Приглашаем артистов, составляем программы... Виолончельный фестиваль для пианиста – возможность попробовать себя в уравнении со многими неизвестными. Привлекает сама концепция “Виолончель плюс...”. Вот этот плюс для меня очень большой.

А еще многие годы Александр Гиндин является Международным художественным руководителем Шведского королевского фестиваля. Пианист рассказывает:

-        Фестиваль проходит в самом сердце Стокгольма - Тронном зале Королевского дворца. Его формат такой же, какой был у Ника Арнольдовича на фестивале “Кремль музыкальный” в Оружейной палате. В качестве артистов я пытаюсь привлечь туда как наших российских, так и западных коллег. Фестиваль старый, с богатой историей. Очень красивое место, замечательный зал. Как раз за неделю до моего американского тура у меня запланирован концерт в Стокгольме... Идей у меня очень много, я пытаюсь не привязываться к Москве, а расширять географию выступлений.

-        Кого из композиторов вашего поколения вы можете выделить? Кто станет Прокофьевым и Шостаковичем XXI века?

-        В июне на закрытии сезона оркестра “Русская филармония” в Светлановском зале Дома музыки я играл премьеру фортепианного концерта замечательного молодого московского пианиста и композитора Алексея Курбатова. Большое трехчастное произведение, около сорока минут. Это великолепная музыка и по творческой идее, и по музыкальной концепции. Курбатов – серьезная музыкальная фигура. Он достаточно часто делает переложения для ансамбля “Эрмитаж”, и я с ним с удовольствием сотрудничаю, играю его музыку. 28 февраля будущего года в Большом зале Московской консерватории состоится концерт для четырех роялей. Я буду играть с тремя молодыми московскими композиторами-пианистами: Никитой Мндоянцем, Вячеславом Грязновым и Алексеем Курбатовым. Каждый из них пишет по пьесе для четырех фортепиано, и мы все вместе играем. Еще одна крупная личность – Вячеслав Грязнов. Его произведения, особенно его транскрипции для фортепиано, вошли в репертуар пианистов. По нашему с Ником Арнольдовичем заказу он написал Рапсодию для двух роялей на темы оперы Гершвина “Порги и Бес” - большое масштабное произведение (оно идет сорок три минуты) удивительного качества и таланта! На темы Гершвина существует много сочинений, но мало у кого это хорошо получалось. У Грязнова получилось. Его Рапсодия немного перекликается с Рапсодией на темы Паганини Рахманинова. На премьере я играл с автором. Так что есть у нас талантливые композиторы. Я с ними дружу и исполняю их музыку.

-        Спасибо за развернутый ответ. Зритель консервативен во всех странах, а в Америке особенно. Здесь исполнить современное произведение почти невозможно. Не приглашают! Не знаю, сталкивались ли вы с этой проблемой?..

-        Сталкивался, конечно.

-        Что в этом отношении может сделать музыкант?

-        Музыкант должен просто играть новые сочинения. Не пользоваться тем фактом, что их никто не знает и все равно, как их сыграть, а относиться к ним серьезно, так же, как он относится к Прелюдиям Сергея Васильевича Рахманинова. Их все знают. Если они будут исполнены не должным образом, то никто не будет говорить, что Рахманинов написал плохие Прелюдии. Скажут, что господин Пианист их очень плохо играет. А когда дело касается новых произведений, и критики, и слушатели пребывают в некотором замешательстве. Не всегда можно безошибочно сказать, где виноват композитор, а где – пианист. Я к премьерам готовлюсь тщательнее, чем к шедеврам мировой классики. Я в полной мере ощущаю свою ответственность. Очень важно в меру своих скромных сил и таланта придать музыке жизнь. Это то, что должен делать исполнитель. А дальше начинается серьезная тема музыкального рынка. Дальше - все очень зыбко, потому что продавать программы с новой музыкой действительно очень трудно. Я прекрасно понимаю, что если я вдруг предложу любой публике в любой стране концерт из произведений только современных композиторов, музыку которых никто никогда не играл, я рискую играть сам для себя. Но есть какие-то рецепты маленьких “инъекций” современной музыки. Понемножку, в концертной серии, на фестивале, в программе, когда это сочетается с тем или иным произведением, которое слушатель уже знает и любит... Иногда это получается.

-        Сегодня для некоторых музыкантов концерт превращается в обыкновенную рутину. Вы по-прежнему получаете удовольствие от музицирования?

-        Я действительно искренне и горячо люблю музыку, живу ею, всем сердцем люблю свою профессию, инструмент, целиком и полностью принадлежу публике, для которой играю. Музыка составляет для меня смысл и образ жизни.

Nota bene! Концерт Александра Гиндина состоится 22 сентября 2013 года в 6 часов вечера в помещении Mission Hills Country Club по адресу: 1677 West Mission Hills Road, Northbrook, Illinois 60062. Цена билета - $30. Справки по телефону 773-275-0934.  

Фотографии к статье:
Фото 1. Александр Гиндин
Фото 2. Александр Гиндин и Николай Петров
Фото 3. Александр Гиндин

Комментариев нет: