19 авг. 2007 г.

Знакомьтесь: новые имена!

Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали...
Из Афанасия Фета

Есть неповторимое очарование в домашних концертах – в этой особой, камерной форме музицирования, предполагающей тесный контакт исполнителя со зрителями. Именно с домашних концертов начался путь в бессмертие юного Вольфганга Амадея Моцарта. В домашних концертах принимали участие Шуберт, Брамс, Лист, домашние концерты регулярно проводились в доме Святослава Рихтера. Музыкантов притягивает в домашнем концерте отсутствие невидимой стены, отделяющей зрителя от сцены. В домашнем концерте ничего не скроешь, здесь слышна любая фальшь, любая небрежность, любые технические недоработки. А если все получается так, как задумано, когда приходит тот самый момент вдохновения, ради которого и стоит играть, - тогда наступает подлинный праздник Музыки. В такие вечера домашний концерт превращается в событие, а зрители становятся не просто его свидетелями, но и участниками. Один из таких концертов-событий состоялся недавно в уютном доме Марины Косой и Михаила Сычева. Играли сестры-близнецы Ирина и Наталья Коганы. Программа была составлена таким образом, чтобы молодые пианистки продемонстрировали различные грани своего таланта. Музыкальное путешествие во времени, предложенное сестрами, - от Чаконы Баха до Русского танца Стравинского через Сонату Моцарта си-бемоль мажор в четыре руки, Фантазии Брамса, Фантазию фа-минор Шуберта в четыре руки и Сонату ля-минор Прокофьева - получилось увлекательным, на редкость живым и вместе с тем очень серьезным. В игре сестер я услышал лиризм и техническое мастерство, точную фразировку и внимательное отношение к деталям, меня поразила философская глубина исполнения произведений. Особенно это касается Чаконы Баха и прокофьевской Сонаты в игре Натальи Коган. Запомнилось также нежное дыхание Фантазий последнего романтика Иоганнеса Брамса, которые выразительно исполнила Ирина Коган. В составе дуэта талантливые пианистки ярко и образно сыграли Моцарта, Шуберта и Стравинского. Перед нами были пианисты-личности, думающие и анализирующие музыканты. Концерт закончился сыгранной “на бис” увертюрой Россини к опере “Севильский цирюльник”. Слушая прекрасную фортепианную музыку, почему-то вспомнились строчки, написанные совсем по другому поводу, но оказавшиеся уместными в тот вечер: “Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали...”.
Ирина и Наталья Коган родились и провели детство в славном городе Севастополе. Их бабушка прекрасно играет на фортепиано, папа гордится огромной коллекцией грампластинок, мама очень любит слушать музыку. Так что наших героинь музыка окружает с детства. Отправить Иру и Наташу в музыкальную школу было совместным решением родителей, бабушки и тети. Музыкальная жизнь сестер началась в Первой городской музыкальной школе Севастополя. Первые годы занятия проходили так. С девочками в школу ездила мама. Она записывала замечания педагогов и передавала свои записи папе, который принимал “эстафетную палочку” дома и готовил детей к следующему уроку. В общем, к учебе сестер были причастны все! Особого желания заниматься у них не было. Все шло из-под палки. Ира с Наташей всегда любили музыку, но лень-матушка часто оказывалась сильнее. Когда сестрам исполнилось десять лет, они переехали в Москву и прожили в столице два с половиной года. Занятия музыкой продолжились в музыкальной школе в Ясенево с талантливым педагогом Владимиром Николаевичем Корольковым. А потом семья переехала в Чикаго. Сестры-кочевницы отправились в Америку с собакой и двумя кошками. Из этого севастопольского трио сегодня с ними живет кошка Шура. Красивая, разноцветная и умная. Ей десять лет, она слушает музыку и является главной свидетельницей всех фортепианных успехов сестер. Бывает, придет в комнату, устроится поудобнее и, сладко посапывая, спит под Баха с Бетховеным...
После концерта я встретился с девушками, и они любезно согласились ответить на мои вопросы. Знакомьтесь, уважаемые читатели: Ирина и Наталья Коган.

- Когда вы почувствовали, что ваши занятия музыкой – это всерьез и надолго?
- Это случилось уже в Америке. Через три месяца после приезда в Чикаго нам исполнилось тринадцать лет. Огромным счастьем стала для нас встреча с прекрасным пианистом и педагогом Татьяной Степановой. Мы начали брать у нее частные уроки. Благодаря ей мы стали лучше понимать музыку. Всеми своими успехами мы обязаны именно ей.
- Вы – послушные ученицы?
- Мы доверяем ей. Она – настоящий профессионал своего дела. Наши взгляды на музыку в большинстве случаев совпадают.
- После школы ваши дороги разошлись. Как получилось, что вы оказались в разных университетах?
- (Ирина.) Нас всегда привлекал Чикагский университет, и мы очень хотели в нем учиться. Я уже думала, как буду жить с Наташей в одной комнате. Единственная консерватория, куда я подала документы, была Школа музыки Северо-Западного университета. Каково же было мое удивление, когда меня туда приняли. Решение учиться музыке было во многом спонтанным. Я не собиралась заниматься музыкой профессионально, но когда меня приняли, во мне проснулась страсть к исполнительству. Может быть, потому, что в школе (Ирина и Наташа учились в Main East High School в пригороде Чикаго Парк Ридж. – Прим. автора) у меня был богатый опыт игры со струнным квартетом при “Midway Young Artists”. Мы там очень серьезно занимались музыкой, участвовали в конкурсе, прошли в полуфинал. В общем, так получилось, что сейчас я занимаюсь на двух факультетах Северо-Западного университета – в Школе музыки и Школе сравнительного литературоведения. В университете я занимаюсь фортепиано с Сильвией Вонг. Но при этом я отдаю себе отчет, что Татьяна Степанова для меня – главный педагог. Играя в дуэте с Наташей, я продолжаю работать с Татьяной.
- (Наташа.) Я играла в составе духового секстета и трио при “Midway Young Artists”, но после школы поступила в Чикагский университет. В этом университете есть факультет музыковедения, но нет факультета исполнительского мастерства. Такой Школы музыки, как в Северо-Западном университете, там нет. Занимаясь в Чикагском университете, я участвовала в прослушивании, по итогам которого в этом году получила специальную стипендию, предназначенную для оплаты частных уроков. Так что я продолжаю заниматься с Татьяной Степановой.
- Вы участвуете в конкурсах?
- (Ирина.) Вообще, мы не очень любим конкурсы. Конкурсы давно превратились в конвейер. Исчезает индивидуальность. Такое впечатление, что одни и те же произведения играют одни и те же люди. Главное – сыграть быстро и сильно.

Несмотря на нелюбовь к конкурсам, молодые пианистки уже могут похвастаться впечатляющими результатами. Наталья победила в университетском конкурсе концертов. Она исполнила Концерт М.Равеля соль-мажор для фортепиано с оркестром. Учась в одиннадцатом классе, она прошла в финал (таких было только шесть человек!) студенческого конкурса, организованного при Чикагском симфоническом оркестре. Наталья играла третью часть Второго фортепианного концерта П.И.Чайковского. В этом году Наталья прошла в финал XXVII конкурса молодых исполнителей, организованного при Симфоническом оркестре Скоки. В составе фортепианного квинтета Ирина участвовала в представительном американском конкурсе исполнителей камерной музыки “Fischoff” и дошла до полуфинала. Дуэт Ирины и Натальи Коган был одним из пяти победителей конкурса “North Shore Musicians Club”. В финале пианистки замечательно исполнили фа-минорную Фантазию Шуберта - ту самую, которую они играли на домашнем концерте.

- Когда вы разучиваете то или иное произведение, слушаете ли вы, как оно исполнялось великими пианистами прошлого?
- (Ирина.) Когда начинаешь работу над новым произведением, иногда полезно послушать, как оно должно звучать. А потом начинаешь работать самостоятельно и возвращаешься к признанным музыкантам, чтобы сравнить их трактовку с собственным исполнением. Надо не списывать уже готовые рецепты у других, а находить какие-то свои решения. Самое важное – найти свою индивидуальность.
- У вас есть пианист, исполнению которого вы доверяете?
- (Ирина.) Рихтер. Мы ему доверяем безгранично. Он просто гений. Все, что он играл, стало эталоном фортепианного искусства.
- (Наташа.) Мне очень нравится Бах в исполнении Глена Гульда.
- (Ирина.) Я бы еще назвала Марту Аргерих – мне очень нравится ее манера исполнения, Даниэля Баренбойма, Ричарда Гуда, Андреаса Шифа.
- Кто лидер в вашем дуэте?
- В нашем дуэте мы равноправны. Мы обе – лидеры.
- Вы похожи друг на друга по характеру?
- Нет, характеры у нас разные. Может быть, поэтому нам интересно и не скучно друг с другом. Сестра – она же лучшая подружка.
- Кто ваш любимый композитор?
- (Ирина.) Мне очень нравится Брамс. Я обожаю его симфонии, фортепианную музыку, Квинтет для кларнета и струнных, танцы...
- (Наташа.) А я больше всего люблю музыку барокко. Если бы пришлось выбирать только одного композитора, я бы, наверно, выбрала Баха.
- Нынче у молодежи в моде другие жанры – хип-хоп, рэп. Не выглядит ли старомодным ваше увлечение классической музыкой? Все на дискотеку, а вы – Брамс, Бах...
- (Смеются.) Наоборот. Сегодня столько молодых людей занимаются классической музыкой, что классика утрачивает былой авторитет. Сегодня у молодежи нет “священного трепета” перед классикой. Классика превратилась в одну из форм музыкальной культуры. Люди, занимающиеся классической музыкой, по общему уровню развития ничем не отличаются от своих сверстников, не умеющих играть. Игра на фортепиано не делает людей выше, духовнее, возвышеннее, как это было раньше. Человек может хорошо играть на фортепиано, у него может быть прекрасная техника, но при этом ему нечего сказать, и его скучно слушать. Сейчас классической музыкой занимаются все кому не лень. И у всех получается. Получается хорошо и... одинаково. Такое впечатление, что пианистов штампуют на конвейере. Для музыканта важно быть начитанным, а молодое поколение не читает. Телевизор и компьютер заменили молодежи книги. Конечно, хорошо получать удовольствие от жизни и пользоваться комфортом, но при этом нельзя на этом зацикливаться. Нам нравится рок-музыка, мы обожаем “Битлс”, мы любим слушать джаз, блюз. Нам нравится серьезный подход к творчеству и раздражает соединение классики с шоу-бизнесом. Классика требует более интимного подхода.
- Часто выступаете с концертами?
- Очень часто. Иногда хочется над чем-то более глубоко поработать, а уже надо выступать. У нас есть импресарио, который предлагает нам график концертов.
- Когда вы разучиваете произведение, вас интересует личность композитора, его жизнь, его биография?
- (Ирина.) Я не люблю залезать в частную жизнь композитора. Это меня мало привлекает. Я бы не хотела читать, например, его частные письма. Когда влезаешь в частную жизнь человека, создается ощущение, что ты его знаешь, хотя на самом деле это не так. Гораздо интереснее знать исторический фон, время, в котором жил и творил композитор.
- Но ведь невозможно понять музыку вашего любимого Брамса вне его взаимоотношений с Кларой и Шуманом.
- (Ирина.) Я не люблю далеко залезать в эти детали. Я знаю, что была такая Клара Шуман, но дальше идти не хотела бы – на этом можно остановиться. Я не хотела бы читать их переписку. Они, как люди, и они, как композиторы, – это разные вещи, хотя, конечно, частная жизнь влияет на творчество.
- (Наташа.) Через музыку можно по-настоящему почувствовать, что хотел сказать композитор. Для этого не надо даже знать о его частной жизни. В музыке можно выразить все!
- Вы любите живопись?
- Очень! – хором ответили девушки.
- (Наташа.) Для меня живопись связана с музыкой. Когда я слышу какое-то произведение, у меня сразу возникают зрительные образы. Композиторов я сравниваю с художниками. В этом смысле мне хочется знать эпоху, в которую творил художник. Мне очень нравится музыка Ренессанса, музыка Средних веков, мне хочется знать историю, атмосферу того времени. Вот это гораздо важнее, чем личная жизнь Творца. Я люблю философию и литературу.
- Кто ваши любимые писатели?
- (Ирина.) Из русских писателей – Достоевский, из американских – Генри Джеймс, Фолкнер, Джеймс Джойс, Томас Харди.
- У вас замечательный русский язык. Дети, приехавшие в Америку в вашем возрасте, “благополучно” забывают язык или приобретают чудовищный акцент...
- За это надо сказать спасибо нашим родителям, родным и близким, Татьяне Степановой, с которой мы всегда говорим по-русски, а также книгам - мы никогда не прекращали читать по-русски.
- У вас есть любимые места на чикагщине?
- Нам очень нравится Эванстон, зона Северо-Западного университета. Мы любим гулять там по набережной. Еще одно красивое место – Гайд-парк, зона Чикагского университета. Там себя лучше чувствуешь, чем в северных пригородах. Там есть жизнь.
- А свой родной город помните?
- Конечно. Мы помним нашу первую квартиру, море, набережную, центр города. Севастополь - очень красивый южный город. Набережная Эванстона нам чем-то напоминает Севастополь.
- Вы учитесь на четвертом курсе. Какие у вас планы на будущее? Что дальше?
- Будем продолжать учиться и серьезно заниматься музыкой.
- О чем вы мечтаете?
- О путешествиях. Поехать бы куда-нибудь далеко-далеко, в Италию или во Францию и пожить там, прочувствовать эти страны.
- “По прихоти своей скитаясь здесь и там...”
- Да, пожить бы там без суеты, без спешки...
- Ну что ж, я желаю вам приятных путешествий и радости творчества!
Вот таким получился портрет будущих звезд фортепианного искусства XXI века Ирины и Натальи Коган – девушек ярких, начитанных, остроумных и серьезных во всем, что касается творчества. Ирина и Наталья Коганы - запомните эти имена!

Наша справка. Ближайшее выступление сестер Ирины и Натальи Коган состоится 22 сентября в 7.00 pm в помещении “The Seasons” (retirement community) по адресу: 4501 Concord Lane, Northbrook, IL 60062

Комментариев нет: