16 нояб. 2014 г.

Памяти Ванкарема Никифоровича



15 ноября 2014 года Ванкарему Валерьяновичу Никифоровичу исполнилось бы восемьдесят лет. Вот уже три года, как его нет с нами. Говорят, что незаменимых нет. Неправда. Никто не заменил его. Никто его не заменит.

Ванкарем Никифорович начинал работу в качестве литературного критика, писал театральные рецензии, работал в издательстве, на телевидении, в театрах. В Чикаго стал писать на темы живописи. В беседе со мной как-то сказал: “Присутствие Шагала в Чикаго усилило мой интерес к миру изобразительного искусства”.

Ванкарем Никифорович был неравнодушным человеком. Неравнодушным к таланту других людей. Он живо откликался на информацию о новом спектакле, концерте, выставке. Его постоянно рвали на части какие-то люди, бесчисленные звонки... Он всегда куда-то торопился и никогда не опаздывал. “Надо осветить...” - говорил он и ходил, смотрел, писал...

Ванкарем Никифорович не бросался словами. Он боялся обидеть художника, боялся навязать свое мнение. Он никогда не говорил: “Я знаю, как надо...”. Предпочитал выражение: “Мне кажется...”.

Его отличали естественность, доброжелательность, умение слушать своего собеседника. От него всегда исходило тепло.

 
Мне было интересно говорить с ним на театральные темы. Как-то мы завели разговор о современном театре, и он сказал: “Я думаю, что основа театра осталась без изменений. Меняются только акценты, интонации. Театр – актерское искусство, искусство перевоплощения. За таким театром будущее”. Он не терял интерес к современному искусству, жадно следил за новыми веяниями и считал, что будущее все-таки за театром психологическим.

Он стал для меня примером профессионального отношения к любимому делу. С его уходом из русскоязычной прессы Чикаго исчезло такое понятие, как театральная критика. Статьи и рецензии пишут многие, а настоящего, профессионального театрального разбора нет ни у кого. Я так не умею. И никто не умеет.

Он всегда был неизменно умен, остроумен, интеллигентен. Я могу вспомнить очень немногих людей, которые обладали одновременно этими тремя достоинствами.

Ванкарем Никифорович был очень добрым человеком. Он любил людей, любил ЖИЗНЬ во всех ее проявлениях.

Он был мужественным человеком. Зная о неизлечимой болезни, продолжал работать, не сдавался до конца.

Почти не осталось людей, у которых еще хватает сил оставаться честными и порядочными. Ему для этого не требовалось никаких сил. Он просто был таким, вот и все.

Мы недоговорили с ним. Хотелось бы обсудить еще очень многое. Мне интересно, как бы он прореагировал на последние события в России, что бы сказал по поводу последних чикагских театральных премьер... Сходили бы вместе в театр, сыграли бы в шахматы, попили бы настоящий, черный чай, который он так любил и так умел заваривать...

Очень больно сознавать, что Ванкарема Валерьяновича Никифоровича больше нет. Спасибо за то, что он был в моей жизни.

Комментариев нет: