12 янв. 2017 г.

Ольга Лерман: “Жить и радоваться жизни!” Разговор с актрисой

Компания Stage Russia HD (продюсер – Эдди Аронофф) продолжает кинопоказы лучших спектаклей театров Москвы на экранах Америки. 28 января в Эванстоне (пригород Чикаго) состоится кинопоказ спектакля Московского театра имени Вахтангова “Анна Каренина”. Главную роль в спектакле исполняет Ольга Лерман. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту актриса рассказывает о работе с режиссерами, о любимом театре и о том, как из мира балета она попала на драматическую сцену.
Краткая биографическая справка. Ольга Лерман – российская актриса театра и кино. Лауреат театральных премий “Золотой лист”, “Хрустальная Турандот”, “МК”. В 2011 году окончила Театральное училище имени Б.Щукина (курс Ю.Нифонтова). В том же году принята в труппу Театра имени Вахтангова. Играет в спектаклях: “Анна Каренина”, “Бег”, “Берег женщин”, “Евгений Онегин”, “Отелло”, “Пристань”, “Ревнивая к себе самой”.
  • С января по экранам Америки, Канады, странах Европы пойдет “гулять” ваша Анна Каренина. Когда вы обговаривали концепцию спектакля с режиссером Анжеликой Холиной, вы уже знали, что он будет без слов, или на начальном этапе шла речь о некоем симбиозе музыки и слова?
  • Анжелика Холина поставила в театре Вахтангова “Берег женщин” – первый спектакль без слов. Я прекрасно понимала, что нас ожидает подобная стилистика: пластический спектакль для драматических актеров. Я не уверена, что тогда была готова к обсуждению концепции. Это была моя первая главная роль в театре. Я слушала, запоминала, работала над ролью.
  • Вы сразу получили роль Анны?
  • Репетировала я одна. Холина не сказала, что я буду играть. Она сказала, что “меня попробует”. Постепенно пробы переросли в полноценные репетиции...
  • Как вас заметила Анжелика?
  • Этот вопрос лучше задать Анжелике. Мне трудно сказать. Может быть, сказалось мое балетное прошлое...

“Все, что случайно, то прекрасно”

  • Здесь по всем законам драматургии мы должны вернуться на энное количество лет назад и рассказать о вашем прошлом. Я читал, что вы из актерской семьи...
  • Да, папа работал в Бакинском театре русской драмы, мама и мой второй отец продолжают там работать... Я случайно родилась в России. Моя бабушка жила в Ставропольском крае. Мама гостила у нее во время беременности и не успела вернуться в Баку, потому что я торопилась жить. Потом был период, когда меня отправляли к бабушке на пару лет, поэтому первый и второй классы я проучилась в России. А так до шестнадцати лет жила в Азербайджане, в Баку.  
  • Ваши родные - из мира драматического театра. Как у вас появился интерес к балету?
  • В театре, где работали родители, в каком-то из спектаклей танцевала балерина. Когда я ее увидела, мне так понравилось, что я попросила родителей попробовать. Мама меня поддержала, отчим тоже. Я поступила в Бакинское хореографическое училище. С удовольствием училась... До восьмого класса.
  • А потом разлюбили балет?
  • Прислушалась к себе и поняла, что этого не хочу. Это было не мое... Я хотела убежать из училища, но мама сказала: “Надо заканчивать”. В шестнадцать лет я переехала в Россию. Хотела быть поближе к бабушке, а самое близкое Хореографическое училище было в Краснодаре. Последние два года я училась там на народном отделении. Мама поддерживала все мои сумасшедшие поступки, кивками головы говоря: “Ну давай, давай попробуем”...  
  • Могли ли вы тогда предположить, что ваши балетные навыки вам пригодятся в драматическом театре?!
  • Конечно, нет. В 2007 году я закончила училище, поступила в театральный вуз, думала, что с балетом - все. Но оказалось, что первый год я почти не говорила в театре - только танцевала. Все получилось случайно, а все, что случайно, то прекрасно.
  • Поступление - отдельная тема. Вы приехали поступать конкретно в Школу-студию МХТ?
  • У меня там училась подруга. Она мне много рассказывала об учебе, я слушала, мне нравилось. Она мне советовала показываться везде, но, конечно, я хотела в Школу МХТ. Я поступала на курс Романа Козака и Дмитрия Брусникина. Тогда еще был жив Козак.
  • На чем вы сорвались?
  • Я “слетела” на конкурсе. Подробности не помню. Что-то было смешное, связанное с танцами. Меня попросили станцевать, а я же была уверена, что умею. Это же понятно. Как-то там неудачно развела руками... Впечатлила комиссию своим танцем. Они, наверно, подумали, что я какая-то неумеха... В общем, не поступила.
  • Щуки в планах еще не было?
  • Нет, я готовилась уезжать из Москвы. Почти собрала чемоданы... в голове. Подруга уговорила, что срочно надо идти в Щуку. Я ее послушала и не жалею.
“Моя мечта – играть роли шутов, арлекинов...”
  • Что вы сегодня вспоминаете о годах вашей учебы?
  • Мне было интересно, но, наверное, в силу какой-то юной глупости я многое упускала. Сейчас я это понимаю. Я училась на курсе Юрия Борисовича Нифонтова. У нас были прекрасные педагоги: Ирина Анатольевна Пахомова - по актерскому мастерству, Юрий Михайлович Авшаров, Александр Константинович Граве (мы их немного застали), Вячеслав Иванов, по сценической речи - Елена Ласкавая и Маргарита Радциг. Молодые, энергичные... Наверно, переломным моментом для меня была встреча с Александром Анатольевичем Коручековым. Он мне говорил какие-то вещи, которые в меня на последнем курсе “попали”... Большое счастье для актера - встретить на своем пути замечательных педагогов.
  • А потом вы пришли в театр и начали с “чистого листа”?
  • Конечно, театр – это новая школа. Актер должен на каждую репетицию приходить, как с “чистого листа”. Иначе не получится. Иначе прошлый жизненный и профессиональный багаж потопит все. Молодой актер после института должен, как губка, все впитывать... Еще многое зависит от театра. Мне в этом смысле повезло. Я пока училась, уже работала в театре Сатиры, играла Малыша в легендарном спектакле “Малыш и Карлсон, который живет на крыше”. У меня была практика работы в репертуарном театре. Молодой артист, попадающий в эту систему, должен постараться не утонуть и иметь возможность свободно плавать.

  • Как вас нашли в театре Сатиры?
  • Актриса Света Малюкова забеременела, нужен был новый Малыш. А наш руководитель курса Юрий Нифонтов работает в театре Сатиры. Его попросили порекомендовать студентов. Я периодически пробовала играть мальчиков на “наблюдениях”, в этюдах, вот он и предложил меня. Это был хороший профессиональный опыт для меня. Мне нравилось, что я совмещаю институт и театр и узнаю свою профессию с новой, “практической” стороны.
  • Малыш – травестийная роль. Вы себя хорошо чувствовали в этом амплуа?
  • Я вообще себя чувствую комфортно в таких ролях. Моя мечта – играть роли шутов, арлекинов... Мне это очень нравится. В сериале “Красавчик” у меня была тоже травестийная роль. Это был мой дебют в кино. Я была уверена, что это – мое амплуа, эти роли. А в театре Вахтангова я стала играть другие роли, и мне это тоже очень-очень нравится.
  • Малыш с одной стороны, и Анна, Татьяна, Дездемона – с другой. Роли с двух разных планет!
  • Ну да, и тем не менее... Детские спектакли – прекрасный опыт. Перед детьми играть нелегко. Дети – самый настоящий зритель. Их нельзя обмануть, они чувствуют малейшую фальшь. Если попытаться где-то передохнуть, дети отключатся, и - все, доверие потеряно.
  • Учась в Щукинском училище, вы играли на сцене театра Сатиры. Вахтанговского театра в планах еще не было. Если бы вам предложили остаться в театре Сатиры, остались бы?
  • Не знаю, что было бы. Я никогда так не думаю. Я воспринимаю то, что со мной происходит здесь и сейчас, получаю от этого опыт и удовольствие. А что было бы? Было бы что-нибудь другое. Другая жизнь.
  • Правда ли, что вы попали в Вахтанговский театр благодаря Галине Львовне Коноваловой?

  • Александр Анатольевич Коручеков поставил на нашем курсе спектакль “Незаученная комедия” на тему commedia dell'arte. Мы сами придумывали пьесу на основе классической канвы комедии масок. Я играла две роли: Арлекина и Яростную Влюбленную (есть такой термин в commedia dell'arte). К нам приходили актеры, режиссеры... Однажды пришла Галина Львовна Коновалова. Осталась после спектакля, долго разговаривала с нами, мы все трепетали. Потом мне позвонили из театра и сказали, что Галина Львовна хочет со мной поговорить. Она спросила, не хочу ли я показаться в театре Вахтангова. Я, если честно, никогда об этом не думала. То, что я видела в театре Вахтангова на тот момент, не произвело на меня особого впечатления. Не могу сказать, что была в восторге и мечтала попасть туда.
  • А от каких спектаклей вы были в восторге?
  • Я тогда “болела” театрами Сергея Женовача, Юрия Погребничко, “Сатириконом”. Мне очень нравились спектакли в этих театрах, и до сих пор я хожу к ним, вдохновляюсь. В отношении театра Вахтангова я не проявляла инициативу. Галина Львовна мне еще раз позвонила, сказала, что надо показаться, устроила показ. Показывались еще ребята, в том числе – с моего курса. Показались мы плохо. Нервничали, плохо играли. Театр Вахтангова, эти стены... - все давило на нас. Мы все ужасно сделали, а в итоге я оказалась в театре.
  • Этот ужасный, по вашим словам, показ был при Туминасе?
  • Да, он смотрел всех.
  • И потом позвал вас?
  • Не сразу. Мне позвонили из театра и попросили придти. “Римас Владимирович хочет с вами поговорить.” Туминас сказал: “Я хочу вас взять в театр. Пока не знаю, какие роли вам предложить. Выбор за вами. Подумайте”. Я обещала подумать. Тут же позвонила Галина Львовна и сказала, что думать нечего, надо соглашаться.
  • То есть вы пришли в театр не на конкретную роль, а просто в театр. Туминас ничего конкретного вам не предложил...
  • Ничего не предложил, ничего не обещал. Мы с ним хорошо поговорили, были честны друг с другом. Я рассказала про себя, попросила его, если буду долго сидеть без ролей, позволить мне двинуться в другую сторону. Он сказал: “Да, конечно. Это ваш выбор”. Я первые полгода в театре ничего не делала. Первыми работами были роли в спектаклях “Пристань” и “Берег женщин”. Я до сих пор работаю в “Пристани”. Прекрасно, что, имея такие роли, как Анна Каренина, Татьяна и Дездемона, я по-прежнему могу переставлять стул в “Пристани”.
  • Судя по этим словам, звездной болезнью вы еще не заразились.
  • Надеюсь, этого со мной никогда не произойдет. Если это случится, я дам “деру”.
  • Но все-таки взлет ваш фантастический: из “кордебалета” в “Пристани” (будем говорить балетным языком) – к Анне Карениной!
  • Это заслуга режиссера Анжелики Холиной. Она мне помогала, оберегала меня. Она очень много мне дала за время наших репетиций.

“Мы скорее играем, чем танцуем”

  • Как вы работали с режиссером? Анжелика показывала вам движения или объясняла на словах, как делать, а вы импровизировали?
  • По-разному. Она и показывала, и говорила: “Попробуй здесь вот так”, и я делала как-то по-своему. Что-то ей нравилось, что-то – нет. Запомнился такой момент. После того, как Вронский уходит в оперный театр (во втором акте), в спектакле идет сцена с музыкой. К тому времени мы прошли большой этап, поставили первый акт. Анжелика мне говорит: “Придумай что-нибудь. Покажи, как здесь может быть”. Я придумала и показала... Мы работали вместе. Она хотела понять, что я чувствую в образе Анны Карениной. Это очень здорово. Когда артисту дают возможность придумывать и фантазировать, открываются его новые уровни... Я маленького роста. Рядом все очень высокие: и Вронский, и Каренин, даже Китти выше меня. В какой-то момент я стала на полупальцы. Анжелика спросила, смогу ли я простоять на полупальцах весь спектакль. Я попробовала, и у меня получилось. Так и пошло: Каренина на полупальцах... Этот спектакль уже ставился в Литве, только с балетными артистами. Тот же хореограф – Анжелика Холина, тот же сценограф – Мариус Яцовскис. Конечно, мы многое поменяли. Даже я со всеми профессиональными навыками не смогу в полном объеме сделать так, как делают балетные артисты.
  • Холина говорила, что не ставила перед собой задачу охватить весь роман. В спектакле восемь сцен - восемь фрагментов из романа. Зрители поймут, о чем идет речь, или требуются пояснения?
  • Мы спектакль играли на Кубе, и все все поняли. Я думаю, в Америке наверняка поймут. Какие-то родственные связи могут быть непонятны для тех, кто не читал роман. Например, что Стива – брат Анны, а Долли – ее невестка. Но само действие понятно без дополнительных пояснений.
  • Можно ли сравнить спектакли Холиной с балетными композициями Пины Бауш и Бориса Эйфмана?
  • Я думаю, что Бауш и Эйфман – это все-таки балет. Авангардный, современный, не классический, но балет. Тому, что делает Анжелика Холина в театре Вахтангова, можно дать определение “Танцевальный спектакль с драматическими артистами”. Это немного другой жанр, популярный сегодня в Москве. В театре Пушкина играют спектакли без слов “Жанна Д’Арк”, “Дама с камелиями”, “Материнское поле”, в театре на Малой Бронной тоже идут танцевальные спектакли. Меня номинировали на “Золотую маску” в категории “Современный танец” и вписали в один ряд с Дианой Вишневой и другими балеринами. Мне было так стыдно.

  • Вам-то за что? Это устроители премии не знали, в какую категорию вас поместить...
  • Мне казалось, что это просто ужас какой-то: в одной номинации стоят имена балерины Вишневой и актрисы Лерман. Это все сродни тому, что, как сейчас модно, в кино снимаются не артисты, а спортсмены или модели, а артисты идут на телевидение кататься на коньках или участвовать в каких-то танцевальных передачах! Все это далеко от того, чем действительно должны заниматься все эти люди! Я, безусловно, считаю, что надо быть разносторонне развитым человеком, но нужно потратить много сил и времени, чтобы это вышло на профессиональный уровень.
  • Как вам кажется, музыка Шнитке в полной мере отражает переживания Анны и других героев романа? Она адекватна роману Толстого?
  • Сейчас я даже не представляю, как может быть по-другому. Возможно, это не музыка Толстого, но музыка Анны Карениной, ее души, ее внутренней трагедии. У нас звучит не только Шнитке, но и Малер, и Чайковский (ария Татьяны из “Евгения Онегина”). Я думаю, музыка в нашем спектакле очень органична. Она на своем месте.
  • Готовясь к роли, вы пересматривали фильмы, спектакли с вашими предшественницами?
  • Я делала все: перечитала роман, еще несколько произведений Толстого и о Толстом, пересмотрела все фильмы, балеты, в том числе балет с Плисецкой и – вживую – балет Эйфмана. Разве что не слушала опер, потому что их нет.
  • Спектаклю “Анна Каренина” больше четырех лет. Он меняется со временем?
  • Анжелика приезжала, корректировала отдельные сцены, но мы сами ничего не меняем, нет. Рисунок спектакля остается неизменным. Меняются люди. За это время ввелись новые актеры, а с новыми партнерами всегда получается немного по-новому.
  • О партнерах. Каренин - Евгений Князев. Не могу представить Евгения Владимировича танцующим...
  • Он не танцует – он играет. Мы все тоже стараемся не танцевать. Все-таки мы – драматические артисты. Мы скорее играем, чем танцуем. Мы как будто обманываем зрителя... Анжелика интересно построила его роль. Он местами очень статичен, и Евгению Владимировичу это очень подходит. Он такой большой, горячий, а она его попросила быть холодным и статичным. Он тоже себя искал в этой роли.
  • Для него было сюрпризом приглашение в спектакль?
  • Он не ожидал. Чтобы его заманить к нам, мы ему показали сцену, которой заканчивается первый акт. Анжелика играла Каренина, я – Анну. Ему понравилось. Он потом говорил в интервью, что услышал в этой сцене внутри себя какие-то слова из Толстого. Ему захотелось поучаствовать в нашей игре... Вронский - Дмитрий Соломыкин. Первая проба была с ним. Так мы и остались до конца вместе и выпустили этот спектакль. Дима отлучался на пару месяцев по состоянию здоровья. Нас здорово выручил артист Дмитрий Ендальцев. Спектакль продолжал жить... Артисты уходят, приходят новые, и все продолжается опять. Как в жизни! Сейчас Дима Соломыкин вернулся, и в кино покажут вариант с ним.

  • “Анна Каренина” в кино – это хорошая идея? Насколько спектакль будет смотреться в кино?
  • Смотря как будет снято. Это уже не зависит от постановки и актеров. Я не имею возможности быть в Лондоне, зато много смотрю английские спектакли в кино. Они все прекрасно сняты. Надеюсь, и наш будет смотреться хорошо. Вообще, кинопоказы – это здорово. Всегда интересно наблюдать за актерами, видеть новые постановки, узнавать, в каком направлении движется мировой театр. Думаю, американским зрителям будет интересно.
  • Премьера “Анны Карениной” состоялась в апреле 2012 года. Успех, признание критиков, “Хрустальная Турандот”... Вы сами ожидали такого успеха?
  • Нет, для меня это было неожиданностью.

“Дальше будет труднее”

  • “Наутро она проснулась знаменитой”. Эта фраза про вас?
  • Нет. После Карениной я проснулась с ощущением, что дальше будет труднее. Когда ты медленно идешь к чему-то, то набиваешь шишки, падаешь, устаешь, идешь дальше, а когда ты быстро взлетаешь, больно падать и вставать гораздо сложнее. Я, скорее, проснулась со страхом.
  • Оля, это правда, что Людмила Максакова подарила вам шкатулку, которая принадлежала Цецилии Мансуровой?
  • Да, после премьеры Людмила Васильевна рассказала, что когда она играла Анну Каренину, Цецилия Львовна подарила ей шкатулку, и она хочет передарить ее мне. Это было для меня очень волнительно. В шкатулке лежит монета с петровских времен. Я храню в ней серьги, в которых играю в спектакле.
  • Талисман?
  • Я, вообще, не очень верю в какие-то приметы. Не сажусь на текст роли, когда он падает... Я – человек, к вещам не привязывающийся. Но вот эта шкатулка всегда со мной во время спектакля. Мне было приятно, что Людмила Васильевна сделала мне такой символичный подарок.
  • Ваша вторая классическая героиня - Татьяна Ларина. Я видел “Онегина” - потрясающий, волшебный спектакль! В Америке показали вариант с Евгенией Крегжде. Мы с ней подробно говорили об этом спектакле. Она сказала, что спектакль с ней и с вами – два совершенно разных спектакля. Вы согласны с этим?
  • Да, конечно. Я репетировала Татьяну и выпускала спектакль. Женя появилась позже. Когда новый человек входит в структуру уже готового спектакля, спектакль меняется. Это абсолютно естественная вещь. Я согласна. У нас разные Татьяны.
  • Какие идеи вы принесли в спектакль? Эпизод с кроватью?
  • Это была идея Туминаса. Он придумал. Выбежал на сцену и стал таскать кровать, кричать, что влюблен... Не было такого разделения: “мое-его”... Мы работали вместе. “Евгений Онегин” оригинален. Все придумывалось здесь и сейчас. Конечно, мы что-то предлагали, что-то отсеивалось, что-то оставалось, что-то дорабатывалось, что-то он “причесывал”, если можно так сказать... Мы себя со стороны не видим. Мы предлагаем, но нас может нести бесконечно. Тут нужен Режиссер. Он тебя притормозит, либо, наоборот, растормошит. Безусловно, Туминаса в “Онегине” больше, чем всех остальных.
  • В списке ваших театральных работ одна выбивается из общего ряда - роль Оленьки в булгаковском “Беге” в постановке Юрия Бутусова. Как вам работалось с ним? Насколько я знаю, режиссерский стиль Бутусова во многом отличается от стиля Туминаса, а тем более - Холиной.
  • О Бутусове я могу говорить бесконечно. Я Юрия Николаевича очень люблю. Я его полюбила еще на первом курсе института. Я очень много времени проводила в “Сатириконе”, смотрела все спектакли. Самым ярким впечатлением был его “Макбет”. Он мне всю душу “излопатил”, я плакала несколько дней. Я давно мечтала поработать с Юрием Николаевичем. В какой-то момент он вдруг появился у нас в театре. Мы познакомились. Он пригласил меня на репетицию, и мы начали работать. У Юрия Николаевича почти никогда (никогда не говори “никогда”) не бывает распределения ролей. У него такой метод: все пробуют все. Все делают этюды, разбирают сцены, показывают. Он запоминает, что-то убирает, вдруг перед самым выпуском вспоминает, просит повторить. Потом из всех кусочков собирается общая история. У нас были тяжелые репетиции. Все себя познали от ушей до пят. Все кишки свои выворачивали, боль свою осознавали, себя понимали по-новому. Он сколотил из нашего состава такую большую команду... Оленька – это Смерть. Она проходит через весь спектакль. Имя героини он выбрал сам. Оленька есть у Булгакова, но то, что моего персонажа будут звать Оленька, я узнала за пару дней до премьеры. Я играю много ролей в этом спектакле. И Барабанчикову, и Обезьянку, и Вдову (последних двух персонажей нет в пьесе)... Юрий Николаевич – отдельная планета. Талантливейший режиссер, очень интересный, тонкий, чувствительный Человечище. Две планеты – Туминас и Бутусов. Очень разные, но оба прекрасные. Я благодарю судьбу, что у меня такие интересные встречи в жизни.
  • Римас Владимирович у вас не жадный, дает возможность ставить другим...
  • Это очень мудро, что главный режиссер приглашает в театр своих коллег – режиссеров с разными группами крови. Он прекрасен, талантлив, самобытен, но театр должен дышать не только одним воздухом. Можно задохнуться! Римас Владимирович дает возможность поработать в театре молодым. Он выпустил свой режиссерский курс и приглашает в театр учеников. Надеюсь, что Туминас всегда будет продолжать смотреть по сторонам и не уставать видеть новых людей и давать им возможность проявлять себя! Наш театр живет очень активной жизнью, и я вместе с ним.
  • Осенью исполнилось пять лет, как вы работаете в театре. Первая вахтанговская пятилетка позади! Вы счастливы?
  • Я думаю, что если ты хочешь быть счастливым, ты им будешь. Мне так кажется.
  • Что дальше, Оля? Какие планы на будущее?
  • Жить и радоваться жизни!
  • Театр дает такую возможность? За пять лет еще не устали от него?
  • Я устала от системы. Любая система разрушает искусство. А от театра - нет.
Вот такая она – активная, молодая, энергичная, талантливая Ольга Лерман. Я желаю актрисе удачи и новых ярких ролей!
Nota bene! В “большом” Чикаго спектакль “Анна Каренина” демонстрируется 28 января в 2 часа дня в помещении Josephine Louis Theater поадресу20 Arts Circle Drive on the Evanston Campus of Northwestern University, Evanston, IL 60208 (located on the southeast part of the Evanston campus just off Sheridan Road and Campus Drive, the Louis Theater faces the parking structures). Справки - по телефону 847-491-7282. Заказ билетов – на сайте https://web.ovationtix.com/trs/pe.c/10125777. Все новости о проекте “Stage Russia HD - на сайте http://www.stagerussia.com/.
Фотографии к статье:
Фото 1-2. Ольга Лерман. Фото - Василиса Суханова
Фото 3. Ольга Лерман. Фото - Юлия Силкова-Шлейфер
Фото 4. Ольга Лерман. Фото - Александра Торгушникова
Фото 5. Ольга Лерман – Арлекин в спектакле “Незаученная комедия” (Театральное училище имени Щукина, 2011 год)
Фото 6. Ольга Лерман – Анна Каренина (“Анна Каренина”, театр Вахтангова)
Фото 7. Ольга Лерман – Анна Каренина, Дмитрий Ендальцев – Вронский (“Анна Каренина”, театр Вахтангова)
Фото 8. Ольга Лерман – Татьяна, Алексей Гуськов – Онегин (“Евгений Онегин”, театр Вахтангова)
Фото 9. Ольга Лерман – Дездемона (“Отелло”, театр Вахтангова)
Фото 10. Ольга Лерман – Оленька (“Бег”, театр Вахтангова)
Фото 11. С Анжеликой Холиной перед спектаклем “Берег женщин”
Фото 12. С Римасом Туминасом на гастролях в Израиле

Комментариев нет: