19 июл. 2016 г.

Паола Колетто: “Главное – найти себя”. Спортсменка-бодибилдер, актриса-режиссер

От бодибилдера до руководителя театральной школы – таков путь этой необыкновенной женщины. Она работала в Италии, Франции, Англии, Шотландии. Сейчас живет и работает в Чикаго. В интервью нашей газете Паола Колетто рассказывает о своей жизни и о том, в чем уникальность The School for Theatre Creators.

-          Я родилась и выросла в городе Падуя (Италия). Училась в лицее (liceo classico): литература, латынь, греческий язык... Родителям было нелегко со мной. Я была настолько активной, что, родись в США, меня бы посадили на медикаменты, а в Италии отправляли играть на улицу. Я обожала бегать и прыгать, с детства занималась спортом. Сначала – сама, потом в группе, потом образовала свой гимнастический класс и стала профессиональным бодибилдером. Но через несколько лет стало трудно... Чтобы соревноваться с другими, мне нужны были стероиды... К тому моменту мне было двадцать четыре. Я стала интересоваться тем, что в Италии называется театром танца и движения.

В мире всего сорок человек, которые учились у легендарного театрального актера и педагога Жака Лекока (1921-1999) в Парижской художественной академии (École Nationale Supérieure des Beaux-Arts) и стали педагогами. Паола Колетто – член этого “элитарного клуба”. Началось все так...

-          Летом в Падуе я смотрела в парке фильм. Передо мной сидел известный клоун. Он-то и рассказал мне о школе Лекока в Париже. Я ничего не знала о школе, о Лекоке, не знала, что он восемь лет провел в моей родной Падуе, у меня не было театрального опыта, я не говорила по-французски. Я знала одно – я должна быть там! И я поехала в Париж.

“Я не пытаюсь быть режиссером, не навязываю никакой эстетики. Я просто стимулирую творческий поиск” - повторял все время Лекок. Процесс обучения в его Школе сводится к поиску “собственного клоуна”. Речь идет об открытии в себе своей собственной клоунской сути как источника игры. Лекок так описывает этот процесс: “...Чем меньше мы защищаемся, пытаясь играть какого-то персонажа, тем больше нас изумляют наши собственные слабости, и тем сильнее проявляется наш клоун” (Жак Лекок “Поэтическое тело”, “Alexander Verlag Berlin”, перевод Ф.Степанова, 2000). В Падуе Лекок преподавал сцендвижение. Говорят, однажды он показывал студентам знаменитую “походку на месте”, придуманную Барро и Декру, и один молодой человек озадачил его вопросом: “Che belo! Che belo! Ma dove va?” (“Очень красиво! Но куда он идет?”). Лекок серьезно задумался и позже, уже в старости, написал об этом несколько книг.

-          Ваши первые ощущения от общения с Лекоком?
-          Я подумала: “Это почти то же самое, что и спорт”. Я была очарована игрой, процессом, обучением. Впитывала уроки не мозгом, а телом. Меня научили азам театрального мастерства. Многие из студентов не говорили по-французски. Нас разделили по группам, в каждой - шесть-семь человек. Мы учились понимать друг друга... Лекок никогда не навязывал своей философии, не говорил о ней, как о Системе, которую нужно пройти от и до. Он давал нам ингредиенты, но никогда – готовое блюдо. Блюда мы готовили сами. Для меня это очень важно. Сегодня многие говорят: “Так делал Лекок”, многие следуют ему. Но путь Лекока – это его путь. Невозможно следовать ему во всем. Материалы, инструменты у каждого человека свои. Реплики и повторения неинтересны – интересна оригинальность и непохожесть! Выразить свой голос – не учителя, а свой – вот главное, что я вынесла из уроков Мастера. Для меня это основа, с которой все начинается... Обучение в Школе проходило два года, третий - нас учили педагогике... Игра – чувство врожденное и естественное. Игра в театр, игра спортивная... Похожие эмоции. Но когда мы выходим на сцену, мы начинаем играть уже на зрителя. Убрать все наносное, оставить свое – долгий процесс. Когда ты нащупаешь это “свое”, ты сможешь сделать все, что угодно. Это то, чем мы занимаемся в нашей школе. (Объясняя разницу, Паола употребляет разные слова: “to play” и “to act’.) Главное – найти себя. Я говорю студентам: “Я не знаю, помогаю ли я вам стать актерами. Я помогаю вам найти себя. Дальше вы можете плыть в любом направлении. Наша Школа – потрясающее путешествие внутрь себя”.

После окончания учебы Паола Колетто переехала в Англию и создала театральную труппу. Она смеется: “Обычно это то, чем занимаются люди, закончившие школу”. Потом были шесть месяцев работы в Севилье на выставке ЭКСПО-92, год жизни на севере Шотландии, где не было никого, кроме снега и медведей, и пять лет в Падуе, где Паола вместе с сокурсником (он тоже родом из Падуи) создали театральную школу: “Я там провела около пяти лет, а потом мы с ним разошлись в разные стороны. Он хотел делать школу по жестким канонам: Лекок и все. А я мыслила более широкими категориями...”. В Европе Паола работала как актриса, снялась в нескольких фильмах... “Я поняла, что обожаю преподавать, обожаю работать в классе со студентами.” С такими мыслями Паола оказалась в США.

-          Будучи в Падуе, я испытала ужас от рутины. У меня была школа, и я представила себя в этой школе через пятьдесят лет. Боже мой, ничего нового? Для меня стало ясно, что еще не пришло время останавливаться. Я хотела путешествовать, знакомиться с разными людьми. Мой бывший супруг – американец. Он был счастлив, когда я предложила ему уехать из Падуи. Сначала мы поехали в Лос-Анджелес. Город мне не понравился совсем. Мне понравился Нью-Йорк, но я бы не смогла там жить. Слишком много всего и сразу! Первое чувство в Чикаго – я приехала домой. Я чувствую себя по-настоящему комфортно в Чикаго. Потом уже я открыла, какой это прекрасный культурный город. Когда мы здесь обосновались, я встретилась с директором танцевального факультета De Paul University и немедленно получила работу адъюнкт-профессора. Преподавала восемь лет. Потом преподавала в University of Illinois, Columbia College. Я обжилась в Чикаго, начала формировать свои собственные классы.

-          Что вы можете сказать об американской системе обучения?
-          Мой эксперимент с американскими университетами был феноменальным. Я учила молодых студентов, которые заплатили большие деньги и хотели заниматься. Мне надо было их заинтересовать, чтобы они остались в моем классе. Первое время у меня был шок. Такое впечатление, что ни у кого нет тела. Актеры выходят, произносят текст, и все... Американские и европейские студенты очень разные. Две вещи я поняла сразу. Первое - для американских студентов непривычна критика, а без критики нет движения вперед. И второе (связанное с первым): студенты выступают в качестве клиентов. Они заплатили большие деньги и теперь требуют “сервиса”. Такое отношение я встречаю везде: в DePaul, Columbia... Это ужасно. Мой “сервис” – быть собой. Но как только они понимают, что я хочу сказать, они принимают мою систему. Да, я тебя подталкиваю, но я рядом, и я помогаю. Они это понимают.

-          Из страны великих театральных традиций вы приехали в страну без всяких традиций. Традиция театра масок уходит в XVII век. Мы все знаем мима Пьеро, имена Жана Гаспара Батиста Дебюро, Этьена Декру, Антонина Арто, Жан-Луи Барро, Марселя Марсо и его Бипа... Реальность такова, что подавляющее большинство американских студентов просто не знает о европейском театре и идеях Лекока. Посмотрите вокруг. Кто сегодня в театрах Чикаго использует его идеи? Никто. Как вы работаете в таком окружении?
-          Нельзя сказать, что студенты не интересуются этим театром. Вы правы - они просто его не знают. Я предлагаю им открыть дверь и впустить в комнату свежий воздух. Это все равно, что есть еду из “Макдональдса” и не знать о филе. Они не знают, любят ли они филе или нет, - они просто его никогда не пробовали. Вот это и есть мой американский опыт. Студенты не отвергают мои уроки. Наоборот, они с интересом открывают для себя новые возможности...

-          Что вы думаете о разнице между физическим и психологическим театрами?
-          Я никогда не принимала эту терминологию - “физический театр”. Для меня это разделение не имеет никакого смысла. Театр – в принципе физическое действие. Мы думаем, что физическое означает движение, но неподвижность – тоже движение. У всего есть движение. Вы входите в комнату с определенным настроением, оно может изменить правила. Настроение – тоже движение. В театре нет разделения на категории. Есть плохой театр и хороший театр. В хорошем театре меня не волнует, много ли в нем текста или нет текста вообще, есть ли движения или нет. Я иду за таким театром, он заставляет меня трепетать...

-          Как же театр “больших идей”?
-          Последнее, что необходимо театру, – идеи. Если вы приходите с идеями, у вас уже все готово. Там, где есть идеи, нет импровизации. Это все равно, что говорить о цветке, не понюхав, не посмотрев его. В театре идеи – даже самые хорошие – не работают.

-          Какие режиссеры вам наиболее интересны?
-          Фантастический режиссер – Ариана Мнушкина. Она тоже училась у Лекока. Мне нравится испанский режиссер Каликсто Бието. Он сделал неудачный спектакль в Goodman Theatre (Паола говорит о спектакле “Camino Real” – постановке Бието сезона 2012-13 годов.), но он мне интересен. Еще мне нравится актер, режиссер, акробат Джеймс Тьерри – внук Чарли Чаплина. Я видела в Европе его спектакль “Прощай, зонтик”. (Этот спектакль в ноябре 2007 года видели и зрители Чикаго в серии Шекспировского театра ”World Stage“.) Но первый – Питер Брук. Он может быть сложным и очень простым. Его “Фрагменты” - спектакль малой формы. На сцене – три актера и три стула. И три актера разыгрывают для нас “империю чувств”.

Паола Колетто работала в Redmoon Theatre и еще в нескольких театрах Чикаго. Не только ставила, но и занималась с актерами.

-          У вас есть текст, когда вы начинаете репетицию, или все с чистого листа?
-          Школа сделана так, что студенты репетируют сами по себе. Это импровизации на заданную тему. Слова придумываются в процессе работы. Я считаю себя “вторым тренером”. Первый – сам студент. У меня нет окончательного рисунка роли для студента, и я не являюсь истиной в последней инстанции. Я выражаю свое представление, но не навязываю его студенту.

-          Каковы ваши критерии в выборе студентов?
-          Наша Школа – театральное путешествие в мир нового и неизведанного. Я хочу видеть в Школе неравнодушных, заинтересованных молодых людей, жаждущих поисков и экспериментов, я приглашаю людей, готовых к переменам. Они должны хотеть учиться так же, как хотела учиться я, ничего не зная о школе Лекока... Мы проводим со студентами все время. Наша Школа не имеет ничего общего с обычной школой. В обычной школе есть расписание – у нас его нет. Я не провожу предварительных экзаменов. Неважно, чем занимается студент и кто он по специальности, - наши уроки начинаются с нуля. Иногда отсутствие опыта даже лучше. Я не тороплю студентов с формальной регистрацией. Они должны вначале понять, в чем заключается наша учеба. После выпуска наши студенты получают диплом, подобный европейскому. На сегодняшний день процесс обучения составляет девять месяцев: три месяца в Чикаго, три месяца в Италии и три месяца снова в Чикаго. В Италии мы знакомим студентов с искусством театра масок... Моя цель – сделать школу международной. Английский язык требуется на минимальном уровне. У нас учились студенты из Италии, Индии, Швеции, Канады, были русские студенты, в том числе - артист балета Дмитрий Песков, который учился и преподавал одновременно. Все наши преподаватели – высочайшие профессионалы своего дела. Среди них – дипломированный специалист по Alexander Technique Дария Окугава Харпер и тренер по акробатике Норбол Мерманов. Он родился в Казахстане, говорит на русском языке, у него жена – русская. Мы познакомились в гимнастическом зале. В театр он пришел из цирка. Фантастический человек!
-          Как вы выживаете в наши тяжелые времена? Вокруг так много театральных школ...
-          Благодаря уникальной программе, мне кажется. Никто не предлагает взглянуть на свое тело, научиться управлять им... Я люблю преподавать, люблю работать с людьми. Я отдаю студентам всю душу и думаю, что это вернется.
-          Удачи вам и вашей замечательной Школе, синьора Колетто!

Nota bene! Подробности функционирования и условия поступления в The School for Theatre Creators - на сайте http://www.theschoolfortheatrecreators.com/.

Фотографии к статье:
Фото 1-16. Паола Колетто и ее студенты (Фотографии из личного архива Паолы Колетто)

Комментариев нет: