14 окт. 2015 г.

Сказочная жизнь русских девушек глазами Мег Мирошник. Интервью перед премьерой



15 октября в Trap Door Theatre состоится премьера спектакля “Сказочная жизнь русских девушек” (“The Fairytale Lives of Russian Girls”) по одноименной пьесе американского драматурга Мег Мирошник. В беседе с вашим корреспондентом Мег рассказывает о себе, своем творчестве и о том, чем заинтересовала ее жизнь русских девушек.


-        Сразу – о самом интересном. Статья о вас в журнале American Theatre начиналась так: “Однажды молодая девушка - драматург из Миннеаполиса - собрала вещи и отправилась в Россию”. Не каждая молодая девушка-американка, не говоря уже о драматурге, отправляется в Россию. Что вы искали в России?

-        На самом деле все было не так авантюрно, как описано в этой статье. Мой муж Мирошник родом из Киева, для него русский – родной язык. Мне хотелось научиться говорить на языке мужа, и мы решили какое-то время пожить в Москве. Мы провели там два года, с 2005 по 2007. Я училась русскому языку в МГУ, на курсах для иностранцев, а потом, вернувшись домой, продолжила учебу в университете. Тогда же я начала работать над этой пьесой.

 
-        И пьеса родилась под влиянием впечатлений от поездки в Москву...

-        Конечно. Я наблюдала за русскими женщинами. Зима, снег по колено, женщины в мини-юбках на каблуках... Я видела перед собой нереальные, сказочные образы... Поразила архитектура. В США можно увидеть старые здания, но нет “слоев времени”. В Москве старые здания преобразованы в торговые площади. В месте, где мы жили, находилось туристическое агентство с парикмахерской в подвале. Нам приходилось проходить через извилистые коридоры, мы видели рекламу LOreal на дореволюционном здании... Я поняла, что хочу написать пьесу, в которой современные русские женщины будут героинями сказочных историй. Моя пьеса – это история девушки, рожденной в Москве и выросшей в Америке. В двадцать лет она приезжает в Россию в поисках своих корней и знакомится с новым для нее миром.

-        Тютчев говорил: “Умом Россию не понять”. Мне кажется, вы пытаетесь понять Россию с помощью русских сказок и литературы. Для меня ваша пьеса является ироничным взглядом на нравы современной России. Это не настоящая, а лубочная, сказочная, литературная Россия.

-        Да, это не совсем настоящая Россия. Я понимаю, насколько субъективен взгляд иностранца. К вашему списку я бы добавила еще детские книги. Я провела много времени за чтением детской литературы. Сейчас у меня двое детей, я покупаю детские книги, мы вместе смотрим сказки по телевизору. У меня большая коллекция книг с картинками и детской поэзией.

 

Мировая премьера пьесы “Сказочная жизнь русских девушек” состоялась в Alliance Theatre (Атланта) в 2012 году. В 2014 году пьеса была поставлена в Yale Repertory Theatre (Нью-Хейвен, Коннектикут). А в 2013 году спектакль по этой пьесе появился в репертуаре Московского Центра драматургии и режиссуры. Мег рассказывает:

-        В США автор пишет черновой вариант пьесы и вносит изменения непосредственно во время репетиций, работая с режиссером, актерами и драматургом. (Здесь надо пояснить, что на каждой постановке в американском театре есть “dramaturg”, выполняющий те же функции, что и завлит в российском театре. – Прим. автора.) В России все зависит от режиссера. В Москве я работала с блестящим молодым режиссером Ильей Шагаловым. Несмотря на то, что на афише стоит мое имя, спектакль является его версией пьесы. Начиналось все в 2011 году с небольшого скетча, эскиза, а через два года спектакль вошел в репертуар Центра драматургии и режиссуры. Во время работы с Шагаловым я вела дневник. Мы репетировали по двенадцать часов. В какой-то момент я переставала понимать, где мы работаем, а где – отдыхаем, потому что актеры продолжали работать во время перерыва... Это было очень интересное время! Мне было любопытно общаться с актерами, слушать русскую речь. В английском языке я могу наслаждаться звучанием слов или тем, как построена фраза. В русском языке все не так. Мой русский плохой, но я кое-что переписала, услышав диалоги. Мне стало понятно, что определенные места требуют переработки.

 
-        Вы сохранили отношения с Шагаловым?

-        Да, мы в хороших отношениях. У него сложилась замечательная театральная карьера.

-        Вы бы хотели продолжить сотрудничество с ним?

-        С удовольствием. Я готова работать с ним.

-        Каковы ваши московские театральные впечатления?

-        О, они восхитительны. Москва – лучшее место в мире, где можно увидеть настоящий Театр. Мне понравилось в Москве внимание аудитории. В США, когда зрители в программке находят надпись: “Спектакль идет 90 минут без антракта”, чувствуется облегчение зрительного зала, что все скоро закончится. В Москве ровно наоборот. Если спектакль длится меньше двух с половиной часов, зрители чувствуют себя неудовлетворенными. В Москве можно встретить такое разнообразие художественных школ, разные стили, подходы, дизайн. Я познакомилась со многими современными авторами. Двадцатилетние, тридцатилетние... – они активно работают в театре, ищут новые формы. Я получила огромное театральное наслаждение.

 
-        Вы жили в Москве в середине двухтысячных и побывали там снова в 2011. Изменился город за эти годы?

-        Очень. В московской жизни середины двухтысячных я видела современную Россию. Тогда я не могла пойти в продуктовый магазин в обычной обуви, без каблуков, потому что на меня сразу бы обратили внимание. Это бы означало, что я – иностранка. Для русских женщин было важно представлять себя в определенном образе. Вернувшись в Москву через пять лет, я заметила, что все ходят в уггах (“uggs”), все носят леггинсы, кругом сникерсы, Mercedes и Honda... В 2011 году я увидела другой город. Москва стала больше похожа на любой другой мегаполис. Уже тогда были существенными изменения в настроениях общества. Я полагаю, сейчас все видно еще более выпукло.


Мег Мирошник выросла в Миннеаполисе. Свой город она называет “прекрасным местом для любителей театра”.

-        Я влюбилась в театр с детства. Видела много спектаклей в театре “Гатри”, в других театрах. Первую пьесу я написала в четырнадцать лет, и ее сразу поставили в Youth Performance Company. Было чувство, что это так легко – написать пьесу, и вот она в  театре. Не думаю, что каждый автор может похвастаться этим.

-        Вы закончили драматургическое отделение Йельского университета по классу педагога Полы Вогел. Меня всегда интересовал вопрос, как можно научить человека писать пьесы? Вам действительно помог университет, или он нужен был только для того, чтобы получить диплом?

-        Прежде всего мои педагоги дали мне список необходимых для чтения книг, и эти книги перевернули мое представление о театре. В университете меня научили системному подходу к драматургии. Плюс само окружение, которое стимулировало желание читать, учиться и писать. Я многому научилась, наблюдая, как работают мои сокурсники. Мы обсуждали постановки, слушали лучших педагогов, читали пьесы друг друга, варились в этом театральном творческом “бульоне” с утра до ночи. Я многого не знала в литературном, техническом плане, не знала, например, как закончить пьесу. Так что университет действительно помог мне.

-        У вас есть любимые драматурги?

-        О да, их очень много – я обожаю читать пьесы! Кэрин Черчилль, Пола Вогел, пьесы которой я обожала еще до начала учебы у нее, мои друзья по творческому объединению “The Kilroys”. Я стараюсь следить за их творчеством.


Здесь требуется пояснение. Название “The Kilroys” происходит от знаменитой граффити времен Второй мировой войны “Kilroy Was Here”. Такую надпись оставляли солдаты, чтобы подчеркнуть свое присутствие в данном месте. Мег Мирошник рассказывает:

-        Наше объединение было создано в 2013 году. В нем – тринадцать женщин-драматургов. Мы выступаем за гендерное равноправие в театре. В прошлом году мы провели опрос среди театральных деятелей Америки и на основании результатов опубликовали список рекомендуемых для постановок пьес. В списке – пятьдесят четыре пьесы. Они все еще ждут своего воплощения на сцене.

-        Читая пьесы, вы представляете, как бы вы их хотели увидеть на сцене?

-        По-разному. Иногда я не задумываюсь над этим, а иногда представляю героев на сцене в тех или иных декорациях.

-        Вы бы хотели сами поставить свои пьесы?

-        Нет, я предпочитаю работать с профессиональными режиссерами. Из спектаклей по моим пьесам мне особенно понравилась постановка Рэйчел Чавкин в Yale Repertory Theatre. Я была поражена, как далеко она ушла в своем воображении. В спектакле звучали оригинальные панк-композиции. По словам режиссера, в пьесе “Pussy Riot встречают Spice Girls”. Я написала текст, но никогда не смогла бы так поставить его. На это требуется профессионал.

Мег Мирошник не впервые сотрудничает с театрами Чикаго. В 2012 году Чикагский оперный театр показал оперетту Д.Шостаковича “Москва. Черемушки”. К этому спектаклю Мег сочинила английскую версию либретто.  

-        Это был восхитительный и очень страшный опыт. Пятьдесят четыре песни Шостаковича в одной оперетте! Мы с художницей Аней Клепиковой и режиссером Майком Донахью обсудили все детали постановки еще до начала репетиций, а потом создавали этот спектакль сообща. Нам хотелось достучаться до американской аудитории, и, как мне кажется, это удалось.

-        Удалось! Спектакль получился ярким и зрелищным. Вы сейчас эксперт в русской культуре. Адаптация либретто оперетты русского композитора, пьеса о русских девушках... За что дальше возьметесь?

-        (Смеется.)

-        Это вопрос риторический. А вот вполне конкретный. Я знаю, что вы пишете пьесу по заказу Steppenwolf Theatre. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте.

-        Я приезжала в Чикаго для участия в фестивале First Look, проходящем под эгидой Steppenwolf Theatre. Режиссер будущего спектакля Николь Виснер рассказала, что Марта Лейви (актриса и с 1995 по 2014 годы – художественный руководитель Steppenwolf Theatre. – Прим. автора) порекомендовала ей прочитать мою “Сказочную жизнь...”, что, конечно, очень лестно для меня. Я думаю, это послужило причиной заказа мне новой пьесы. Кое-что уже написано, но пока, пожалуй, рано говорить об этом.

-        Вы работали во многих городах и можете сравнивать разные театры. Что выделяет театры Чикаго?

-        Люди, работающие в чикагских театрах, преданы своему городу. Гордость – это очень специфическое чувство, присущее каждому в Чикаго.

-        Вы помните вашу первую реакцию, когда узнали, что Trap Door Theatre поставит вашу пьесу?

-        Я очень обрадовалась. Мне кажется, Trap Door Theatre - идеальное место для постановки пьесы в Чикаго. У Николь немалый театральный опыт. Я послала ей дневник, который вела в Москве, поделилась своими наблюдениями, и мы нашли общий язык.

-        Что вы ждете от будущего спектакля?

-        Я надеюсь, он будет смешным, страшным, соблазнительным. В московской постановке самым интересным для меня была реакция зрителей. Аудитория настолько близко поняла и приняла пьесу, что автор выглядел тем, кем он был на самом деле, - иностранцем. Теперь мне очень интересно, как спектакль примет русскоязычный зритель Чикаго. Я приглашаю всех в Trap Door Theatre на премьеру!

Nota bene! СпектакльСказочная жизнь русских девушекидет с 15 октября до 21 ноября в The Trap Door Theatre по адресу: 1655 West Cortland Avenue, Chicago, IL 60622. Билеты - $20 в четверг и пятницу, $25 – в субботу. В пятницу два билета продаются по цене одного. Справки и заказ билетов - по телефону 773-384-0494 или на сайте театра www.trapdoortheatre.com.

Фотографии к статье:
Фото 1. Мег Мирошник. Фото – Элизабет Керен
Фото 2. Сцена из спектакля “Сказочная жизнь русских девушек”. Washington Ensemble Theatre production (Сиэттл, штат Вашингтон), 2012 год. Слева направо: Лиа Пфенниг, Шеннон Оливия Кэмпбелл, Сами Спринг Детцер, Либби Барнард. Фото - LaRae Lobdell/ Photosister.com
Фото 3. Сцена из спектакля Сказочная жизнь русских девушек”. Центр драматургии и режиссуры. Москва, 2013 год. Фото – www.afisha.ru
Фото 4. Сцена из спектакля “Сказочная жизнь русских девушек”. Yale Repertory Theatre (Нью-Хейвен, Коннектикут), 2014 год. Слева направо: Эмили Уолтон и Фелисити Джонс. Фото – Кристофер Аш
Фото 5. Сцена из спектакля “Сказочная жизнь русских девушек”. Yale Repertory Theatre (Нью-Хейвен, Коннектикут), 2014 год. Слева направо: Селесте Ариас и Эмили Уолтон. Фото – Кристофер Аш
Фото 6. Сцена из спектакля “Сказочная жизнь русских девушек”. Yale Repertory Theatre (Нью-Хейвен, Коннектикут), 2014 год. Слева направо: Эмили Уолтон и Фелисити Джонс. Фото – Кристофер Аш
Фото 7. Джессика Джеллиффе в спектакле “Сказочная жизнь русских девушек”. Yale Repertory Theatre (Нью-Хейвен, Коннектикут), 2014 год. Фото – Кристофер Аш
Фото 8. Фелисити Джонс в спектакле “Сказочная жизнь русских девушек”. Yale Repertory Theatre (Нью-Хейвен, Коннектикут), 2014 год. Фото – Кристофер Аш

Комментариев нет: