16 сент. 2016 г.

Оркестр в лицах. Кто есть кто в Чикагском симфоническом. Часть I

22 сентября 2016 года открывается сто двадцать шестой сезон Чикагского симфонического оркестра. О предстоящих концертах оркестра я рассказал в прошлом выпуске Музыкального обозрения. Сегодня и в следующих выпусках я расскажу о музыкантах, составляющих славу оркестра. Перед вами - специальный проектОркестр в лицах. Часть I.
Чикагский симфонический оркестр (далее - ЧСО) был основан в 1891 году дирижером Теодором Томасом. За год до этого пятьдесят крупных чикагских бизнесменов решили пожертвовать по одной тысяче долларов на создание в городе симфонического оркестра. 17 декабря 1890 года в одном из чикагских клубов состоялась встреча членов Ассоциации оркестра. В начале 1891 года появился первый плакат оркестра, 16 октября того же года Теодор Томас выступил в качестве дирижера на первом публичном выступлении Чикагского оркестра в Auditorium Theatre. Первый тур оркестра прошел в конце октября 1891 года по городам Рокфорд, Милуоки и Луисвилл. В 1892 году оркестр выступил на Всемирной выставке в Чикаго, Теодор Томас официально стал его первым музыкальным руководителем. С коллективом, которому не было еще двух лет, начали сотрудничать Игнатий Педеревский и Антонин Дворжак...
С первых лет своего создания в оркестре появились молодые талантливые музыканты. Одним из них был концертмейстер секции альтов Фредерик Сток, после смерти Томаса в 1905 году ставший главным дирижером Чикагского оркестра. Тридцать семь лет Фредерик Сток руководил Чикагским симфоническим – самый большой среди дирижеров отрезок времени в истории оркестра и одно из самых плодотворных сотрудничеств в истории мировой музыки. В оркестр приходили надолго, часто – навсегда.
Украшением и гордостью оркестра был феноменальный первый трубач Адольф Херсет. Он был концертмейстером с 1948 по 2001 годы – пятьдесят три года! Известен такой случай из его жизни: придирчивый Фриц Райнер (музыкальный руководитель ЧСО с 1953 до 1962 года) на репетиции поэмы Р.Штрауса “Так говорил Заратустра” нарочно требовал повторять много раз подряд эпизод с труднейшим соло первой трубы, ожидая, казалось бы, гарантированного в таких случаях провала. Однако Херсет был абсолютно безупречен. Когда раздраженный Райнер спросил у Херсета: “Сколько же раз, черт возьми, вы можете играть это соло без “кикса”?”, Херсет невозмутимо ответил: “Я нанят до 12.30”. То есть до конца репетиции! Херсет умер в 2013 году в возрасте восьмидесяти двух лет. В архиве ЧСО сохранилось много материалов, касающихся его жизни.
Много лет в оркестре блистал “мелочник” Гордон Питерс. Он играл в очень элегантной манере, в особенности, на колокольчиках, достигая при этом изумительного “мерцающего” звучания. Гордон Питерс на протяжении ряда лет возглавлял Civic Orchestra. Некоторые наиболее перспективные молодые музыканты периодически “подсаживались” во время репетиций к своим старшим коллегам в ЧСО и, таким образом, приобщались к “кухне” оркестрового исполнительства. Согласитесь, прекрасная традиция!
Сорок девять лет концертмейстером секции контрабасов служил Джозеф Гуастафесте. Музыканта принял в оркестр Фриц Райнер в 1961 году! После двухлетних поисков с 4 июня 2012 года этот пост занимает Александр Ханна (рассказ о нем - впереди).
Легендарным музыкантом оркестра был Виктор Эйте. Он родился в Будапеште в еврейской семье. В тридцатые годы работал концертмейстером Венгерской государственной оперы и Филармонического оркестра. Законодательство, принятое в Венгрии в 1938 году, запретило всем евреям занимать государственные должности. Эйте был уволен из обоих оркестров и в 1941 году, в возрасте двадцати лет, был отправлен в лагерь, где провел два с половиной года. Два раза бежал, оба раза был пойман и возвращен в лагерь. Удалась третья попытка. В одеянии священника он добрался до родного Будапешта, где дипломат Рауль Валленберг предоставил ему (а также еще двумстам счастливчикам) убежище в посольстве Швеции. Оттуда Эйте бежал в США. С 1948 по 1954 годы музыкант служил концертмейстером в оркестре Метрополитен-оперы. Там его встретил Фриц Райнер и предложил переехать в Чикаго. Он служил в ЧСО с 1954 по 2003 годы. Сначала - ассистентом концертмейстера, потом – вторым концертмейстером, потом - с 1967 по 1986 годы - концертмейстером и на протяжении многих лет первой скрипкой Чикагского симфонического струнного квартета (Chicago Symphony String Quartet). В 1986 году он ушел с должности концертмейстера, оставшись играть в ЧСО до выхода на пенсию в 2003 году. После смерти Эйте в 2013 году некоторые документы семья передала в музей Холокоста в Скоки (в этом пригороде Чикаго расположен крупнейший на Среднем Западе музей Холокоста - The Illinois Holocaust Museum and Education Center), скрипки были проданы, а архив музыканта, касающийся Струнного квартета, довоенный альбом на венгерском языке со всеми фотографиями, газетными вырезками, программками хранится в архиве ЧСО. Его жена сохранила великолепный альбом обо всех европейских турне оркестра.
В ЧСО играли выдающиеся музыканты-концертмейстеры: альтист Милтон Привс, виолончелист Фрэнк Миллер (он был в свое время концертмейстером оркестра NBC Тосканини), флейтист Дональд Пек, арфист Эдвард Друзински, гобоист Рэй Стилл (первый гобой оркестра на протяжении сорока лет: с 1953 по 1993 годы), фаготист Виллард Сомерс Эллиот.
Я живу в Чикаго с 2001 года. Я застал в ЧСО еще многих великих музыкантов, с некоторыми из них мне посчастливилось пообщаться и подружиться.
Сорок восемь лет в оркестре служил маэстро Сэмюэль Магад: шесть лет в группе вторых скрипок, шесть лет - ассистентом концертмейстера и тридцать четыре года - концертмейстером. В беседе со мной он рассказал о своих русских корнях: “Отец моей мамы родился в Екатеринославе, но сама мама родилась уже в Америке, в Огайо. А отец родом из Киева. Приехал в Америку в начале Первой мировой войны, в 1914 году. Он был скрипачом-любителем и хотел, чтобы я тоже полюбил этот инструмент. Так и случилось”. Дебют Магада на профессиональной сцене состоялся, когда мальчику было одиннадцать лет. В те дни оркестр часто устраивал специальные вечера для детей и юношества. На одном из таких вечеров в Симфоническом центере (Orchestra Hall) маленький Сэм исполнил Скрипичный концерт Мендельсона с ЧСО. Магад работал со многими великими дирижерами, в том числе - с Фрицем Райнером. Музыкант вспоминает: “Он был ужасным диктатором, тираном, но при этом великолепным дирижером. Обладал полным контролем над оркестром. Такого контроля я не видел больше ни у кого! Райнер был продуктом своего времени. Он мог сказать: “Ты, вторая скрипка в центре, проваливай. Ты уволен”. И все. Ты ничего не мог сделать... Райнер пригласил меня в оркестр. После прослушивания он сказал: “Я беру тебя, но мне не нравится твоя скрипка. Ты можешь купить новую?” У меня в то время была плохая скрипка – на хорошую денег не было. Я ответил: “Не сейчас. Немного попозже”. - “Хорошо. Я беру тебя с плохой скрипкой.” В конце нашей беседы Сэмюэль Магад сказал: “Оркестр делают музыканты. Если дирижер машет в воздухе палочкой, он не создает музыку – мы создаем музыку! Прекрасные кларнетисты, замечательные флейтисты, виолончелисты, гобоисты – вот кто создает музыку! И все эти талантливые музыканты оставались в оркестре все эти годы. Сейчас пожилые музыканты уходят на пенсию, старики умирают, в оркестре появляются новые лица... “.
Интервью с Магадом я публиковал в газете ”Реклама” в 2007 году.
После двадцати лет работы в легендарном Академическом симфоническом оркестре Ленинградской филармонии в ЧСО появился Альберт Игольников и прослужил в нем тридцать три года! В оркестр его пригласил Георг Шолти. В беседе со мной Игольников рассказал: Шолтиприехал на финал прослушивания. После моего выступления он пригласил меня в свой офис. Я не мог сказать ни одного слова по-английски, он – по-русски. Объединяющим языком в то время был немецкий, по которому я имел в консерватории чистую “тройку”, но хотя бы мог уловить нить разговора. Шолти сказал: “Альберт, я предлагаю вам контракт. К сожалению, я не могу пригласить вас на первые скрипки. Сейчас открыты вакансии только на вторые”. Я был счастлив. Если бы он позвал меня на тридцать вторые скрипки, я бы тоже пошел!” Альберт Игольников служил в ЧСО с 1979 по 2012 годы, много лет был ассистентом концертмейстера в секции вторых скрипок. Полная версия интервью с Игольниковым опубликована в газете “Реклама” весной этого года.
Я помню неподражаемый звук гобоя Евгения Изотова. Без преувеличения, выдающийся музыкант современности, он сам называет себя “американским музыкантом с русским сердцем“. Евгений закончил Школу Гнесиных по классу известнейшего русского гобоиста, “папы русского гобоя”, профессора Ивана Федоровича Пушечникова. В 1990 году стал лауреатом конкурса Всероссийских исполнителей игры на духовых инструментах в Ленинграде. С 1991 по 1995 годы учился на музыкальном отделении Бостонского университета, после окончания которого его пригласили в созданный Майклом Тилсоном Томасом оркестр “New World Symphony” в Майами. После двух месяцев в оркестре Изотов перешел в Симфонический оркестр Канзас-сити (1995-96 годы) на позицию первого гобоя. Первая встреча с Симфоническим оркестром Сан-Франциско состоялась у Изотова в 1996 году. В оркестр в тот год пришел все тот же Тилсон Томас, и Изотов был первым человеком, которого дирижер принял на работу. Там он работал шесть лет, с 1996 до 2002 года, в качестве ассистента концертмейстера. С 2002 по 2005 годы Изотов – концертмейстер группы гобоев оркестра Метрополитен-оперы. С 12 сентября 2006 года началась его регулярная работа в ЧСО в качестве концертмейстера секции гобоев. Его пригласил в оркестр Даниэль Баренбойм (последнее назначение, сделанное Баренбоймом перед уходом из оркестра). Евгений служил концертмейстером с 2006 до 2015 года, а с прошлого сезона занимает аналогичное место в Симфоническом оркестре Сан-Франциско и радует своей игрой жителей Калифорнии. Я несколько раз встречался с музыкантом и публиковал интервью в газете “Реклама”.
Я помню кларнетиста Лэрри Комбса (концертмейстер с 1978 до 2008 года), валторниста Дэйла Клевенджера (концертмейстер с 1966 до 2013 года), флейтиста Мэтью Дюфора (концертмейстер с 1999 до 2014 года, он выиграл прослушивание в Берлинском филармоническом оркестре и предпочел его ЧСО), фаготиста Дэвида Макгилла (после семнадцати лет работы концертмейстером в ЧСО он стал преподавать в Северо-Западном университете). Легендарные имена, музыканты-личности, они навсегда вошли в историю ЧСО. Изумительные звуки их инструментов живут в записях. ЧСО - лауреат шестидесяти двух премий ”Грэмми”: рекорд, который, пожалуй, превзойти невозможно, ибо количество наград постоянно увеличивается. Тридцать одну премию ”Грэмми” за записи, сделанные с оркестром, получил сэр Георг Шолти (музыкальный руководитель ЧСО с 1969 до 1991 года). У нынешнего музыкального руководителя Риккардо Мути - две премии ”Грэмми” 2010 года за запись ”Реквиема” Верди.
О тех, кто сегодня служит в ЧСО и будет представлять оркестр в будущем, - на следующей неделе.
Фотографии к статье:
Фото 1. Теодор Томас. Courtesy of the Rosenthal Archives of the CSO
Фото 2. Фредерик Сток. Courtesy of the Rosenthal Archives of the CSO
Фото 3. Адольф Херсет. Фото – Джим Стир
Фото 4. Гордон Питерс. Courtesy of the Rosenthal Archives of the CSO
Фото 5. Виктор Эйте. Фото – Джим Стир
Фото 6. Сэмюэль Магад. Фото – Сергей Элькин
Фото 7. Альберт Игольников. Фото – Тодд Розенберг
Фото 8. Евгений Изотов. Фото – Тодд Розенберг
Фото 9. Мэтью Дюфор. Фото – Тодд Розенберг
Фото 10. Дэвид Макгилл. Фото – Тодд Розенберг

Комментариев нет: