28 мар. 2016 г.

Вечные поиски любви. “Долгое путешествие в ночь” (“Long Day’s Journey Into Night”) в Court Theatre


На сцене Court Theatre - отчаянный, безысходный, трагический мир одного из самых талантливых писателей XX века, единственного американского драматурга - лауреата Нобелевской премии и лауреата четырех (случай исключительный!) Пулитцеровских премий Юджина О’Нила. В театре в эти дни идет спектакль “Долгое путешествие в ночь” по автобиографической, самой личной пьесе классика американской драматургии.


Август 1912 года. Летний домик в городке Нью-Лондон штата Коннектикут. Один день из жизни семьи Тайронов. Глава семьи - актер Джеймс Тайрон (Харрис Юлин), его жена Мэри (Мэри Бет Фишер), их дети Джеймс (Дэн Уоллер) и Эдмунд (Майкл Дунан). Напряжение разлито в воздухе. Его не скроешь показными восклицаниями Тайрона-старшего о том, как хорошо выглядит Мэри, и повторяющимися вопросами-причитаниями Мэри: “Что-то не так с моей прической?” Нет, актерские уловки здесь не проходят. Все гораздо серьезней. Что-то не так в отношениях друг к другу в этой семье, что-то не так в их жизни, оказавшейся никчемной для всех героев пьесы.  Герои пусты, герои мертвы. Тайрон-отец - опустившийся алкоголик, его жена - наркоманка, дети успешно идут по пути отца, а младший сын при этом страдает от туберкулеза. Распад связей, отсутствие желаний, увядание семейного очага в прямом смысле этого слова... - такова беспощадная реальность, на фоне которой происходит - вернее, НЕ происходит действие. Вместо него герои спорят, ругаются, обрушиваются друг на друга, выясняют отношения, мирятся и снова ругаются. В “Долгом путешествии в ночь” - поток открытий, прячущихся за ложь, и откровенность, от которой становится не по себе... Дом Тайронов – место, где жить нельзя. В их доме давно нет жизни...


Юджин О’Нил - Первый американский драматург в буквальном смысле этого слова, ибо до О’Нила американской драматургии просто не существовало. Из О’Нила “вышли” все: и Теннеси Уильямс, и Лилиан Хеллман, и Торнтон Уайлдер, и Артур Миллер, и Уильям Сароян, и Эдвард Олби... Но первым был он – нелюдимый, мрачный, вечно небритый Юджин О’Нил.
...Наркомания – бич семьи О’Нила. Мать Юджина была наркоманкой, его брат Джимми умер от наркотиков, его средний сын кочевал по больницам для наркоманов. Да и сам будущий драматург уже к двадцати годам опустился на самое дно, кочуя в алкогольно-наркотическом дурмане по грязным борделям и барам. Он родился в Нью-Йорке в актерской семье. Свое детство драматург вспоминает как бесконечную череду разъездов. Он поступил в Принстонский университет, но спустя год был отчислен, работал в торговой фирме рекламным агентом и кассиром в театре, потом какое-то время играл маленькие роли в труппе отца. Дальше актерство уступает место журналистике. Наш герой становится репортером, пишет репортажи в газету. Но и это длится недолго. Захотелось экзотики, и Юджин О’Нил записывается матросом на торговые судна, плавающие в Южную Америку и Южную Африку, а потом и в экспедицию золотоискателей в Гондурас. В 1912 году О’Нил совершил попытку самоубийства, но был спасен. В том же году заболел туберкулезом, лечился в санатории. Поправившись, вернулся к учебе и поступил в Гарвардский университет на отделение драматургии. (Изучая жизнь О’Нила, поражает легкость, с которой бывший алкоголик поступает в лучшие университеты Америки. Сначала – Принстон, потом Гарвард!) К 1915 году Юджин О’Нил уже четко знал, чему он хочет посвятить свою жизнь. Он бы, наверно, последовал примеру своего брата и не смог выкарабкаться из мира наркотиков и алкоголя, если бы не мечта о писательстве. Юджин О’Нил хотел стать писателем, и это помогло ему выжить. Он перестал пить, и период бурной молодости сменился периодом “запойной” работы со словом.
Его радикализм отпугивал многих. Премьеры его спектаклей часто сопровождались публичными скандалами, судебными исками, запретами. Его ругали за чрезмерную натуралистичность, мрачность, пессимизм. Действительно, Юджин О'Нил - один из самых трагических писателей. В его пьесах нет спокойствия и благодушия, его герои мучаются сами и мучают других, в его мире невозможны счастливые финалы. Но драматург упорно шел своим путем, отмахиваясь от нападок недругов. И, лишь сказав в литературе все, что хотел сказать, он вновь вернулся к выпивке.
Юджин О’Нил всю жизнь был одинок. От первой жены он ушел, оставив ее беременной. Их сын стал крупным специалистом в области античной литературы. Он покончил с собой в 1951 году. Со своей дочкой от второго брака Уной О’Нил разорвал всякие отношения, когда она в шестнадцать лет вышла замуж за Чарли Чаплина, и так ни разу не увидел своих пятерых внуков. Причиной гнева драматурга был возраст великого актера. Жених был на год моложе тестя. В сороковых О’Нил женился в третий раз, но отношения с женой не сложились. В 1951 году после очередной ссоры он ночью ушел из дома, упал в темноте на камни, сломал колено и час пролежал без помощи. После этого случая его жена пыталась покончить с собой, приняв большую дозу снотворного, и несколько месяцев провела в клинике для душевнобольных. В конце жизни драматург вел затворническое существование. Он собирался осуществить грандиозный замысел: написать цикл из одиннадцати пьес, в которых думал рассказать о двух веках жизни одной американской семьи. К сожалению, планам О'Нила не удалось осуществиться. В 1952 году его настигла болезнь Паркинсона, и он потерял возможность писать.
Юджин О’Нил умер в 1953 году в возрасте шестидесяти пяти лет. За несколько месяцев до смерти он сжег все черновики и несколько недописанных пьес. После себя О’Нил оставил богатое драматургическое наследие - пятьдесят пьес. Среди них есть настоящие шедевры (“Любовь под вязами”, “Луна для пасынков судьбы”), есть пьесы экспериментальные (“Император Джонс”, “Косматая обезьяна”, “Продавец льда”), сатирические (“Марко-миллионщик”, “О, молодость!”), исторические (“Траур – участь Электры”, “Разносчик льда грядет”)... “Долгое путешествие в ночь” в этом списке стоит особняком. Это – глубоко личный, интимный разговор драматурга с его родителями, братом, с самим собой.


“Ах, Любовь, Неприличная, Прекрасная, До чего ж я по тебе тоскую!..” - писал Юджин О’Нил. Эта вечная тоска, вечные поиски любви и заставили драматурга взяться за перо, чтобы рассказать о своей семье. Его третья жена Карлотта Монтери вспоминала, как О’Нил летом 1941 года работал над пьесой “Долгое путешествие в ночь”: “Было очень странно наблюдать, как человек каждый день мучает себя писательским трудом. Он выходил из своего кабинета осунувшимся и плачущим. Его глаза были красными, и к вечеру он казался на десять лет старше, чем утром”. О’Нил не хотел инсценировок пьесы и не отдал ее в печать. Ее прочитали лишь близкие друзья и члены семьи. Издательству “Random House” он разрешил публикацию лишь через двадцать пять лет после смерти. Однако уже в 1956 году - через три года после смерти О’Нила - Монтери вырвала контроль над рукописью у “Random House” и разрешила сначала напечатать пьесу издательству Йельского университета, а потом поставить ее. Премьера состоялась в Королевском театре в Стокгольме, потом прошли предварительные показы в театре в Нью-Хейвене, а затем – еще одна, на этот раз – шумная премьера на Бродвее. Нарушив волю О’Нила, Монтери, сама того не подозревая, сделала ему и всему американскому театру ни с чем не сравнимый подарок. О’Нил посмертно был удостоен четвертой Пулитцеровской премии. Началась его новая, посмертная слава.

Трудно выделить кого-то одного из слаженного актерского состава спектакля. Каждый работает, кажется, на пределе человеческих возможностей. Тяжелее всех приходится исполнителям ролей отца и матери - замечательным актерам Харрису Юлину и Мэри Бет Фишер. Великолепен Юлин в сцене, когда он (Джеймс Тайрон) проверяет уровень виски в графине - не уменьшился ли? Тайрон еще чувствует себя хозяином. А когда в финале спектакля он мучительно пытается и не может вспомнить текст роли Гамлета - своей любимой роли! - жалкая гримаса появляется на его лице, и он сам становится жалким и брошенным. Виртуозно ведет свою роль Фишер: аккуратная в начале спектакля, ее Мэри превращается в такую же жалкую и брошенную всеми старушку с трясущимися руками.
Харрис Юлин - очень известный и титулованный американский театральный актер. Заполучить его в Чикаго - уже большая победа Court Theatre! Юлин играл на сцене Goodman Theatre в спектаклях “Заканчивая картину” по последней пьесе А.Миллера и “Дом Фрэнка” по пьесе Р.Нельсона. Он снялся в более чем ста фильмах и телесериалах, в том числе в роли полицейского Мела Бернштейна в фильме Брайана де Пальмы “Лицо со шрамом” (“Scarface”, 1983).

Мэри Бет Фишер - лауреат премии “Джефф”, ведущая театральная актриса Чикаго. Только за последние два года мы видели ее в спектаклях Goodman Theatre “Ваня и Соня, и Маша, и Спайк”, “Лисички”, “Луна Гейл”. Недавно она исполнила главную роль в спектакле “Белый мужчина в автобусе” в Northlight Theatre. В Court Theatre она играла в спектаклях “Ангелы в Америке”, “Три высокие женщины”, “The Year of Magical Thinking” (премия “Джефф”), “Аркадия”, “Травести” и других.


Исполнитель роли Джеймса-младшего Дэн Уоллер знаком нам, в основном, по спектаклям в Steppenwolf Theatre (“На восток от Эдема”, “The Night Alive”, “Три сестры” и др.) и Goodman Theatre (“Сладкоголосая птица юности”, “Лисички” и др.).
Исполнитель роли Эдмунда Майкл Дунан - выпускник Калифорнийского университета. В 2006 году учился в Школе Станиславского при Гарвардском университете, в 2008 году - участвовал в спектаклях театра “Ателье” при институте Ежи Гротовского.
В роли служанки Кэтлин на театральной сцене Чикаго дебютирует Аланна Роджерс.
Режиссер спектакля Дэвид Обурн по первой специальности драматург. Ставя этот спектакль, он сделал единственно правильное решение, растворившись в актерах, доверившись им. Не стараясь выпячивать себя, он с большой деликатностью и теплотой показал великий текст большого писателя, и результат не заставил себя ждать. Обурн учился в Чикагском университете. В настоящее время живет в Нью-Йорке. В сезоне 2012-13 годов он поставил в театре свою пьесу “Доказательство” (“Proof”). На вопрос художественного руководителя Court Theatre Чарльза Ньюэлла, что бы он хотел поставить еще, Обурн немедленно назвал “Долгое путешествие в ночь”, но добавил, что ему нужен для этого Харрис Юлин. “Звезды сошлись в нужное время, и Юлин с другими фантастическими актерами объединились в этом спектакле”, - говорит Ньюэлл.

На русский язык пьесы О’Нила переводились достаточно оперативно, но при этом история постановок пьес американского драматурга на русской сцене совсем невелика. Русскому зрителю его открыл Александр Таиров. На сцене Камерного театра он поставил три пьесы О’Нила: “Косматая обезьяна” и “Любовь под вязами” в 1926 году и “Всем детям Божьим даны крылья” в 1929 году. Во всех спектаклях главные роли исполняла Алиса Коонен. Дальше – тишина на долгие годы. Мелькали, конечно, отдельные постановки его пьес на московской и провинциальных сценах, но о какой-либо традиции говорить не приходится. В 1967 году Лев Свердлин поставил в театре имени Маяковского пьесу О’Нила “Душа поэта”, в конце нулевых в театре Моссовета шел спектакль “Долгое путешествие в ночь” с Ниной Дробышевой в главной роли, а в театре “Et Cetera” у Александра Калягина - пьеса О’Нила “За горизонтом”. Примеры есть, но их немного. Русский театр с гораздо большим энтузиазмом брался и берется за пьесы Теннеси Уильямса и Эдварда Олби.
В Чикаго драматургия Юджина О’Нила известна, в основном, благодаря усилиям Роберта Фоллса и его Goodman Theatre. В 2009 году на базе театра состоялся большой фестиваль, посвященный О’Нилу, в сезоне 2011-12 годов Фоллс поставил спектакль “Продавец льда грядет”, получивший шесть премий “Джефф”, включая премии за лучшие постановку и режиссуру. И вот - спектакль в Court Theatre... Обратите внимание на этот театр, расположенный на территории Чикагского университета. Да, далеко от привычных северных пригородов, но вы не будете разочарованы. Театр образовался в 1955 году, и за шестьдесят лет своего существования добился многого. Театр без дешевых приемов, серьезный в выборе репертуара и подборе актеров. Постановки, в основном, традиционные, но с театральными экспериментами в Чикаго, как и по всей Америке, как-то не складывается. Правда, с О’Нилом особо и не поэкспериментируешь. Его “Долгое путешествие в ночь” - пьеса страшная. И спектакль получился мрачным и беспросветным. Сильная работа театра, который не развлекает зрителя, а заставляет задуматься.

Шестьдесят первый сезон театр заканчивает чикагской премьерой спектакля по пьесе Ричарда Бина “Один человек, два господина” (“One Man, Two Guvnors”), в основе которой - адаптация классической итальянской commedia dell'arte Карло Гольдони “Слуга двух господ”. Постановки по этой пьесе с успехом прошли в Лондоне и на Бродвее, и, судя по описанию, нас ждет яркий, веселый спектакль с музыкой и песнями. Композитор - Грант Олдинг. Режиссер - Чарльз Ньюэлл. В главной роли - Тимоти Эдвард Кейн. Премьера намечена на 12 мая.

Nota bene! Спектакль “Долгое путешествие в ночь” идет до 10 апреля в помещении Court Theatre по адресу: 5535 South Ellis Avenue, Chicago, IL 60637. Справки и заказ билетов - по телефону 773-753-4472 и на сайте www.courttheatre.org. Для групп в десять человек и больше (Group Tickets) предусмотрены скидки.

Фотографии к статье:
Фото 1-8. Сцены из спектакля “Долгое путешествие в ночь”. Все фото – Майкл Бросилоу

Комментариев нет: